Острова старой Волги около Ульяновска

15 мая 2010 История Dinika

21 августа 2010 года исполняется 60 лет с начала строительства Куйбышевского водохранилища, не только давшего стране столь необходимую в тот момент дешевую электроэнергию, но и уничтожившего целый пласт исторической памяти и народной культуры. К этой дате мы начинаем публикацию цикла статей, посвящённых старой Волге. Сегодня речь пойдёт о волжских островах в черте Симбирска – Ульяновска – Середыше, Пальцыне, Попове.

Пальцинский остров, сиротливо стоящий практически в черте Ульяновска среди разлившейся Волги, известен каждому без исключения ульяновцу. В 1994 году остров признали памятником природы, по сути официально закрепив за островом звание живого памятника былого растительного и животного разнообразия поймы Волги. Почти нигде больше в левобережье не сохранились травяные коренные сосняки и ковыльно-типчаковые степи.

А ведь до середины 50-х годов именно такие степи и леса составляли основу биоценоза поймы Волги, являясь основой растительного покрова таких островов как Попов, Середыш и Пальцын. Сегодня от этих островов остались лишь жалкие 40 гектар изгаженной лесостепи в семи километрах от берега и воспоминания старожилов города.

ostrova-3

Середыш и Пальцын острова от левобережной части города отделяла протока, носившая название Воложка. Многие жители Нижней и Верхней Террас до сих пор помнят рыбное изобилие тех мест – русло протоки издавна было одним из самых популярных мест нереста. При этом доминирующих сейчас в уловах плотву да леща за рыбу тогда вообще не держали. В протоке ловили в основном стерлядь, которая явно предпочитала подпитываемые родниками воды Воложки.

Но рыбаков среди жителей заволжских слобод было немного, большинство занимались сельским хозяйством и тут острова оказывались как нельзя кстати – заливные луга давали отменное сено, а земля, удобрённая приносимым с разливом плодородным илом, давала отличные урожаи. Рай на островах был и для охотников – в густых зарослях кустарников водилось огромное количество водоплавающей дичи, а на залесённом гребне, остатки которого образовали Пальцинский остров, – масса зайцев. Не знаем, спасал ли их во время разлива Волги местный «дед Мазай», но можно точно сказать, что летом в ковыльных степях Пальцына острова среди сосновых боров и кустарников гребня зайцев было огромное множество.

Кстати, на луговой части островов жило множество кротов. По воспоминаниям старейшего жителя Нижней Террасы Михаила Лимасова до революции расквартированные на лугах уланские полки были вынуждены постоянно бороться с кротовинами, чтобы лошади не попадали в них копытами. Кротовины зарывали, засыпали, но через некоторое время они появлялись вновь.

«Крестьянский» взгляд на острова как на своеобразную житницу значительно отличался от взгляда «мещанского». Жители нагорной части города рассматривали волжские острова как изумительные места для отдыха – чистейшая вода, тёплые озёра, огромное количество орехов и ягод, отличные пляжи… Не удивительно, что в воспоминаниях заставших старую Волгу жителей эти места описаны практически как рай на земле. Например, вот как вспоминает о Середыше и Пальцыне Нина Дроголюб в своей книге «Домик на Венце»:

«Мы садились в лодку, плыли не спеша, любуясь водной гладью, голубым небом, вдыхая запах волжской воды и слушая скрип уключин. Наконец лодка приставала к берегу острова, шурша днищем по песчаному дну, и мы, предвкушая удовольствие, прыгали на мелководье. … Песок на пляжах был чистый, белый… Иногда со дна реки били родники, в этих местах вода была ледяная и её набирали в котелки и чайники…»

Многие ездили на острова и за ежевикой, которой было там огромное множество.

Но особой популярностью среди горожан правобережной части Симбирска-Ульяновска пользовался Попов остров – огромный остров, расположенный между современным речным портом и Винновкой.

ostrova-4

Попов остров представлял собой типичный заливной луг, отделённый от города небольшой протокой Чувич, частенько пересыхающей летом. Впрочем, даже сразу после окончания половодья, Чувич легко преодолевался вброд – глубина протоки была небольшой, чем активно пользовались жители подгорной части города. Бабы полоскали в Чувиче бельё, а дети купались – вода в неглубокой протоке прогревалась очень быстро и купальный сезон зачастую начинался в середине мая.

Кстати, с купальной темой было связано и название одного из многочисленных озёр Попова острова – Банного. Вода в заливном озере, лишённом подпитки родников, всё лето была очень тёплой. В результате большая часть отдыхающих горожан купаться отправлялась именно туда. Другие озера носили тоже говорящие сами за себя названия – Светлое, Долгое, Круглое, Черное, Синее, Кривое. Все они славились изобилием рыбы, приходящей в них с половодьем, а Черное озеро вдобавок и покойниками. Считалось, что купаться в нем опасно, этот факт подтверждался и статистикой – редко в какой год в озере не находили утопленника.

Попов остров в отличие от «левобережных» был чисто луговым. Практически лишённый коренного леса и участков степи, остров радовал буйством растительности и щедротами луговых даров. Вот как вспоминает остров Наталья Аргуткина:

«Сам остров представлял собой огромную пойменную равнину, поросшую луговой травой, орешником, а возле воды – ивняком. Чего там только не было! Луговой лук, луговые опята, клубника, ежевика, а уж цветов-море.»

ostrova-5

Весной 1957 года Попов остров вместе с Середышем и Пальцыным скрылся под водой. Такое случалось каждый год, но после половодья острова чудесным образом выигрывали свою битву с волжскими водами и, взяв с них дань в виде плодородного ила для почвы и рыбных богатств для своих озёр, вновь расцветали буйством красок. В 57-ом ежегодный цикл обновления прервал человек. Наступил май, июнь… Многие горожане, несмотря на факты, ждали, что чудесным образом среди водного простора снова появятся любимые острова и как и прежде будут манить людей красотой лугов и трепетом ковыльных степей. Но острова пропали безвозвратно, как и старая Волга. Только одиноким надгробием над грязными водами нового моря остался стоять памятник былому изобилию – Пальцинский остров, который в тот же год нарекли Бесстыжим. Может из-за стыда перед людьми, а может перед Волгой?

Оцените новость:
  • (29 голосов, средний: 4.83 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...