Яндекс.Метрика

Александр Павлов: «IT — это дутый пузырь, а интернет закатится сам, вручную этого делать не придется»

12 Апр 2019 Интервью Dinika

В программе IT-конференции «Стачка» в последний момент перед окончанием ее формирования добавилась новая секция – «Острые вопросы IT», куратором которой стал Александр Павлов (noleads.ru), уверяющий, что IT — это дутый пузырь.

11159979_1019818461384732_1058414661133654611_n

- Каковы эти самые острые вопросы, которые вы собрались обсуждать?

- На самом деле ключевой вопрос для отрасли ныне стоит всего один — куда двигаться дальше, но ответить на него тяжело, да и немногие видят главное — что дело идет к качественным изменениям, инерция кончается. По большому счету именно от этой точки надо обсуждать и те вопросы, которые считаются животрепещущими: как попасть в тренд цифровизации и где добыть кадры, которые ныне, как считается, являются главной проблемой отрасли.

- Начнем давай с кадров. Ехал я с одним строителем, помнится. Строитель – профессионал. Я давно, мол, занимаюсь ремонтом, надоело, пойду в айтишники. Курсы закончил, умею сайты делать. Все, пойду работать. Зарегистрировал ИП, подал объявление и работает. Это года три назад было. Насколько это соответствует сегодняшнему дню?

- Этот строитель — не кадры, а обычный кустарь-одиночка. Такие в кадры редко превращаются. Скорее, на фоне спада интереса к сайтикам через «Авито», этот человек вернется обратно на стройку, но не клюнет на «истории успеха», рассказы про огромные зарплаты программистов и на спрос, превышающий предложение.

- А разве это не так?

- Очень во-многом эта ситуация с кадрами перегрета. Почему-то считается, что кадры — это потребность устоявшегося рынка, прошедшего младенческую стадию и на волне всеобщей цифровизации рынок этот будет расти.

Но не все выглядит так радужно, как описывается. Во-первых, основу всего российского айти по-прежнему составляет аутсорсинговое и аутстаффинговое программирование, то есть простой промысел по покупке рабочего времени за рубли и продаже за доллары, так называемая индийская модель развития или галеры с гребцами. Модель крайне проста — покупаешь труд кодера за рубли дешево, продаешь за доллары дорого. А вот не локальные, а серьезные айти решения, уже достаточно давно трудно считать сугубо рыночными, они попали под контроль государства. Фактически, основная доля кадров — это все таки гребцы на галерах, даже если галера и имеет видимый внешний продукт, чем гордятся всякие чиновники и футурологи, рассуждая про пять ведущих цифровых экономик мира и прочие подобные вещи. Правда в том, что заработок основной получается не с продаж этих продуктов, а с доработок и внедрения — продукты подобные чаще всего просто создают поток клиентов, то есть это редко когда вендерский бизнес, чаще всего это все-таки рабовладельческий промысел.

Модель крайне проста — покупаешь труд кодера за рубли дешево, продаешь за доллары дорого.

Еще по теме:

Такого рода промысел заинтересован в снижении издержек, которое обеспечивается просто: меньше платить надо кодерам и дороже продавать их заказчикам. В первое время так называемого «кризиса» дела пошли в таких темах особенно хорошо из-за курса рубля к доллару, но потом «вмешалось» государство, щедро залив деньгами тему цифровизации, которая предстала как угроза навеки отстать от зловредного запада.

web-master_small

В результате с рынка начали вымывать разработчиков крупные банки (Сбер, ВТБ) и окологосударственные структуры (Роснано, РВК), щедро политые финансированием. Хантеринг был прост: платить больше, чем галеры, но меньше, чем в США, например. Объемы вымывания глобальны — 10-40 тысяч разрабов на контору. Это сильно повлияло на поднятие планки зарплат до нынешних — вчерашний охранник после 10-дневных курсов кодинга в Москве требует себе з/п не ниже 150 тысяч рублей, серьезные разработчики не работают меньше, чем за 300 тысяч рублей, причем безо всякой ответственности. Для сравнения, которое приводил Анатолий Кукаев (куратор секции «Лидеры IT-сообществ» «Стачки»), начальник крупного производства будет получать те же 150 тысяч, но будет ответственным за все. Тема зарплат отдает мыльным пузырем. Все это видится живым только пока государство заливает ресурсы в модную цифровизацию, а каналы получения платежей из-за границы не перекрыты.

