ГУЛАГ в ульяновских лесах

03 Авг 2010 История Dinika

Лесная Поляна – один из самых молодых населенных пунктов Старомайнского района. Тем не менее, поселок обладает весьма занимательной историей. Расположенный в чаще самого большого в Левобережье лесного массива, поселок более двадцати лет был фактическим центром одной из самых крупных исправительных колоний системы ГУЛаг по Ульяновской области – ИТК 11, печально известной адскими условиями труда.

Лесная Поляна расположена в 30 километрах от Старой Майны в окружении смешанного леса. Впрочем, лес этот стал смешанным в основном благодаря массированным заготовкам древесины. Вырубки активно зарастали вторичным лиственным лесом. В итоге к сегодняшнему дню от многовекового сосняка-зеленомошника остались только редкие участки. А вот всего сотню лет назад по воспоминаниям старожилов «тут была настоящая тайга».

Превращение «настоящей тайги» в типичный для Европейской России «лесок» стартовало в 20-х годах, когда в районе нынешней Лесной Поляны начались заготовки леса на нужды железной дороги. Через несколько лет появились и первые бараки. Поселок без затей был назван Лесозаводом. Отстроенные бараки в глубине гремучего по местным меркам леса не остались без внимания представителей ГУЛага, и в 1936 году на базе поселка была открыта исправительно-трудовая колония, получившая порядковый номер 11. Официальный центр колонии находился в селе Малая Кандала, расположенной на реке Кандалке.

Местная легенда, известная практически всем жителям района, напрямую связывает названия сел Малая и Большая Кандала и речки Кандалки с каторжниками. Якобы их вели по тракту, проходящему вдоль речки, и в районе нынешних сел давали отдохнуть. Второй вариант – в Малой Кандале снимали оковы с рук, а в Большой – с ног. Эти легенды уходят корнями в настоящую глубину веков – села старые, и под каторжниками, скорее всего, подразумевались полоняне, которых вели в «дикое поле». Таково мнение краеведов.

Но в XX веке старые легенды обрели новое и гораздо более суровое содержание. Условия труда и жизни в ИТР-11 были таковы, что надежд на минимальное сострадание, которое было даже у древних “степняков”, не оставляли. Тяжелейшая работа на лесоповале и на распиловке древесины, скудное питание, а в завершение – захоронение в общей могиле в лесу. Сначала, правда, хоронили на кладбище ближайшего села – ночью, втихаря, в одну яму. Потом, когда количество умерших стало так велико, что размеры ночных ям стали пугать местное население, стали поступать проще…

В ИТК-11 мог попасть любой – времена были суровые. Экономика, основанная на дармовом труде, требовала новых и новых жертв. В итоге к 1943 году поселок Лесозавода значительно разросся – появились новые досчатые бараки, было отстроено ШИЗО с кирпичными двухметровыми стенами, возведены типичные лагерные постройки – дома для ВОХР, лазарет… Но некое благоустройство поселка никак не сказывалось на «текучке кадров» – умирали в ИТК-11 целыми бараками…

Бывший зэк, врач А.В. Антонов-Овсеенко, писал: «Зек выдерживал … на лесоповале не более трех месяцев. В среднем …Повторяю: обычный срок эксплуатации рабсилы в запроволочной зоне равнялся трем месяцам». Статистики Гиммлера вывели такую же цифру в своих концлагерях.

Простой подсчёт показывает, что за годы существования колонии на кладбищах ближайших сел (тех самых, носящих название кандалов…) и просто в лесу было похоронено несколько тысяч человек…

К 1948 году режим несколько смягчился, была введена оплата труда, к заключенным стали относиться более лояльно. Но план работ понижен не был – лес рубили и возили так же.

Для ускорения доставки древесины была построена узкоколейка «Лесозавод – станция Бряндино», о которой сейчас практически забыли. После ликвидации ИТК-11 в 1964 году дорогу разобрали, и уже через несколько лет от неё не осталось почти ничего – ни следов на местности, ни места в памяти…

Дорога эта была примечательна своей длиной – более 30 км. Это была самая длинная «лесовозная» узкоколейка в области. Одновременно с ней строился и участок «Бряндино – Кулдюш». Обе дороги были рассчитаны исключительно на вывоз леса. Примечательно, что с лесом, добытым руками зэков ИТК-11, успел поработать и Андрей Сахаров, направленный на завод имени Володарского. Вместо работы по основной специальности, его, как и многих других работников завода, отправили на лесозаготовки и погрузку леса в Бряндино…

Несмотря на отсутствие прямых свидетельств, есть большое подозрение, что «узкоколейку» активно использовали и для этапирования заключенных. Как не трудно догадаться, дорога шла параллельно речке Кандалке вдоль сел Большая и Малая Кандала…

В 1964 году ИТК-11 расформировали и постарались максимально загладить память о «немодном» лагерном прошлом поселка. Спустя год Лесозавод переименовали в поселок Лесная Поляна, разобрали лагерные бараки, упразднили лесные кордоны, демонтировали железную дорогу, заселили «вольными», частью из ближайших деревень… Но историю так просто не зачеркнуть – до сих пор в поселке остались немые свидетельства его «прошлой жизни» – стены ШИЗО, рвы и ямы в лесу и воспоминания старожилов из ближайших сел…

Оцените новость:
  • (19 голосов, средний: 4.74 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...