Яндекс.Метрика

От малолетки до крытки: тюремный общак как исток российской кооперации

15 июня 2018 История Dinika

Истоки самобытности российской кооперации искали больше 100 лет, а в итоге нашли в тюремном общаке, причем «красном».

108865_original
В мае 1988 года премьер Николай Рыжков на сессии Верховного Совета СССР воспевал роль кооперации в свете принятия судьбоносного Закона о кооперации в СССР. В ход пошли ленинские идеи времен статьи «О кооперации» 1923 года. Из них Рыжков сделал вывод, что «рост кооперации тождественен росту социализма», тем самым сведя достаточно сложные и далеко не однозначные ленинские построения к форме удобного тезиса, могущего при необходимости превратиться и в слоган. Дальше в своей речи премьер тезис раскрывал, причем в модусе, очень похожим на выступления делегатов съездов КПСС начала 50-х годов, когда кооперация в очередной раз рассматривалась как ситуативный инструмент спасения от проблем. Основные отличия заключались в дизайне выступления — в своей речи Рыжков плавно подменял социализм демократией, подведя в итоге к формулированию сути кооперации, как она ему виделась:

«…Она является важнейшей общественной формой проявления самодеятельности и творческой активности трудящихся, вовлечения их в непосредственное управление экономическими и социальными процессами на последовательно демократической основе. Именно в этом, если взглянуть на вопрос с политической точки зрения, заключается ее подлинно социалистическое содержание».

Через два дня после этой речи, 26 мая 1988 года, Верховный Совет одобрил закон. За этим последовало возрождение на новой основе кооперативных обществ, которые увидели в законе возможность вернуться «к истинно кооперативным началам» после «удушения кооперации» в советское время — в апреле 1991 года Роспотребсоюз СССР был переименован в Центросоюз РСФСР, который в свою очередь в 1992 году стал Центросоюзом РФ, и жив поныне.

Практически сразу в кооперативных союзах возник определенный кризис идентичности — с одной стороны теоретически был провозглашен возврат к истинной кооперации, а с другой стороны — Центросоюз в полной мере наследовал историю и структуру Роспотребсоюза, созданного в 1954 году под прямым диктатом партии и Совета министров на очередной волне реформ кооперативной сферы.

Стоит отметить, что ровно с теми же проблемами столкнулись и предшественники пост-советских «истинных кооператоров» во время Первой мировой войны, когда наблюдался взрывной рост потребительской и ссудно-сберегательной кооперации. Правда, основным источником этой кооперации также было государство, выделявшее ссуды через Госбанк, что оставляло от импортированной кооперативной социалистической идеи очень немного «истинной» сути. Это заставило тогдашних теоретиков кооперации, исповедующих «чистую» утопическую идею кооперации пост-оуэнского типа, искать для нее новые основания. Тогда на вооружение была взята идея русской артели, историю которой в очередной раз пролонгировали до X века, найдя в ней истинную суть кооперации. Этому процессу не помешало и отсутствие письменных источников ранее Устава цехов 1799 года, где, впрочем, «артель» употреблялась как калька с немецкого слова.

Мы имеем дело с банальным тюремным общаком, пусть и созданным декабристами.

Еще по теме:

Центросоюз пошел по другому пути, взяв за основу гипотезу советского публициста-кооператора Степана Днепровского, высказанную им в 1968 году в книге «Кооператоры». Днепровскому в своем труде удалось на 30 лет удлинить историю российского кооперативного движения, которую до этого времени было принято отсчитывать с 1864-1866 годов. Идея была простой — публицист признал первым российским потребительским обществом «Большую артель» декабристов, основанную в 1831 году на каторге Петровского завода. Получалось, что кооперативное движение в России возникло практически одновременно с неудачными опытами европейских социалистов-утопистов, из трудов которых, благодаря усилиям Добролюбова, Чернышевского и Герцена, и была импортирована впоследствии в умы интеллигенции сама идея кооперации.