Кроме того, сейчас прибыль галер уже не такая же, как от торговли оружием и наркотиками, а всего лишь 30-50%, что все-равно гораздо выше, чем в оффлайн промыслах, но эти 50% уже требуют оптимизации процессов. Хотя бы увеличения квалификации погонщиков, загребающих и надсмоторщиков, что подняло порог входа в тему. Деваться стало некуда — кадры пришлось, что называется, «растить», чем все активно и занялись. Хантить и растить.

Фундаментальных знаний для программирования так называемой бизнес-логики не требуется

Еще по теме:

По факту это привело в мелких конторах к резкому снижению среднего уровня качества разработчиков, так как других просто негде взять, а в крупных — иногда и к массовому безделью – реально серьезных разработчиков трудно захантить и поэтому приходится держать даже если работы нет. Говорят, что одна из крупнейших галер набрала себе 500 разрабов под проект серьезного уровня (с зарплатами от 300 тысяч) и платит им деньги целый год просто так, так как проекта начала сроки перенесены. Отсюда и интерес к IT — порог входа падает, несмотря на кажущее усложнение массовых технологий, а работа, по большому счету, не пыльная.

- Со мной начинал трудовую деятельность еще в 80-е парень. Он закончил мехмат МГУ, стажировался в ПКБ АСУ программистом, занимался базами данных, ассемблером, потом работал 10 лет в Волга-днепре, занимался шифрованием. Когда Волга Днепр стала разваливаться, он ушел в IBS на зарплату 90 тысяч. С ним же работали и парни молодые с такой же зарплатой, хотя уровень, наверняка был не сопоставим.

- Это в первую очередь вопрос качества задач. Фундаментальных знаний для программирования так называемой бизнес-логики не требуется, а это большинство нынешних задач эпохи «цифрового бума». Отсюда и небольшой порог входа и достаточно стандартизованный подход к оценке качества.

- Получается, что в программисты сейчас может пойти чуть ли не любой? К чему все это приведет?

- Вариантов может быть несколько. Один — линейный, которым часто и оперируют большинство аналитиков «рынка». Смысл прост: цифровизация неизбежно будет разрастаться, спрос расти, все идет отлично, за айти-кадрами будущее. Второй вариант — инфраструктурный, связанный с измерением парадигм разработки. Дело в том, что постепенно уровень абстракции кода повышается, причем уже сейчас до такой стадии, что код в парадигме ООП (объектно ориентированного программирования) на языках общего назначения высокого уровня может ЧИТАТЬ совершенно неподготовленный человек КАК ТЕКСТ. Соответственно, резко падает и уровень подготовки для написания такого кода.

- Мы, люди старой закалки, еще помним про выделение памяти, стеки и понимаем как все это работает. Для современного кодера все это абсолютно лишние знания, мешающие производить код напрямую руками без использования головы? Ты это подразумевал под фразой «вклавиатурупальцемтыкальщики»?

- Недавно мне попалась популярная статья про модный язык Python, где в качестве ключевого достоинства синтаксиса преподносится «меньший объем ввода с клавиатуры», что рассматривается как «повышение производительности разработчика». То есть, разработчику отводится роль кустаря-ремесленника информационного общества. Это стало возможным за счет примата вычислительных мощностей над качеством разработки. Налицо парадокс: зарплаты и «элитность» разработчиков растут, а уровень навыков и начальных компетенций падает. Одним из вероятных способов разрешения этого парадокса вполне может стать превращение проектирования и разработки во всеобщий НАВЫК, примерно такой же, как навык слепой печати — как машинистки стали не нужны, так и нынешние массовые разрабы могут оказаться не у дел. Это один из основных вопросов, которые ставит Николай Фетюхин в своей секции «Диджител трансформейшен».

Основная проблема — это не сама эта подобная цифровизация как таковая, а вера людей в её мощь

Еще по теме:

Вообще же подобный исход возможен благодаря тому, что абсолютное большинство решаемых ныне разработчиками задач входит в парадигму уже названной «бизнес-логики», то есть являются задачами простой комбинаторики, что легко автоматизируется, о чем неустанно повторяет профессор Савельев (специальный гость «Стачки»), выдвигая в качестве ключевого абсолютно здравый тезис: человек отличается от обезьяны тем, что способен создавать что-то новое, чего не было до него в природе и обществе. Комбинаторика в любом виде в этот тезис не вписывается — тут работает примат навыков, а не идей.

