Фрилансеров зовут в клуб

28 Янв 2011 Аналитика Dinika

Сколько можно получать в Ульяновске, работая “на дядю”? Вряд ли столько, сколько хотелось бы. Да и зачем работать на кого-то, когда есть другой вариант – работать как фрилансер, предлагая свои услуги через интернет, объявления или «сарафанное радио». Чаще всего так трудятся программисты, дизайнеры, копирайтеры, журналисты, переводчики и т.д. Казалось бы, что сложного – работай и получай за это деньги, но не все так просто.

Здесь много подводных камней

По словам правозащитника Игоря Корнилова, рынок фриланса в Ульяновске активно развивается, даже переживает прорыв: «Наши специалисты востребованы не только в других городах, но и за рубежом. Но у них часто просто нет возможности самореализации, они вынуждены уезжать. Например, у нас есть специалисты по робототехнике, из которых в городе остались единицы. Так, на «Униптимаше» были разработаны промышленные роботы для складов, но у нас они оказались не востребованы, а многие специалисты разъехались по разным странам. Фриланс – это широкое понятие, подразумевающее не только IT-сферу, но и переводчиков, журналистов и даже закройщиков. И это большой ресурс для власти. Это единственный вид бизнеса, который не требует глубоких инвестиций. Но, говоря об IT-сфере, хочется отметить, что, например, в Индии – это 70% ВВП, у нас такого дохода нет».

По мнению Игоря Корнилова, у фрилансеров много проблем

Во-первых, любой заказчик хочет, чтобы все было сделано качественно и в срок, поэтому предпочитает работать с юридическим лицом для гарантии результата. Да и достичь результата, который удовлетворит заказчика, часто бывает легче именно юридическому лицу, имеющему репутацию, доброе имя, которое работает на исполнителя. Не всякий фрилансер может вызвать такое доверие заказчика.

Во-вторых, доходы от фриланса не легализованы. По закону это пока невозможно. У нас не работает данный механизм: когда фрилансеры пытаются заплатить налоги, возникает вопрос, откуда у них эти средства. Кредит, ипотека закрыты для фрилансера, так как юридически фрилансер – это лицо, не имеющее дохода. Поэтому очень важен вопрос организации, возможно создание своего рода клуба фрилансеров, где бы ему профессионалы – юрист, бухгалтер и т.д. – помогали готовить отчетность, консультировали. Для Ульяновской области это пока нереально. «Я выступал с подобной инициативой, но пока мало кто понимает важность этого, и разговоры ни к чему не приводят», – отметил Игорь Корнилов.

В-третьих, увеличение объемов заказов. Труд фрилансеров очень востребован. Однако на биржах, в интернете их часто обманывают и не дают никаких гарантий. А клуб, как юридическое лицо, мог бы помочь соединить заказчиков и исполнителей, обеспечить их заказами. Кстати, клуб мог бы взять на себя и проблему организации нормального документооборота, легализации доходов, чтобы работать в рамках закона.

Мир переходит на ковокинг?

Во всем мире все более популярным становится движение ковокинг (сoworking) — модель работы, когда фрилансеры и все те, кто не хотят работать «на дядю», трудятся не дома, а совместно снимают помещение и работают там, общаясь, обмениваясь опытом и идеями. При этом каждый по-прежнему остается сам себе начальником. Получит ли оно свое развитие в Ульяновске? Возможно, одной из подобных новаций должен был стать бизнес-инкубатор, в котором предприниматели имеют возможность работать в офисах по льготной арендной цене и получать актуальные услуги (бухгалтерские, консультативные, юридические).

