Чиновничество как тоталитарная секта

11 марта 2011 Колонка редактора Dinika

Некоторое время назад мы позвонили нашему давнишнему знакомому – про таких обычно говорят «росли в одной песочнице». Позвонили по делу – узнать личное мнение человека по вполне определенному вопросу. И натолкнулись на странность. Приведём общую канву разговора: - Серега (имя изменено), привет. Это Аня (имя изменено). Узнал? - Да, узнал, но только не Сергей, а Сергей Михайлович (имя изменено) и не «ты», а «Вы».

Сначала мы подумали, что это дружеская шутка, но оказалось, что «уважаемый Сергей Михайлович» абсолютно серьёзен. Всё встало на свои места, когда мы выяснили, что «уважаемый Сергей Михайлович» ныне чиновник – заместитель кого-то где-то ТАМ. Все, кто сталкивался с подобными ситуациями, отлично знают, что это «ТАМ» перемалывает людей в пух и прах. Пару лет в чиновниках достаточно высокого уровня и всё – Сергеи, Тани, Васи и Пети превращаются навеки в Сергеев Михайловичей, Татьян Петровен, Василиев Ивановичей и Петров Петровичей. К нормальной жизни ОТТУДА им вернуться очень трудно – требуется длительная адаптация, а остаточные «артефакты» остаются на всю жизнь. Очень похоже на ситуацию возвращения в нормальную жизнь членов тоталитарных сект. Но почему лишь похоже? Современная власть – вполне состоявшаяся тоталитарная секта, ничем не хуже ленинизма или нацизма, которые к таковым относят большинство исследователей проблематики, включая и легендарного специалиста – сектоведа А.Дворкина.

Кстати, само понятие «тоталитарная секта» введено как раз этим исследователем в начале 1990-х годов. Термин быстро стал распространенным, хотя с точным обозначениям признаков, позволяющих отнести организацию к тоталитарным сектам, долгое время были проблемы. Сегодня большинство специалистов по деструктивным культам используют в качестве базовых западные наработки – «определители признаков сект». Один из самых распространенных материалов такого рода – издания канадской антисектанской организации Info Cult. В материалах, основанных на этих наработках, обычно выделяют несколько признаков (от 5 до 15), при наличии хотя бы части из которых (от 3 до 7) организация относится к тоталитарной секте. Приведем некоторые позиции из подобного определителя:

- Лидер организации обладает особым статусом, который выносит его за рамки общества.
- Организация скрывает свои истинные цели и природу.
- Члены организации служат лидеру группы и не подвергают сомнению ни одно его слово или действие.
- Решения о том, как должны действовать и мыслить члены группы принимаются руководством.
- Группа уделяет особое внимание тому, чтобы добыть как можно больше денег.
- Лидер организации не несет ответственности и не подвластен авторитетам.
- Руководство организации склоняет адептов к тому, чтобы они общались только с членами организации и жили совместно с ними.
- Вопросы, сомнения и недовольство деятельностью группы искореняются и наказываются.
- Критика со стороны считается доказательством правоты организации.
- Работает принцип «моя группа – элита», все остальные – люди второго сорта.
- Организация создает свой собственный мир с особыми отношениями, языком и четким регламентом.

Не правда ли похоже на нашу самостийную «вертикаль»? На первый взгляд, для полной аналогии с другими сектами не хватает только эсхатологической концепции, проводником которой выступает лидер. Но это лишь на первый взгляд, на деле концепция есть и она весьма проработана. Но разговор не об этом.

Как и в любой секте, в среде чиновничества для работы тоталитарных механизмов должен существовать институт инициации. В сектоведческой литературе этот вопрос обычно обходится – внимание уделяется не самому факту инициации, а её механизмам. Выделяют несколько основных: форсированное внедрение внутригрупповых ценностей с помощью социального группового давления, изоляцию, чувство вины, страх, контроль поведения. На базе этих механизмов и создаются сложные конструкции, направленные на полный контроль сознания новообращенного и на создание необходимого института инициации.

