Матрешечная стратегия 2020

16 Ноя 2010 Аналитика, Общество Dinika

Звание столицы Вселенной, как известно, занято городом Алалулу с Кассиопеи 12, а вот за звание столицы галактики вполне мог бы побороться Ульяновск. Именно такое впечатление возникает после прочтения “матрёшечной” стратегии завоевания мира Ульяновском звания “Культурная столица Европы” в 2020 году.

Программа «Культурная столица Европы» стартовала в 1985 году. Её начало совпало с серьёзными подвижками на ниве объединения Европы. И это неспроста — недекларируемый смысл этой программы понятен многим, кто задумывался о культурных трендах. Суть проста — дать всей Европе единый формат представления культурных традиций. Это важный шаг к унификации культур, которые с помощью невольного «шаблона» удаётся подвести под единую гребенку, вполне в духе постмодернизма перемешав культурные символы разных традиций в едином котле. На выходе получаем унифицированный культурный продукт, «еврокультуру» – такой же синтетический продукт как, например, «евротехно» или «евростиль». Впрочем, об этом в полной мере говорит и само название программы – «культурная столица такого-то года». Получается, что культура настолько переменчива и лишена любых корней, что может изменять центр своей дислокации без ущерба своим центральным качествам? Получается, что да. Афины, Дублин, Стокгольм, Мадрид и т.д. — по задумке изобретателей программы — это лишь центры репрезентации единой «еврокультуры». Собственная уникальная культура территорий при этом всего лишь её составляющая, элемент занимательной экзотики и не более того.

Несмотря на это программа пользовалась и пользуется весьма широкой популярностью. Для муниципалитетов — это живые деньги, которые можно пустить на развитие тех или иных учреждений культуры в очередной «столице», для обывателей — возможность подивиться художественным странностям и заработать на туристах, для региональных политиков — своеобразное престижное соревнование. И выигрывают в нём наиболее «продвинутые» и открытые к культурным инновациям деятели. Функционеры «культурной столицы» по сути требуют от них одного — готовых форм в виде идей, символов и чистого креатива. Чем больше таких готовых форм может предоставить регион, тем лучше — больше возможностей для постмодернистского творчества, а значит и больше шансов быть отмеченными на мировом культурном поле, где ценится не глубина какой-либо культурной традиции, а именно креативность в оперировании готовыми формами.

«Культурная столица Поволжья» стала своеобразным аналогом «Культурной столицы Европы», но со своими особенностями. С одной стороны — «культурные» кураторы, набравшие вес, работая за счёт зарубежных грантов, и желающие творить в европейском ключе с опорой на масштабный пиар и «современное искусство», а с другой — местечковые функционеры, привыкшие видеть в любой подобной акции в лучшем случае лишь способ пополнения бюджета, а в худшем — возможность его «заполовинить» за счёт туманности всей затеи. И всё это во всяком отрыве от целей. Если для Европы стандартизация культур — это несомненная цель программы, то в России на первое место вышла огласка, т.е. попросту пиар. Это устраивало абсолютно всех — кураторы получили возможность пропихнуть «под программу» свои сомнительные проекты, тем самым раскрутив пару-тройку имен «на Европу», эти самые «имена» получили редкую возможность не быть осмеянными публикой и даже получить критику, обыватели оценили мимолетные забавы, прошедшие под эгидой «столиц», а чиновники… А вот с чиновниками сложнее — несмотря на одобрение свыше, окунаться с головой в сомнительное культурное болото многие не рискнули. Неизвестно ведь чем это всё обернётся — странные люди, непонятные задумки… От таких вещей лучше держаться подальше — мало ли что.

Точно оценить перспективы и возможные дивиденды и не испугаться возможного имиджевого риска рискнули немногие. Среди них оказался и Сергей Иванович Морозов, на тот момент мэр Димитровграда.

В 2004 году этот город разделил с Ижевском звание «Культурной столицы Поволжья». Каких усилий это стоило мэру неизвестно, но наверняка немалых. Но оно того стоило — Морозов поставил на Zero и выиграл. Отдав Димитровград буквально на растерзание «культуре», Морозов получил отличный всероссийский пиар. В Москве, несомненно, смелость, креативность и инновационность молодого (сравнительно) мэра оценили. Сегодня можно смело сказать, что не будь в Димитровграде «культурной столицы», то не быть Сергей Ивановичу губернатором.