В качестве обоснования своей гипотезы Днепровский приводил наличие у Большой артели декабристов устава, выборных органов управления и признаков хозяйственной деятельности. Этого, по мнению автора, было достаточно для того, чтобы считать Большую артель полноценным кооперативом, первым в России.

В советское время эту гипотезу не опровергали, но и не использовали. Вполне аргументированной критике она подверглась позже — в конце 90-х годов, когда в научный оборот были введены архивы декабристских артелей в виде списков участников, хозяйственных документов, воспоминаний самих участников и так далее. В 1998 году в сборнике РАН «Кооперация. Страницы истории» вышли статьи Е.Н Козловой «Артель декабристов в Сибири» и А.В. Соболева «К вопросу о юбилейных датах российской кооперации». Впоследствии вопросу Большой артели Соболев посвятил и другие работы.

В этих работах исследователи пришли к однозначному выводу — гипотеза Днепровского была обычным мифотворчеством, а к кооперации артель не имела никакого отношения.

Что же это было? Соболев писал по этому поводу: «если все же считать, что Большая артель является потребительским обществом, то с такой же легкостью таковым может быть любое тюремное хозяйство арестантов и заключенных XIX в», то есть мы имеем дело с банальным тюремным общаком, пусть и созданным декабристами.

254203_original

Введенный в научный оборот легендарный (благодаря Днепровскому) Устав артели четко и однозначно указывает на цель объединения – «иметь на лицо определенную сумму денег», а документы артели прямо указывают на связь с комендантом.

Дело в том, что декабристов на первых порах сильно ограничили в поступлении «грева» от родственников на воле. Артель оказалась отличным способом преодолеть это ограничение за счет тех осужденных, которых греть было некому, – дополнительный грев списывался на помощь им. В результате, как пишет Соболев, «эти внешние поступления позволили сотне подопечных коменданта СР. Лепарского за три с небольшим года накопить и перевести из Читы в Петровский завод личного имущества весом около полутора тысяч пудов».

История тюремных общаков, их очевидная истинность, а также сами масштабы этого явления выглядят намного более цельными и очевидными нежели многочисленные попытки открытия, создания и описания «истинной» кооперации, которые продолжаются уже более 130 лет.

Еще по теме:

В связи с этими данными логичным оказался и конец знаменитой Артели — она перестала существовать сразу же, как в Петровском остались только осужденные «по первому разряду», то есть как только отпала необходимость «красного» общака. Может быть, сыграла роль и смена коменданта.

Несмотря на совершенно разгромное доказательство несостоятельности гипотезы Днепровского, Центросоюз от нее не отказался и поныне отсчитывает историю российской потребительской кооперации с даты организации тюремного общака декабристами, не забывая праздновать юбилейные даты.

В этой связи стоит отметить, что кооператоры не так уж и не правы. Дело в том, что история тюремных общаков, их очевидная истинность, а также сами масштабы этого явления выглядят намного более цельными и очевидными нежели многочисленные попытки открытия, создания и описания «истинной» кооперации, которые продолжаются уже более 130 лет. Мы подробно рассматривали историю этих попыток и пришли к однозначному выводу — ни одна из них так и не удалась — для следования идеалу импортированной социальной идеи всегда что-то мешало. Чаще всего отсутствие реальной инициативы снизу, что вынуждало кооперацию внедрять, поддерживать и искусственно развивать, что явно идет вразрез с идеями утопистов.

На этом фоне тюремный общак выглядит гораздо привлекательней даже в свете риторики Рыжкова. Можно ли не считать его «важнейшей общественной формой проявления самодеятельности и творческой активности трудящихся» с учетом того, что только в колониях и на крытках ныне содержится более 600 тысяч человек, а всего в застенках (включая малолетки и СИЗО) содержится более 1,5 миллионов человек? Вопрос выглядит риторическим, особенно если учесть тех, кто дает «на общее» «на последовательно демократической основе». Потребительской и ссудно-сберегательной кооперации даже в существующих эрзац-формах до таких масштабов далеко. А, значит, есть куда стремиться — выбранную историческую идентичность можно смело признать верной.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (3 голосов, средний: 3.67 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...