Яндекс.Метрика

Новый министр молодежного развития Ирина Лукьянова: «Молодежь не уедет, если поймет, что она нужна здесь»

Как будет выстроена работа министерства молодежной политики с новым министром? Что делать, чтобы молодежь из Ульяновской области не уезжала? Как работать с молодежью «группы риска», которая часто выпадает из молодежной политики? Сколько денег будет выделено на ульяновскую молодежь? Обо всем этом и многом другом Улград поговорил с новым министром молодежного развития региона Ириной Лукьяновой.

tfYCCd-WBbg

- Ирина Владимировна, ваша кандидатура только что была одобрена кадровой комиссией, какие вы определили первостепенные задачи на новом посту?

- На мой взгляд, первоочередная задача – сформировать команду, которая будет осуществлять работу в молодежной политике Ульяновской области.

- Какой будет эта команда? Сколько человек?

- Это штатные сотрудники министерства – девять человек. Но в отделе молодежных программ сейчас три человека, мы внесем изменения – в нем будет четыре человека. В молодежной политике очень много направлений – и образование, и информационные технологии, и работающая молодежь, и школьники и т.д. Нам нужно все это охватить. В остальных органах государственной власти тоже сформированы молодежные ячейки, которые нам будут помогать, но все будет стекаться к нам. У нас создана Ассоциация молодежных правительств Ульяновской области, которую возглавляет Мария Рогаткина. Это будет некий молодежный аналитический центр по выявлению проблем, поиску трендов, формированию рекомендаций, а мы, как министерство молодежного развития, будем все это реализовать.

- Какие еще задачи поставлены?

- Вторая задача на данный момент – разработка Стратегии молодежной политики Ульяновской области, которая будет реализована с 1 января 2019 года. Проект стратегии сформирован, 19 мая молодые ребята поработали на форсайт-сессии и выработали 50 пунктов этой стратегии. Следующий шаг – наполнение пунктов стратегии всеми необходимыми проектами и направлениями.

- Какие пункты включены в стратегию?

- 50 пунктов подразделены на 12 направлений. Это вовлечение молодежи в инновационную деятельность и научно-техническое творчество, социализация молодежи, нуждающейся в особой заботе, вовлечение молодежи в работу средств массовой информации, развитие международного и межрегионального молодежного сотрудничества, вовлечение молодежи в занятия творческой деятельностью. Кстати, при Министерстве молодежного развития будет создано подведомственное учреждение – областное государственное автономное учреждение «Молодежный театр», куда будут вовлечены все студенты средне-специальных, высших учебных заведений, просто творческие люди, на основе идей которых мы тоже будем что-то создавать. Среди других направлений – вовлечение молодежи в здоровый образ жизни, развитие молодежного самоуправления, предпринимательства. Еще одно направление – работа с профсоюзами. Это большое направление, потому что в каждом вузе создана своя профсоюзная организация. Профсоюзы есть на предприятиях, это та самая работающая молодежь, с которой нам необходимо заниматься.

- Как будут финансироваться эти планы?

- На сегодняшний день есть около 20 миллионов. До конца года хватит. Но если у нас 50 пунктов стратегии, то на их реализацию нам нужно 50 миллионов.

- Будет ли остальное финансирование?

- Очень большая беда в плане финансов, мы это прекрасно понимаем. Но мы будем добиваться 50-ти миллионов на молодежную политику в регионе.

- На вашей предыдущей должности в управлении внутренней политики вы курировали взаимодействие с общественными организациями. А каков ваш опыт работы с молодежью?

- Половина моей трудовой деятельности связана с молодежной политикой, я в «молодежке» начинала свою трудовую деятельность, работала вожатой в школе, потом выиграла областной конкурс «Вожатый года», и меня взяли на работу в отдел по делам молодежи Заволжского района, где я работала три года. Затем – в комитете по делам молодежи администрации города, потом началось формирование комитета по делам молодежи, физической культуры и спорта, я там проработала 12 лет. Потом я пришла в правительство в управление по общественным проектам – тогда это был департамент по взаимодействию с институтами гражданского общества. Если говорить о тех годах в «молодежке», то это направление было более активное, чем сейчас, вся молодежь была более увлечена, сконцентрирована на том, что она хочет, реализация идей была более быстрой.

- А сейчас как?

- Я семь лет уже не работаю в «молодежке», и мне тяжело об этом говорить, но я для себя, когда Сергей Иванович представил меня на форсайт-сессии 19 мая, выявила те проблемы, которые, на мой взгляд, сейчас упущены.

- Это какие, например?

- Во-первых, это разрозненность, разобщенность молодежных организаций и объединений. У нас нет единой канвы этих объединений, нет единой идеологии относительно того, чем они могут заниматься. У нас все НКО разрозненны, каждый сам по себе. А вот, чтобы это все было едино – такого нет. Во-вторых, это формирование единой системы управления в сфере студенческого самоуправления. Сегодня у нас есть Городской студенческий совет, областного нет. Кадровый потенциал нужно формировать с низов, начиная с садиков – потом ссузы, вузы, затем предприятия. Вот тогда у нас кадровый потенциал молодежи будет достойным. Если вы посмотрите, что было раньше с молодежью, то сейчас активную молодежь, которая была на самом деле активной, вы можете увидеть в исполнительных органах государственной власти, и не только. То есть та молодежь до сих пор проявляет себя. Это те молодые ребята, с которыми мы строили молодежную политику в те годы. А сейчас нет кадрового потенциала, нет кадров. Еще одна задача – организация летних и зимних смен актива, в которых должны принимать участие все категории молодежи от 14 до 35 лет. Молодежь общается, появляются новые организации – это помогает выстроить работу по всем направлениям молодежной политики.

