Головкинские острова

19 мая 2010 История Dinika

Мы продолжаем серию публикаций, приуроченных к грядущему 60-и летию со дня образования Куйбышевского водохранилища. В предыдущей статье речь шла об островах старой Волги в пределах Ульяновска. Сегодня мы расскажем о Головкинских островах.

Первые селения в одном из самых изобильных мест поймы старой Волги появились давно. На берегу озера Яик, которое тянулось узкой полосой вдоль верхней пойменной террасы, археологи нашли следы поселения ананьевской культуры, но наверняка люди селились здесь и раньше – уж слишком благодатным был ландшафт вблизи будущего села Головкино.

1 Участок поймы от Кременок до Старой Майны отличался большим количеством озёр и древних стариц и общей низменностью. Высокая влажность способствовала отличным сенокосам. По данным некоторых исследователей «женский» (левый) берег Волги в районе Головкино был одним из излюбленных мест зимовок кочевых «степняков». По вкусу им пришлись не только и не столько природные богатства края, сколько близость к своему привычному ландшафту – степь доходила до верхней надпойменной террасы, а сразу под ней находились столь приятные и привычные кочевникам малые водоёмы.

Особенно выделялось среди них озеро Яик, которое по данным Ю. Мордвинова, приведённым в книге «Взгляд в прошлое», называлось в древности Булгак. Это древентюркское слово в буквальном переводе означает «неспокойный, непоседливый, смешанный» и заставляет усомниться в одной из самых известных легенд, связанных с местностью. Она гласит, что озеро Яик было прорыто специально к приезду в село Головкино Екатерины II, дабы её ладья могла доплыть буквально до порога спешно отстроенных к приезду императрицы покоев. Было это якобы в 1767 году. Но сохранившиеся до середины 50-х годов XX века топонимика говорит об обратном – названия Булгак, Онат и т.д. имеют явно тюркское происхождение, да и прорыть огромный канал в краткие сроки было невозможно. Тем не менее, в какой-то момент древняя старица сменила своё название и к 19 веку уже повсеместно называется Яик – «широкое русло реки» в переводе с тюркского.

Окрестности древней старицы понравились и русским. История русского освоения края началась в 16 веке, когда земли от Майны до Красного Яра были подарены князю Якову. Селений он не заводил, но активно использовал природные угодья края, в особенности пойменные. В те же годы в районе стали селиться беглые крестьяне.

Затем земли перешли по наследству во владение Гавриилу Головкину, который основал здесь селение, названное первоначально Урень. После возведения церкви селение переименовали в Вознесенское. Так началась история села Головкино, давшего название нынешним островам.

Несомненно, центральным событием в истории села был приезд Екатерины II, которая посещала вотчину графов Орловых (сыновей Головкина) в 1767 году. Это событие породило массу легенд, но главное – стало поводом для постройки в селе каменных «хором» и церкви.

Головкинская церковь Вознесения

«Хоромы» заслуживают отдельного внимания. По воспоминаниям А.Н. Наумова, правнука владельца села во времена приезда Екатерины II, «Головкинская усадьба … представляла собой дворец в 120 комнат с турами и прочими архитектурными украшениями в стиле итальянского ренессанса. После пожара прадеду не под силу было восстановить прежнее грандиозное здание…, ввиду чего он решил всю центральную часть сгоревшей усадьбы снести до самого фундамента…, а вместо снесенного центрального строения поставил на уцелевшем фундаменте двухэтажный деревянный дом».

Построенный по проекту архитектора Баженова (говорят, что и по рисункам Растрелли), храм стал настоящим украшением волжского пейзажа. При движении судов вниз из-за громадного острова Середыша показывались сначала голубые купола, а затем и белоснежные стены величественного храма. На всём протяжении Волги от Казани до Симбирска не было равного по красоте храма. Не удивительно, что он был не просто достопримечательностью, но и важной вехой на пути речников. По воспоминаниями волжских лоцманов, появление в зоне видимости храма служило знаком для отдыха – многие караваны, шедшие вниз, причаливали к Середышу или к высокому «мужскому» (правому) берегу и бурлакам давался дневной отдых.

