Как промышляли при Хрущеве

XX съезд КПСС стал первой вехой на почти пятилетнем пути национализации промысловой кооперации, ставшей «рассадником частной хозяйственной деятельности».
file.php

В конце 80-х годов прошлого века на фоне обсуждения закона «О кооперации» в СССР часто в полемике использовались цифры, демонстрирующие достижения промысловой кооперации 50-х годов в разрезе благотворности частной инициативы. Тем самым подчеркивался тезис Горбачева об ошибочности ликвидации системы промартелей в 1956-1960 годах.

Согласно парадным цифрам, достижения действительно выглядели колоссальными — к 1954 году системе промкооперации удалось почти вдвое (до 30 миллиардов рублей) увеличить отгрузку в торговлю товаров народного потребления по сравнению с 1950 годом. Объем выпуска промышленной продукции также увеличился почти вдвое — до без малого 56 миллиардов рублей. Получалось, что система промкооперации выпускала как минимум треть мебели и трикотажа, большую часть посуды и инвентаря и практически все детские игрушки. И это не говоря про сферу бытовых услуг, фактически полностью обслуживаемую промартелями и официально зарегистрированными некооперированными кустарями, количество которых достигло к 1959 году 150 тысяч человек.

Одним абсолютно ситуативным и случайным решением руководство страны одновременно и окончательно убило живительную частную инициативу, и резко увеличило дефицит

Еще по теме:

Эти цифры выглядели весомым аргументом в перестроечной полемике в пользу возрождения ленинского плана кооперации, существование которого, впрочем, сомнительно. Столь же красиво цифры смотрелись и в разрезе критики решения 1960 года об окончательной национализации промысловой кооперации. При их применении «в лоб» получалось, что одним абсолютно ситуативным и случайным решением руководство страны одновременно и окончательно убило живительную частную инициативу, и резко увеличило дефицит. Доходило и до более крутых обобщений — во время дискуссии начала 90-х годов при создании кооперативного Центросоюза один из спикеров даже связал ликвидацию кооперации с развалом страны. Логику такого обобщения несложно реконструировать — она потребительская: дефицит убил страну.

Промысел начальника цеха оказался простым — он продавал лес «налево», а выручку в артель не сдавал. Её приходилось тратить на пьянки с лесодесятником в Комаровке для того, чтобы получить возможность пилить лес.

Еще по теме:

На деле же ситуация выглядит вовсе не так линейно и однозначно даже без использования дополнительных данных. В рамках описанных аргументов обходится вниманием источник резкого роста кооперативной активности со всеми ее парадными цифрами. Хрущевская оттепель в совокупности с внезапным ростом активности членов артелей выглядит в этом качестве сомнительно. Хотя бы по причине того, что рост объемов производства никак не коррелировал с ростом числа артелей и кооператоров.

Продолжение доступно только для зарегистрированных пользователей

Для регистрации надо ввести логин, пароль и e-mail. Никаких дополнительных подтверждений и действий не требуется, текст откроется автоматически.

Войдите или зарегистрируйтесь

Читать дальше:

Поделиться