Взойдут ли звезды ульяновского рока?

24 мая 2010 Интервью Dinika

На днях исполнилось два года «Комплексу полноценности» – одной из самых известных ульяновских рок-групп. Мы побеседовали с харизматичным лидером коллектива Евгением Кармановым о настоящем ульяновской рок сцены и о её перспективах.

Жень, первый вопрос будет стандартным – о начале творческого пути. Наверняка твой интерес к музыке проснулся впервые не два года назад, когда был организован “КП”, а раньше. Я прав?

Нет, конечно. Начал петь я лет в 16. Мы с друзьями в то время увлеклись религией, и некоторые из них стали петь в церковном хоре. Ну я и подумал: они могут – а я не могу? И тоже присоединился. И тогда понял, что это несложно, что ничего сверхъестественного в этом нет. То же самое и с гитарой: друзья играли, ну а я что, хуже? Давай сюда гитару, показывай аккорды. Потом я подумал: наверное, песни сочинять тоже несложно. Попробовал. Получилось – на тот момент казалось гениальным. Ну, по крайней мере, очень талантливым. Ну вот как то с тех пор я с песней по жизни.

У тебя было достаточно много элементов, присущих бардовской эстетике. “Бардовал”?

Нет, никогда. Никогда не было походов, костров, палаток и прочих КСП-шных элементов. Бардовские мотивы – это от того, что в какой-то момент подсел на Розенбаума. Много слушал. Пропитался.

Чем можно у него пропитаться, если не секрет?

Никогда не определял для себя, чем именно зацепил. Наверное, в определенный момент привлек его имидж – сурового и мудрого мужика. Он отличный мелодист и пишет хорошо. Ну, в общем, вот “тру” бардовостью, наверное, и привлек: суровый мужик с гитарой, без КСП-шной атрибутики.

А так… ну не знаю… когда песню слушаешь, а она продирает тебя… У него много таких… умеет…

Тебя прельщала именно эстетика? Это я к тому, что между новым звучанием “КП”, которое можно услышать на свежих записях, и “розенбауманщиной” огромная пропасть.

Audio clip: Adobe Flash Player (version 9 or above) is required to play this audio clip. Download the latest version here. You also need to have JavaScript enabled in your browser.

Нет, конечно. По одежке только встречают ведь. В итоге об эстетике и не думаешь.

КП, пожалуй, никогда и не будет пахнуть “розенбаумщиной”. В КП мы играем песни, которые написал тоже я, но они совсем в другом стиле. Ну, разве что Мой город навсегда в нашем репертуаре – просто потому, что в Ульяновске живем и песня многим нравится. А так есть, наверное, две стилистики у меня: поп-рок и то, что можно назвать бардовской музыкой. Ну или шансоном, если хотите. Может быть, второе когда-нибудь выльется в сольный проект – не знаю. Хотелось бы. В тех загашниках много хороших песен.

Слышал такой тезис – “какую бы музыку в России не делали, получается шансон”?

Да, слышал. Не зря говорят, хоть и преувеличивают, конечно.

Хорошо, что мы начали шансоном, а потом стали играть что-то другое. Так что в нашем случае, возможно, справедливость этой поговорки будет нарушена. Хотя я не считаю шансон плохой музыкой. Плохим может быть и рок. Стили – это инструменты. Важно, в чьих они руках.

А вот уровень ульяновской сцены средний это что – “плохой рок?”, “хороший шансон” или что-то непонятное? Или этой сцены вообще нет?

У нас все как везде, только всего очень мало. Пропорции примерно те же самые. Ну, это везде так, хоть в России, хоть в Штатах рок группы создаются по большей части чтобы подростковое самолюбие потешить. И поэтому общая масса – это песни и музыка ни о чем. И это не плохо – это естественно. Безобидная подростковая болезнь. Ну, у единиц действительно есть талант. Они так или иначе становятся заметными. Другое дело, что в Ульяновске всего так мало, что детально можно рассмотреть и тех и других. И поэтому кажется: о, это ад! Этот ульяновский рок – ужас! Пойдем и убьемся об стену. А на самом деле – все очень обычно. Как везде.

Жень, ты далеко не подросток. Почему тебя в солидном возрасте потянуло на создание “Комплекса полноценности”? Потешить самолюбие, реализовать юношеские мечты?

Да, и это тоже – и самолюбие потешить, и мечты реализовать. Хотя мечты – вряд ли. В детстве не мечтал об этом. Но главная причина, наверное – это реализовать то, что у тебя есть. Ну жалко же – пропадает ведь. Это основной мотив.

Этот процесс циклический. Не боишься, что найдёшь в себе что-то такое, что также не реализовал и бросишь музыку?

Ну, даже если так – что тут страшного? Это же не по кредиту не заплатить. Если найду – значит, так надо. Вообще не вижу проблемы. Но пока мне и так хорошо. И хочется большего.

Чего именно?

Ну, чего хотят все музыканты? больше музыки, больше поклонников, больше концертов, больше движения. Короче, всего и побольше.

В Ульяновске проблемы и с первым, и со вторым, и с третьим, и с четвёртым как я понимаю. Если спросить людей нашего с тобой возраста – кого вы знаете из местных музыкантов, подавляющее большинство скажет честно – никого. Нет достойной музыки? Поклонников, которые бы её “раскачивали”, толковых концертов, которые давали бы PR всей индустрии, толкового рок движения?

