13-ое, пожар, Ульяновск – история повторяется

18 Ноя 2009 Аналитика Dinika

Потоки огня захватывали на своем пути все, что им попадалось со страшною, поразительною быстротою; рев бури, набатный звон, стоны и вопли погорельцев — все это пронизывало не воздух, а облака дыма и огня и сливалось в одном звуке, диком, ужасном.

Первый пожар, 13 августа, начался на Дворцовой улице, близ базара и в тот же день был уничтожен был целый порядок, вплоть до Большой Саратовской улицы, в том числе часть базара и гостиный двор. 15 августа ветер дул в другую сторону и жар, начавшийся на Лосевой улице, уничтожил остальную часть базара и все постройки вплоть до ярмарочной площади. На третий день сгорела почти вся Покровская улица. 18 августа та же участь постигла часть Большой Саратовской, Стрелецкую, Мартынову и Шатальную улицы

Но самый ужасный день был 19 августа, когда сгорела лучшая часть города — Венец. Пожар начался на Панской улице около полудня, почти одновременно в нескольких местах и, через три или четыре часа, весь Венец представлял из себя сплошное море огня

По рассказам очевидцев, этот день был поистине ужасен. Потоки огня захватывали на своем пути все, что им попадалось со страшною, поразительною быстротою; рев бури, набатный звон, стоны и вопли погорельцев — все это пронизывало не воздух, а облака дыма и огня и сливалось в одном звуке, диком, ужасном. (Симб. Губ. Вед. 1893 г., №№ 54 и 55.)

Ужас охватил население, при виде полного, беспощадного уничтожения всего своего достояния и ужас этот дошел до высшей степени напряжения, когда по городу распространился слух, что, по окончании пожара, начнут резать жителей. Таинственность этой угрозы заставляла безропотно, без борьбы, ждать чего-то нового, более ужасного.. (Симб. Губ. Вед. 1893 г., № 54.)

Положение жителей было ужасное. Уцелевшая часть города была слишком незначительна для того, чтобы укрыть всех от зимней стужи. Многие семейства покинули Симбирск, другие, менее требовательные, поместились в наскоро вырытых землянках, или в подвальных этажах сгоревших каменных зданий. Такую неутешительную картину представлял Симбирск до весны 1865 года, когда усиленно преступлено было к возобновлению города.

Никто не сомневался в том, что пожары происходят от поджогов. Убыток достиг 5-ти миллионов рублей, хотя стоимость погибшего имущества едва ли возможно было определить сколько-нибудь точно. (Симб. Губ. Вед. 1893 г., № 55.)

На первых же порах был учрежден комитет для помощи погоревшим. По Высочайшему повелению
а) присланы были 10,000 рублей, для раздачи наиболее нуждающимся,
б) служащим всех ведомств выдали, не в зачет, годовой оклад содержания и
в) сложено недоимок по налогу с недвижимых имуществ и государственной земской повинности — 27,756 руб. 27 коп.

Для исследования причин Симбирских пожаров 1864 года был командирован, по Высочайшему повелению, генерал-адъютант барон Врангель. Сомнений не было, что пожары произведены злоумышленниками, но они так ловко действовали, что несмотря на все усилия, не удалось раскрыть их. Настроение ожесточенного несчастьем населения было таково, что представлялась необходимость, во что бы то ни стало, найти виновных и производившая расследование комиссия их нашла — двое солдат были приговорены к смертной казни.

Пожар 1864 года имел огромное влияние на все оттенки Симбирской общественной жизни, так что несомненно он составляет эру в истории города Симбирска.

На основе цитат из текстов П. Мартынова о пожаре в Симбирске 1864 года и газеты «Симбирские губернские ведомости»

Оцените новость:
  • (3 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...