- А разве не происходит цифровизации идей, не на этом ли основаны все современные массовые платформы — например, для торговли и так далее?

- Да ладно! Большинство платформ — это просто надстройки над давным-давно известными и работающими вещами, просто занятые получением спекулятивной по сути маржи на сведении покупателей и продавцов либо сервисы по обеспечению работы других подобных настроек. По своей сути они ничего не меняют, несмотря на уверения маркетологов и футурологов, нового не привносят. Крупные игроки — это просто надстройки, отъедающие часть ресурсов из того, что на официальной языке называют «реальным сектором». Причем, чем ближе к «земле», тем больше. Это просто автоматизация и алгоритмизация, вытесняющая людей.

- То есть, ты считаешь цифровизацию подобную злом?

- В какой-то мере да, но немного не в том ракурсе модной темы цифровой глобализации, из которой часто аналитики делают вывод о неизбежности возникновения цифрового концлагеря со всеобщей слежкой и интеграции производства и торговли несколькими крупными игроками. Это антиутопии, а жизнь показывает, что основная проблема — это не сама эта подобная цифровизация как таковая, а вера людей в её мощь. В результате вместо реального дела способные к созданию добавочной стоимости в реальном выражении люди занимаются ерундой.

Смотри. Еще 10 лет назад мало кто вообще слышал про воронки продаж, лиды, автоматизацию продаж и прочие модные слова, которые сегодня звучат из каждого утюга. Все было намного проще: были клиенты и были продажи, а интернет по большей части был простой доской объявлений. Процессы шевелились относительно замкнуто.

То, что выглядит как хаос, в котором все построено на личных отношениях, надписях на салфетках и встречах по кабакам, – это и есть главное преимущество.

Еще по теме:

Сегодня все не так. Цифровизация — это платформа, в которой могут выжить только сервисы. Остальное — это артефакты прошлого, количество которых сокращается, что воспринимается как рост конкуренции. Отсюда и модный лексикон все более жесткой борьбы за (даже не клиентов), а абстрактные лиды. Ввязываться в эту борьбу УЖЕ опасно, а результат УЖЕ выглядит сомнительным, а если и достигается, то совершенно дьявольскими усилиями с помощью изощренных инструментов маркетинга, о чем рассказывает секция Тельми и Арсенова (https://nastachku.ru/kak-izmenitsya-rol-it-specialistov). Либо может работать уникальность сервиса, что редко. А в остальном… Если просто пролонгировать эту историю, то получается, что наиболее внятная стратегия для тех, кто не способен создать уникальный сервис из своего дела, – это децифровизация, то есть отказ от ставшей неработающей пены в пользу проверенных промысловых инструментов. Либо смириться с ролью исполнителей при чужих сервисах, пирамида которых в конечном итоге в России упирается в государство. Для Москвы подобный путь выглядит неизбежным, а вот за её пределами вектор скорее направлен на возврат к проверенным схемам действий, возникшим еще до модной цифровизации. Тут все козыри у тех, кто на нее не повелся.

- Звучит противоположно тому, о чем все говорят.

- Кто адресат-то этих разговоров? Если люди, умудрившиеся действительно создать что-то новое, то разговоры по адресу. Уникальность можно и нужно цифровать и продавать как сервис или процесс. Но если её нет, вскакивать на общий путь автоматизации всего подряд не стоит.

Просто вдумайся — если какой-то процесс можно алгоритмизировать, а людей пересадить на вбивание данных в формы, что, например, обычно при внедрении CRM, то это говорит о том, что с этой комбинаторной задачей отлично справится и цифровая система, люди не нужны ни в каком ином качестве кроме простых исполнителей, да и то, только пока вычислительные мощности для решения ряда задач — например, имитации голоса, относительно дороги.

Стачка1

Собственно, на примере всем известных платформ мы воочию этот пример и наблюдаем. А ведь то, что называть принято «бизнесом» – это организация процессов. Реальность такова, что этот «бизнес» все больше и больше сводится к двум вариантам: либо ты создаешь и продаешь новый автоматизированный процесс (а вовсе не товары и услуги), либо используешь проверенные схемы, построенные исключительно на людях. И в этом случае любая цифровизация — это однозначное зло. То, что выглядит как хаос, в котором все построено на личных отношениях, надписях на салфетках и встречах по кабакам, – это и есть главное преимущество. Его и надо развивать, автоматизация его убьет. Больше кабаков, больше салфеток, больше личных связей.