Из столь блистательно проведенной операции Морозов и его команда наверняка сделали правильные выводы. Главный из них — культурная тема у нас в стране явно никем с пиар стороны не прорабатывается, а для её подпитки надо не так и много — достаточно лишь давать готовые формы для построения обществом на их базе самостоятельных «шедевров». В итоге перфомансы пошли один за другим, но с выверенной частотой, чтобы флеш-мобы не сильно надоедали. Так появились блинные столицы, памятники Ё, переименования и т.д. Но, к сожалению, стратегия потерпела неудачу – «культурное» руководство области (имеющее, кстати, корни всё в той же «культурной столице») попросту их не дотянуло до нужного уровня и не смогло перевести на язык культурных универсалий. Сделать из «Ульяновска» бренд с набором готовых форм, увы, не удалось, а значит годы, проведенные в Ульяновске кураторами от культуры, могут считаться потраченными ими зря.

Тем более, что к этому времени перед глазами вовсю маячил пример Перми, которая усилиями деятелей от современного искусства получила тот необходимый пафос, чтобы заслужить в глазах московского «начальства» имидж «странноватого, но своего» и получить ассоциации со словом «культура» – «культура Перми», «культурная столица России», и т.д.

И вот заявление — Ульяновск будет бороться за звание «Культурной столицы Европы 2020». Казалось бы, в одну реку не войдёшь дважды. Но, по-видимому, других достойных пиар идей к дате переназначения у команды Морозова не нашлось. Оперировать символами и формировать готовые формы исключительно в культурной сфере, не опускаясь на прозаический житейский уровень — это, по-видимому, удаётся им лучше всего. Да и нос Перми утереть, конечно же, хочется. Чем мы хуже?

В итоге на сайте департамента культуры области появляется совершенно фееричный документ — план захвата мира -стратегия «захвата» звания «культурная столица Европы» 2020 по принципу матрешки. Внутренняя, самая малая, матрёшка — это конкурс культурных проектов, на который планируется потратить в 2011 году 50 миллионов рублей, затем планируется международный конгресс партнёров «Культурная столица» с целым набором мероприятий с сомнительной реализуемостью, затем ставится промежуточная цель — завоевание звания «Культурная столица содружества 2011». Стоит отметить, что на сегодняшний момент такого звания попросту нет.

Промежуток с 2011 по 2020 год покрыт мраком тайны — что планируется делать в эти годы программа не говорит, но в конечном итоге Ульяновск должен стать культурной столицей Европы (50 миллионов рублей, 9 лет ждём – ПРОФИТ!!!).

Обо всём этом можно было бы смело забыть, как и об ещё одной «готовой форме», принципиально нереализуемой и служащей лишь для целей пиара и пополнения багажа символов, если бы не реструктуризация культурного «аппарата» области с созданием Министерства культуры. Министра ищут по конкурсу. Главное условие — реализовать «матрешечную» стратегию 2020.

Министру явно придётся нелегко. Во-первых, Россия пока ещё не член ЕС, а на звание «Культурная столица Европы» могут претендовать лишь города стран членов Евросоюза. Эта проблема принципиально, конечно, решаемая, но для её решения нужен явно не региональный уровень политических действий. Понятно, что о присоединении Ульяновска к ЕС на правах «свободного города» речи не идёт. А вот добиться расширения рамок «культурной столицы» с ЕС на «просто» Европу вполне реально — европейцы уже давно готовы к усиленной культурной экспансии «современного искусства». Ему, этому самому современному искусству, давно уже требуется свежая кровь не слишком изуродованных европизацией пластов культуры.

И это вторая проблема, которая встанет перед министром – «культурной столице Европы» безразличны наши традиционные культурные ценности. Для этой машины унификации и перемалывания всего в сентиментальный шлак нужны лишь готовые формы. Ленин, Пластов, Карамзин — для нормального современного «культкуратора» – это всего лишь безжизненные символы, готовые формы из которых можно сложить всё что угодно. Для достижения высоких целей 2020 моралью и традициями придётся пренебречь. Подобный подход в полной мере можно наблюдать на примере той же Перми, где активно поработал Марат Гельман. Его «труд» придётся повторить и на ульяновской земле, иначе в глазах «европейского сообщества» мы будем выглядеть настоящими туземцами, не знающими истинной «высокой» культуры — инсталляций из унитазов, перфомансов, граничащих с одержимостью бесами и прочих «еврокультурных» универсалий.

Автор иллюстрации – Александр Лукьянов.

Оцените новость:
  • (1 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...