Мертвец просидел на крыльце сутки

Целые сутки «просидел» на крыльце мертвый мужчина в селе Волынщина Кузоватовского района.

В селе Волынщина убили 33-летнего Ивана Треничева. Его труп с проломленной головой почти сутки просидел на крыльце родственника – Евгения Лисова.

- Кого путного убьют, ни слова, – возмущалась одна их сельчанок в ответ на расспросы репортеров. – А тут, – гляди-ка! – сенсацию сделали.

- Говорят, у них там целый кильдим был, – с оглядкой рассказывала одна из пенсионерок. – Гулянку устроили, не знай, кто кого убил…

– Ни на каком крыльце он не сидел, – делилась сведениями третья НАШа собеседница. – Ему голову кто-то перебинтовал, кровь просочилась, он и ходил по селу, как в кровавой шапочке.

В следственном комитете узнали об убийстве 5 апреля, около девяти часов вечера. Следователь Александр Чердаков рассказал, что покойного действительно обнаружили на крыльце. И голова у него была разбита и окровавлена.

По первоначальной версии следствия, возможно, имела место необходимая самооборона. Якобы, Иван Треничев вел себя неадекватно и требовал выпивки. 51-летний Евгений Лисов пытался его выгнать из дома. Гость схватил нож и полоснул хозяина по горлу. Того эта выходка так взбесила, что он схватил молоток и начал избивать напавшего на него мужчину.

- Остановился только тогда, – рассказывает следователь, – когда заметил, что покойный не шевелится.

Первым, кто узнал об убийстве, стала сельский фельдшер Вера Иванова.

- Где-то в половине девятого вечера, – рассказывает Вера Ивановна, – ко мне в дверь постучали. Спрашиваю: «Кто?», – отвечает знакомый голос. Я открыла. Он говорит: «Вера, там Женька Лисов похмелиться ищет, а у него горло перерезано. Ты помоги ему, он у тебя на заборе». Я вышла – действительно Лисов. Пьяный, на заборе буквально висит. На шее – ножевая рана. Старая, кровь запекшаяся. Ну, я обработала, забинтовала, говорю: «Надо бы скорую вызвать». А он: «Вера, у меня на крыльце труп уже сутки лежит. Треничев замерз. Посмотреть надо». Ну, надо – так надо! Оделась, пошла. Действительно труп. Правда, не лежит, а сидит. Голова окровавлена. Сам – буквально заледенел. Наверное, действительно, сутки на улице пробыл. Я тут же вызвала милицию. Спрашиваю, в дом его затащить или так оставить. Мне сказали, чтобы ничего не трогала. А Евгения в тот же вечер увезли в больницу и наложили пять швов.

По словам сельчан, Евгений Лисов и Иван Треничев были родственниками. Евгений, якобы, приходился Ивану дядей. Покойный пользовался в селе дурной славой. Воровал у земляков кур и дрова, отнимал у пенсионеров деньги. Заявлять на него в милицию опасались – боялись мести. Тем более, что в прошлом году произошел удивительный случай, который только укрепил сельчан в мнении, что Треничеву «все равно ничего не будет».

В мае месяце Иван ранил топором пожилого Ивана Ермолаева, с которым некогда сошелся на почве совместного распития спиртного. Что не поделили мужчины, неизвестно. Треничева тогда забрали в милицию, но на следующий день выпустили. Ермолаев через некоторое время скончался в больнице, а Иван остался на свободе и пристроился жить в доме умершего по его милости пенсионера.
Треничев был трижды судим, имеет за плечами лет восемь колонии. Нигде не работал, никогда не имел своих денег. Евгений Лисов время от времени подрабатывал и иногда даже помогал Ивану. То банкой консервов, то крупой. А в последнее время, говорят, Треничев несколько раз ночевал у Лисова.

Иван Треничев – последний сын в семье. У него есть два старших брата. Самый старший Рустам сейчас в колонии. 10 лет назад он убил в Волынщине двух пенсионеров и получил за это 20 лет тюрьмы. Средний Бахром несколько лет назад тоже освободился из мест лишения свободы. Говорят, попал туда тоже за какое-то тяжкое преступление. Сейчас ведет себя прилично, работает, женился. Ивана, когда тот вернулся из колонии, обул-одел. Но опекать непутевого братца всю жизнь не собирался. На этой почве, видимо, дорожки братьев разошлись.

Евгений Лисов, как рассказывают в Волынщине, из очень хорошей семьи. Мать его работала продавцом, отец – шофером. Воспитали троих детей. Евгений женился, жил в Тольятти. Потом с женой развелся и вернулся в село, чтобы «спокоить» отца.

- А у отца пенсия хорошая, – рассказывает одна из сельчанок. – Пить начали. Отец вскоре умер, а Евгений уже к вину сильно пристрастился. Так и пил все годы.

Но, в отличие от Ивана, Евгений человек спокойный и ни в чем криминальном никогда замечен не был.
- Наверное, все-таки Евгений очень сильно вспылил, – полагает фельдшер Вера Иванова. – Иван сильно хулиганил. Он и стекла побил, и ножом начал махать – вот человек и сорвался. Тем более, пьяный.

- Мы максимально постараемся восстановить картину происшедшего, – говорит следователь Александр Чердаков. – И, если действительно имела место необходимая самооборона, возможно, Лисов будет оправдан.

Оцените новость:
  • (3 голосов, средний: 2.33 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...