Приведу пример, в котором я решал именно этот вопрос. Речь о хипстерской пекарне, которая двигалась к успеху по последней моде: лендинг с modernizr в каждой строчке, лидогенерация, какие-то изощренные то ли ведра продаж, то ли утки допродаж, настроенные модным специалистом. Успеха не последовало, не подфартило.

Проблему мы решили путем простого отключения облачного VPS, на котором располагались «посадочные страницы» пекарни со всеми конверсиями, модернайзами и прочими «актуальными фичами», отогнали от дела и хипстеров. Вместо этого мы ввели простое правило: отгружать торговым представителям компании на 10% больше товара, чем отображается в накладной, а самим торговым представителям объяснили за магию отката и священную силу личных отношений. Пекарня выжила и начала развиваться.

«Все дельные темы на YouTube с тяжелым украинским акцентом»

Еще по теме:

Это конкретный пример того, когда цифровизация оборачивается злом. Но ведь такое сплошь и рядом! Почему же люди продолжают в это вкладываться? Общие опасения «рынка» в первую очередь на «Стачке» персонифицирует Камиль, задаваясь вопросом «куда двигаться дальше в е-коммерс?», хотя там в итоге все стало гораздо шире. Ведь не е-коммерсом единым, Синеркина позвали (крупнейший гаражный производитель кухонных столов в России – от ред.)! Дело-то в приземлении даже глобальных интеграторов!

- Они становятся ближе к «земле» или что?

- Да нет, их титульные функции начинают не совпадать с реальными, и это для рыночной логики выглядит неожиданным. Например, наше исследование работы интеграторов услуг (наподобие youdo) показало, что они за пределами Москвы не только не смогли заменить псевдорыночными механизмами всем известное промысловое сарафанное радио, но и органично стали его частью — оказалось, что максимум пользы, которая извлекается из таких интеграторов, – это первичные сильные контакты, а остальное… А остальное на местном локальном уровне по сарафану, для которого сервисы не нужны. То же касается и, например, нашумевшего блаблакара — он помог выстроить промысловые цепочки, которые ныне не нуждаются не только в самом блаблакаре, но и в интернете в целом.

- То есть, интернет становится не нужен?

- В какой-то мере да, качественный переход со значительной децифровизацией мне видится неминуемым. Хотя есть еще перед глазами и отличный пример Украины. Как мой друг говорит, «все дельные темы на YouTube с тяжелым украинским акцентом». Потому, что «людям там надо шевелиться, нефти и газа у них не было». Там уникальная ситуация — создание нового является массовым процессом, вызванным требованиями банального выживания. Вот люди и шевелятся — находя и используя малейшие возможности. Естественно, вникая и изобретая. Там информационные возможности крайне важны для простой продажи новых кустарных продуктов. Нам до них пока далеко.

Темы, по крайней мере за МКАД, опять будут выстраиваться оффлайн и локально

Еще по теме:

Более того, для нашего реального хозяйствования даже гипотетическое отключение этого самого интернета может сработать во благо, увеличив и укрепив связи. Вопрос «заката Интернета вручную» ставит на Стачке Анатолий Кукаев, правда в первую очередь волнуясь именно за кадры — что будет с галерами, если в РФ удастся (в теории) выстроить реально «железобетонный» файерволл? Куда пойдут все эти люди, да и он сам? Но вопрос мне видится шире — на «отключится» ли Интернет сам по себе? Корпорированный и контролируемый через сервисы интернет и реальная хозяйственная деятельность в наших условиях мало совместимы, понимание этого рано или поздно станет массовым — темы, по крайней мере за МКАД, опять будут выстраиваться оффлайн и локально. Может быть это закат «коммерческого» Интернета в принципе? Безо всякого аналога китайского файерволла. Один из вариантов этого сценария — это как раз «самоотключение» Интернета, разбивка его на локальные кластеры, инструментально в рамках ареала хозяйственной деятельности участников. Почему нет?

Сергей Бурбан, http://notleads.ru/

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (14 голосов, средний: 2.64 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...