Ульяновск – город инноваций

27 Ноя 2009 Аналитика Dinika

На совещании по проблемам транспорта в Ульяновске президент РФ Дмитрий Медведев дал определение инноваций. «Нам нужно иногда подниматься над серыми буднями. Именно это и есть инновации». Отличное определение, полностью подходящее для инноваций по-ульяновски. Ссылаясь на это высказывание Президента, теперь можно называть инновациями любую фантазию местных властей. Ведь это и есть «подъём над серыми буднями».

В этой связи заслуживает внимания проект СТЮ («струнный транспорт Юницкого»). Губернатор на совещании в Ульяновске с участием Президента сообщил, что в регионе создан инновационный центр струнных технологий с полигоном трасс. Инновация? Несомненно, так как полёт фантазии. А за этот полёт хвалят, даже сам Президент. Почему бы и не пофантазировать?

Несколько лет назад на эту тему уже фантазировали хабаровские власти. Юницкий, разработчик проекта, схватился за возможный заказ мёртвой хваткой, выбил финансирование у Национальной Резервной Корпорации, разработал проект. Но всё испортила экспертиза, проведённая Московским государственным университетом путей сообщения (МИИТ), выполненная по заказу Корпорации. В документах экспертизы приводится разгромная критика как самого проекта, так и самой идеи струнного транспорта. В итоге финансирования не дали, но Юницкий не сдался. Его переписка с МИИТом, министерствами, властями края и разнообразными депутатами есть в открытом доступе. И это более 120 страниц. Юницкий утверждает, что экспертиза проекта была заказной и явно намекает на заказчика – РЖД, которым, якобы, не нужен такой конкурент как СТЮ.

Надо отдать должное Юницкому, его критика экспертизы по большей части обоснованная. Эксперты из МИИТа оперировали в основном данными, полученными из рекламных материалов и собственными домыслами, а в их документе действительно есть множество откровенных технических ляпов. Но сам факт этой экспертизы – это уже повод задать некоторые вопросы, на которые Юницкий не отвечает. Основной из них – всесторонняя техническая экспертиза проекта. Её в полном объёме не проводили. Второй вопрос – экспериментальный. 150-и метровая испытательная трасса в Озёрах, которую построил Юницкий, вызывает массу вопросов и уж точно никак не может ответить на вопрос о поведении сложнейшей технической системы при большой скорости движения по ней транспортных модулей. В общем, кроме науки и рекламных мультиков, Юницкому на тот момент бороться с Национальной Резервной Корпорацией было нечем – конкретных фактов и доказательств у него не было. Нет их и сейчас.

Казалось бы, такой «бэкграунд» в политическом плане явно не в пользу СТЮ. И заявлять на совещании такое проект как инновационный и, главное, реализуемый – это по меньшей мере большой риск вызвать у реальных транспортников смех, а в верхах – недоумение. Может быть, губернатор сразу поставил на козырь? Мол, наша область смелее всех, фантазии (т.е. инноваций) нам не занимать, да и реализовать на практике «струнные» дороги мы можем? А вот это вряд ли. Скорее, всё намного проще и лучше всего описывается пословицей «слышал звон, да не знаю где он». Нужно было срочно заявить про фантазии (ой, инновации) и взяли первый попавшийся под руку «инновационный» проект, совершенно не разобравшись в курсе дела. Причина понятна – проверять наличие центра струнных технологий в Ульяновске, а тем более полигона никто не будет, а значит можно фантазировать сколько угодно.

А между тем строительство тех самых заявленных «сертификационных и экспериментальных трасс» – это огромные затраты. Для нормального эксперимента и технической экспертизы нужен как минимум такой отрезок пути, где подвижной состав СТЮ сможет развить расчётную скорость. При заявленном в проектах Юницкого ускорении в 1 м/с^2 и скоростях движения в 90 – 500 км/ч получается, что длина этой трассы должна быть как минимум полкилометра, а для полноценного эксперимента – ещё больше. Трасса, которую строил Юницкий в Озёрах, обошлась его ООО «СТЮ» приблизительно в 200 тысяч долларов за 100 метров. И это практически своими силами по облегчённой технологии. Реальная же экспериментальная трасса будет стоить не меньше полумиллиона долларов за 100 метров с учётом стоимости подвижного состава. То есть одна только экспериментальная трасса (без учёта оснащения полигона и других трат) – это минимум 2.5 миллиона долларов. И это безо всяких гарантий того, что сама система СТЮ работоспособна, так как полную математическую модель такой сложной системы, где замешаны технологии строительства мостов и переменные динамические нагрузки, создать практически невозможно. А значит, невозможно получить внятное экспертное заключение. Очевидно, что никто в здравом уме в области реализовывать что-то подобное не будет. Значит, опять фантазии чистой воды. Точнее – инновации, нашедшие поддержку на самом верху.

В этой связи хочется отметить то, что теперь под модный лейбл «инновации» можно с полным правом зачислять любые пиар-инициативы. Возвышаются ли они над «серыми буднями»? Несомненно! Инновационный памятник букве «Ё» особенно.

Напоследок, посмотрим в словаре, что такое на самом деле эти самые инновации.
«Инновация — нововведение в области техники, технологии, организации труда или управления, основанное на использовании достижений науки и передового опыта, обеспечивающее качественное повышение эффективности производственной системы или качества продукции.»

СТЮ на самом деле потенциально инновационная технология, которая требует комплексной доработки и привлечения к решению задачи реализации как научных, так и производственных ресурсов. И  главное – очень серьёзных инвестиций. То есть поддержки на самом верху.

Оцените новость:
  • (5 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...