Основная все же причина – нет спроса. Можно много этот клубок растягивать, и все равно упремся в то, что нет спроса. Нет спроса – нет денег. Нет денег – нет дела.

Почему нет спроса? Может создаётся невостребованный или неконкурентный продукт?

И это тоже. Но почему это так? За созданием звезды стоит огромная продюсерская работа. А огромная продюсерская работа стоит денег. Ну, допустим, вот я функционирую как продюсер для своей группы. Так же мог бы функционировать и для другой. Взять толковых ребят, поработать с ними, натаскать, засунуть во все местные СМИ и т.д. И что? И какая отдача у меня будет? Я что-то заработаю? Нет, останусь в глубоком минусе. Потому что даже если сделать команду узнаваемой здесь, то количество потребителей ограничено. Это все равно, что строить завод по производству кока-колы в алеутской деревне. Вложил миллионы, а потребителей то всего два с половиной человека. Поэтому у нас звезды зажигаются только тогда, когда попадают в Москву. Потому что только на таком уровне игра стоит свеч.

Кому это удалось? Я вот навскидку могу вспомнить только Black Countess из местных команд, которым удалось хоть как-то выйти на российский уровень. Наверняка есть и ещё?

Хорошее слово – как-то. Достижения Блэк Каунтис, при всем моем уважении к ним – это достижения только в наших глазах. Нет, никто из Ульяновска еще не выстрелил на общероссийский уровень. В Нижнем есть Уматурман, в Самаре Братья Гримм. У нас нет таких пока.

А есть ли предпосылки, что будут?

Есть определенные. Как и в мейнстриме – допустим, то, что есть такая группа, как “Сахара”; так и в альтернативе – например, Оксиджен. Бери таких ребят, вкладывай в них деньги, раскручивай – обалденные проекты будут.

Ну “Сахарой” вроде как  Дима Долгов занимается…

Дима Долгов – это, я так понимаю, местный олигарх?

Сам факт стоит упоминания. Всё-таки кто-то пытается чем-то заниматься. Ты же занимаешься продюссированием “КП”, а ты тоже, я думаю, не олигарх.

Нет, и моя продюсерская работа, и Димина, не стоит особого внимания. Это все энтузиазм, это не бизнес. Рон пытается вырваться из энтузиазма, и продвинулся в этом плане гораздо дальше всех остальных. Но все равно, даже его опыт работы с ОК ВИНИЛ – это не бизнес, который делает звезд российского масштаба. Тупо нет денег.

А кто такой Рон?

Самый успешный ульяновский промоутер

Кого и как он раскрутил? И, главное, где?

Группа ОК ВИНИЛ – он с ними работает. Только они сейчас что-то распадаться надумали. Но ребята поездили хорошо, выпустили несколько дисков, набрали вес. Неплохая работа.

Чего не хватает для повторения их судьбы другим местным командам? Второго Рона или всё опять же упирается только в деньги?

Ну, говорить о судьбе ОК ВИНИЛ еще рано. Но если их брать за сегодняшний максимум – то дело, пожалуй, в таланте и большом объеме работы. Насколько я знаю, ребята много работали.

А что мешает работать другим талантливым ребятам?

Да по разному, наверное. Кто-то ленив, кто-то не верит в себя…

Как я понимаю, не хватает “толкача”. Для “КП” толкач ты. Не трудно?

Трудно, конечно… Но кому сейчас легко? Это везде и всюду так… Кто работает – тот ест.

Получается, что перспектив у ульяновской сцены нет совсем – нет денег, нет “толкачей”, нет слушателей, нет ничего по сути. Я прав, всё так плохо?

Плохо, как и везде, примерно. Но с другой стороны, когда все время плохо – это начинаешь воспринимать как нормальные условия. Да, плохо, но другого не дано. И в этом нам жить. И все равно надо что-то делать. И когда принимается решение все равно делать – появляется перспектива.

Так что да, все плохо. Нет, перспектива все равно есть.

Твоя позиция такова – талантам нужны “толкачи”, аудитория и деньги для раскрутки. Другие (кто работает, например, в “узких” жанрах) вынуждены вариться в собственном соку без нормальной аудитории. Какие тут перспективы?

Перспективы – создать нечто такое, что заметит кто-нибудь в Москве. Практически “достучасться до неба”. А можно ли в Ульяновске создать то, что заметят в Москве – да, можно.

А есть ли для этого инфраструктура?

Есть… Можно и репетировать в городе, и записаться можно, и не за баснословные деньги. И тут даже есть развитие – базы открываются по городу прямо резво. Мы сами скоро переедем на новую базу на Севере, возле кинотеатра Люмьер. Люди отгрохали все отлично – и аппарат четкий, и возможность профессиональной поканальной записи есть. Владелец мне говорил, что звук там математически расчитан. Я в этом ничего не понимаю – но верю. Так что скоро будем рубиться на новой базе. Станем совсем крутыми и зазнаемся.

Ну, остаётся только пожелать вам удачи.

Оцените новость:
  • (11 голосов, средний: 4.45 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...