Остров Середыш заслуживает отдельного описания. Длина острова была более 27 км, при этом на деле он состоял из двух островов – Малого и Большого Середышей, частично поросших лиственным лесом и разделенных неглубокой протокой. Стоит заметить, что в отличие от многих других пойменных островов, Середыши в половодье не затоплялись полностью (после революции на берегу одного из многочисленных озёр островов (Травного) даже находилось небольшое селение Липовая Грива). Благодаря этому растительность островов резко отличалась от луговой растительности затапливаемой поймы – помимо лугов и разнотравья на островах был серьёзный лес. Огромные осокори давали убежище большому количеству диких зверей, в изобилии водились даже кабаны. Но славились острова в первую очередь изобилием ягод, которые росли громадными полянами. При разделе усадьбы в Головкино острова достались Николаю Наумову. В документах остались данные по размерам их природных богатств – «лугов до 3 500 десятин, лесов до 1 500 десятин».

Озёр на островах было множество – Травное, Белоозерье, Садок, Лопатино и т.д. Все они были изобильны (как и все пойменные озера Волги) рыбой, но рыбачить жители окрестных сёл предпочитали не в них, а в заводях. Вот что пишет по этому поводу Ю. Мордвинов: «С правой стороны острова образовалась довольно широкая, глубоко врезавшаяся в остров, заводина, куда заходило много волжской рыбы. Каждый раз рыбаки, перегородив неводом ее устье и проходя вдоль нее, легко отлавливали много разнообразной рыбы, потому удобная для ловли заводина называлась Заманихой.»

Сегодня от былого природного изобилия не осталось и следа. Немым укором из воды торчат лишь остатки бывших окрестностей Головкино, поросшие чёрным тополем и ивой и заросшие траурным венком рогоза и камыша. Вместо чистейших глубоких озёр – болото в форме бумеранга на Большом Головкине, где в особом изобилии расплодилась остроносая лягушка, нашедшая себе практически идеальные условия для жизни.

Тем не менее, даже в существующем виде Головкинские острова уникальны. В последние годы всё чаще слышны призывы придать им статус заказника. Причина понятна – другого куска не слишком нарушенной деятельностью человека бывшей поймы в области нет, а значит для сохранения уникального генофонда острова следует охранять. Пока же этого не делается, антропогенная нагрузка на острова возрастает. Бывшие окрестности Головкино притягивают к себе как магнитом охотников и рыболовов – водоплавающей дичи и рыбы на островах пока ещё достаточно много. Но сегодня этих традиционных посетителей островов теснят новые – кладоискатели. Всё чаще и чаще на островах можно увидеть мужиков с металлоискателем. Местом притяжения адептов модного увлечения служат развалины Вознесенской церкви и бывшее деревенское кладбище.

Величественный храм простоял целым до самого 1957-ого года. Когда очищали пойму и уже началось переселение жителей Головкино, храм решено было сносить. Поддался он только динамиту. Сегодня на островах можно наблюдать массу кирпича, оставшегося от храма и даже остатки фундамента. В стороне – остатки кладбища. Погребенных, несмотря на разрешение Ульяновского переселенческого отряда, тогда не трогали и на новое место останки не переносили – идти на грех и тревожить усопших не решился никто.

Сегодня последние из наших земляков, помнящие Головкино и старую пойму, живут в селе Прибрежном и с горечью утраты вспоминают старую Волгу…

«Тихо музыка играла
Даже в поздний час.
Да ходили на могилки
Близких навещать
По коврам из повилики
В тишь да благодать.
Словно Китеж златозвонный,
Купола в огне,
Все покрыли эти воды,
Все теперь на дне.
Но из глуби,бога ради,
Купола горят,
Над бескрайней волжской гладью
Голоса звенят!»

С. Матлина.

Оцените новость:
  • (10 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...