По мнению генерального директора Группы Компаний «IТМ» Камиля Калимуллина, фриланс на данный момент является неотъемлемой частью ИТ-экономики:

«Первый выпуск Центра обучения ИТ-специалистов показал, что такое обучение востребовано в Ульяновске. Выпустились более 100 человек, на второй поток уже сейчас записалось более 150 человек. Мы планируем улучшать качество преподаваемого материала, модифицировать курс в сторону большей практичности. Также будем расширять и читаемые курсы. Что касается фрилансеров, то курсы (семинары) для них мы пока не обсуждали, однако мы планируем ввести курс «Менеджмент проектов», многое из которого, как нам кажется, было бы полезно и фрилансерам. Нужно ли объединяться фрилансерам? Эти решения должны принять сами фрилансеры. Мне кажется,
что было бы неплохо, если бы активные люди собирались, обменивались опытом, учились друг у друга, ходили на общие мастер-классы. Мы со своей стороны, готовы оказывать этому поддержку. Иногда случается, что необходимо что-то сделать, и компании обращаются к фрилансерам. Однако многие разочарованы тем, что многие фрилансеры берут работу на себя и пропадают. Возможно, сообщество фрилансеров (например, Ульяновска) действительно смогло бы быть гарантом надежности таких работ».

А что думают сами фрилансеры Ульяновска – действительно ли им нужна помощь власти?

Ольга, 24 года, дизайнер-фрилансер. «Одна проблема – как выводить электронные деньги, не хватает какой-то единой системы. Каждый сам выкручивается, как выводить деньги, чтобы это было законно. В итоге используешь какие-то методы интернет-самоучек, а не официально разработанные механизмы. Нужно разработать какую-то единую схему оформления доходов фрилансера с учетом того, что часто он получает электронные деньги. Сейчас много говорят об этом, но хочется конкретных мер. А то придешь в налоговую, спрашиваешь про оформление электронных денег, а они на тебя смотрят и не понимают, о чем речь. К тому же некоторые заказчики не воспринимают фрилансера всерьез и отказываются заключать договор, выдавая деньги «в конверте». Фрилансеры готовы меняться, а вот многие административные структуры привыкли работать по старинке. Мы все делаем сами, но хотелось бы, чтобы нам шли навстречу».

Алексей, программист-фрилансер. «Работаю в сфере Web-разработки, основные заказчики из Москвы, из Ульяновска мало и редко, а самый хороший заказчик – из Украины. Одна из проблем, с которыми я сталкиваюсь, будучи фрилансером, – непостоянство доходов, сложность их планирования, поэтому хотелось бы найти источник постоянного и стабильного заработка. Что касается власти, то, как вариант, можно было бы максимально упростить создание/использование ИП/небольшой фирмы. Сейчас, чтобы со всем этим разобраться, нужна куча времени. Это отбивает желание что-либо делать. Волнует также недостаток общения с единомышленниками. Хорошим вариантом было бы создание фирмы или ковокинг».

Владислав, 28 лет, переводчик: «В принципе, проблем особых нет. Вопрос только в том, когда платить налог и в каком количестве. Власть пусть подальше держится, а то, как обычно, хуже сделают. Ничего не хочу менять. Смысла в ковокинге не вижу, кроме как общаться, отвлекаясь от работы. Это фишка для одиночек, не хотящих сидеть дома. Не факт, что они там не будут на разговоры больше отвлекаться».

И снова о менталитете

Что же делать? Работать, как работали, считает Игорь Корнилов. Кому надо, сам все сделает. Легализовать электронные расчеты пока невозможно и обложить налогом тоже. На всемирном экономическом форуме в Давосе Дмитрий Медведев поднимал эту тему, наметив одним из пунктов программы развитие электронных платежей и предоставление возможностей для любого законного бизнеса с использованием интернета. «Но я думаю, что изменения произойдут еще не скоро, не раньше 2014-15 гг. – подчеркивает Игорь Корнилов. – Надо учитывать русский менталитет, мы склонны искать лазейки везде и во всем. Достаточно послушать рассказы Задорнова о том, как русские поехали отдыхать в Египет и Тайланд, заранее поменявшись карточками, как меняют строки отправитель-получатель на конверте, чтобы не платить за марку. Да даже в магазинах самообслуживания, если нужно взвешивать самим, приподнимают пакет, чтобы сбросить вес с товара».

Юлия Узрютова

Оцените новость:
  • (3 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...