Наиболее часто форсированное обращение в секту с быстрым перепрограммированием сознания достигают достаточно простым способом – человека просто лишают возможности думать, загружая его бессмысленной работой и не давая возможности оставаться в одиночестве, чтобы сработали критические защитные механизмы. Опыт коммерческих культов, как наиболее проработанных с точки зрения психологии, показывает, что для полного подчинения и изменения личности достаточно 2-3 месяцев активного «тренинга». Если человек проходит этот «тренинг» до конца, то вернуть его к обычной жизни становится очень сложно, особенно если по окончанию brainwashing адепт секты проходит инициастический ритуал.

Чисто технически процесс выглядит таким образом – новововлеченный в секту человек помещается в условия, максимально ограничивающие возможности общения и допускающие только вполне определенное поведение. Обычно это достигается через институт наставничества – к каждому новому члену секты прикрепляется опытный сектант, который мягко, но навязчиво добивается того, что в НЛП называют «разрывом шаблона». В результате навязанное поведение и собственное критическое осмысление происходящего вызывают когнитивный диссонанс. В очень короткие сроки человеку внедряется новая «программа», которые позволяет убрать внутренние противоречия и добиться «единства мысли и поведения».

Правительство Ульяновской области решило, по-видимому, полностью легитимизировать и формализовать подобную практику. Речь идёт о Постановлении Правительства Ульяновской области № 91-П от 05.03.2011 «О наставничестве в Правительстве Ульяновской области и в исполнительных органах государственной власти Ульяновской области». Этот документ проходил экспертизу на коррупциогенные факторы и был признан потенциально коррупциогенным. Мы же попробуем провести его экспертизу на «сектанские» факторы.

Сам текст постановления в этом разрезе не очень интересен – он написано типичным чиновничьим «новоязом» общими фразами и несет для непосвященных минимум полезной информации. Гораздо интереснее Приложение к Программе, которое называется «Адаптационная программа вхождения в должность». Сразу пропускаем первую часть документа – «Общая часть адаптации» и переходим сразу к делу. Часть два называется «Введение в должность». Уже само название раздела заставляет задуматься о приоритетах, которые выстраиваются при первичной инициации сотрудника. Впрочем, всё ожидаемо. Сначала наставник представляет сотрудника коллективу («Организация создает свой собственный мир с особыми отношениями, языком и четким регламентом»), затем знакомит его с денежным содержанием («Группа уделяет особое внимание тому, чтобы добыть как можно больше денег»), затем происходит ознакомление со структурой и регламентом Правительства («Организация создает свой собственный мир с особыми отношениями, языком и четким регламентом»).

Дальше идёт длинный пункт, который по своей букве дополняет предыдущий – «Информирование о правилах внутреннего распорядка, специфике государственной гражданской службы Ульяновской области, штатном расписании, ознакомление с кодексом служебной этики государственных гражданских служащих Правительства Ульяновской области и исполнительных органов государственной власти Ульяновской области». Дальше, на первый взгляд, идёт переход к конкретному делу – информирование о «планируемой работе», определение уровня знаний и навыков, изучение законодательства, и т.д. Но параллельно этой работе запланировано и другое – «Привлечение к общественной жизни коллектива» (2-3 неделя) («Работает принцип «моя группа – элита», все остальные – люди второго сорта») и «Участие в обсуждении вопросов, связанных со служебной деятельностью сотрудника» («Вопросы, сомнения и недовольство деятельностью группы искореняются и наказываются»).

Последний, третий, пункт программы называется просто – «Наставничество». Его суть – реализация индивидуальной адаптационной программы вступления в должность, которую утверждает руководитель сотрудника и руководитель подразделения. Программа для каждого новообращенного индивидуальна и, очевидно, направлена на ускорение «врастания человека в тему».

Исходя из этого, не стоит и говорить, что продолжительность программы – ровно три месяца. Ровно столько же на первичную инициацию тратят и другие тоталитарные секты.

Что же получается на деле? Ничего хорошего – Сергей (имя изменено) был вполне нормальным умным молодым человеком с правильными идеалами и естественными желаниями сделать что-то хорошее. Это мы знаем точно. Но несколько лет «ТАМ» и человек изменился полностью, превратившись в типичного последователя тоталитарного культа – «уважаемого Сергея Михайловича». И такая судьба ждёт каждого, желающего повторить «путь во власть». Добро пожаловать в мир сект и деструктивных культов!

Оцените новость:
  • (18 голосов, средний: 4.67 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...