- Какие еще проблемы вы отмечаете?

- Необходимо выстроить жесткую систему внутреннего контроля в системе молодежной политики в муниципальных образованиях. Сейчас мы будем создавать молодежные советы в каждом муниципальном образовании, в некоторых они уже созданы. В конце года мы будем подводить итоги и выбирать лучший молодежный совет муниципального образования, учредим какой-нибудь приз. Как правило, молодежь там не охвачена, нужно вычленить активную молодежь, с которой мы впоследствии будем работать. Также обязательно должна быть грантовая поддержка. У нас много молодежных некоммерческих организаций в регионе, которым необходима поддержка для реализации своих проектов. И не только для себя. Они должны видеть, что власть им помогает. Не так, чтобы они получили деньги и ушли в угол реализовывать свои проекты. Проект должен быть направлен на реализацию в целом политической идеи региона. Председатель общественной организации должен знать, что он нужен региону, а не просто – принял участие в проекте, забрал деньги и ушел в сторону. Проект должен быть направлен на больший охват людей и на регион в целом, чтобы мы потом, может быть, и на федеральном уровне с этим проектом смогли что-нибудь выиграть. Еще один момент – молодежь хочет видеть поощрение. У нас есть золотая книга молодежи, благодарственные письма губернатора и т.д., но молодежь нужно еще поощрять.

- Как именно нужно поощрять молодежь?

- Нужно какое-то отдельное положение о наградной деятельности, может быть, в рамках министерства. Возможно, учредить какие-то стипендии по итогам конкурсов. Форумов и конкурсов существует очень много, но ребята должны быть не просто заявлены для участия, они должны знать, что они получат от этого кроме опыта, потому что молодежь сейчас амбициозна. Она должна понимать, что не только футболку получит, а в вузе, допустим, добавку к стипендии. И опять же не только в вузах и ссузах, это должно начинаться со школы. Поощрение молодежи – это кадровый рост молодежи.

- Одним из недавних решений в сфере молодежной политики стало создание в прошлом году областной общественной организации на базе Российского союза молодежи, которому регион выделил финансирование в несколько миллионов рублей. Как вы будете работать с этой организацией, чего от нее ждете, как будете контролировать?

- РСМ – это наша правая рука. Сейчас у нас идет создание ячеек РСМ в муниципальных образованиях. Недавно у них в «Алых парусах» проходил слет ребят, которые будут в муниципальных образованиях возглавлять ячейки РСМ. У них не только свое финансирование, через нашу программу мы также серьезно поддерживаем. Мы не контролируем их, это общественная федеральная организация, которой мы помогаем. Только при таком взаимодействии работа получится. У них большой потенциал и ресурс, который нам необходимо перенять. Кстати, мы вместе с ними будем организовывать Семинар-совещание молодых лидеров стран БРИКС, который пройдет 17-21 июня в Ульяновске. Еще один крупный совместный проект – вручение паспортов в День России на площади Ленина.

- Вы много говорите об активной молодежи, но есть молодежь «группы риска», которая часто выпадает из молодежной политики региона. Они не пойдут в молодежное правительство, не будут писать гранты, как с ними работать?

- У нас есть много программ по работе с такой категорией. Требуется профилактика, естественно, нам без отдела по делам несовершеннолетних никуда, у них много программ и проектов, которые они реализуют именно с этой категорией ребят. С нашей стороны нужно, мне кажется, ребят привлекать в те же летние смены актива. Например, есть проблемные дети, которые стоят на учете. Они нормальные ребята, просто гиперактивные, их нужно в хорошие, творческие среды завлекать. Когда он раз придет, может быть, ему не понравится. Второй раз придет. Их нужно привлекать. Мы, когда ездили в смены актива, брали таких ребят и проводили для них игру «Последний герой». Им нужна такая «движуха». У нас есть Ассоциация молодежных правительств, возможно, стоит назначить оттуда кураторов над ребятами. Но это все не сразу, с этим нужно работать. Сейчас много идей, нужно разложить все по полочкам, только тогда все получится.

- Много говорится о том, что молодежь из региона уезжает. Как, на ваш взгляд, нужно решать эту проблему?

- Проблема действительно серьезная. Возможно, нужно разговаривать с молодежью, предпринимать уже вышеперечисленные меры, вводить стипендии для молодежи. Молодежь должна видеть, что кто-то о ней думает, кто-то с ней работает, разговаривает. Я за себя могу сказать, что я ни за что не покину родину. Разные ситуации бывают в жизни, люди уезжают работать, по семейным обстоятельствам, но так, чтобы бросить и зачеркнуть любимую родину… Меня на кадровой комиссии спросили, в каком городе я родилась, я сразу сказала – я родилась на своей малой родине – в городе Ульяновске. Молодежь не будет уезжать тогда, когда она поймет, что она нужна здесь, что она нужна региону, университету, предприятию. Как раз в этом вся загвоздка молодежной политики на местах. Наше молодежное правительство заняло первое место среди всех молодежных правительств России. Это уже рывок, ребята, которые входят в него, а это около 60 человек, везде, в каждом вузе об этом рассказывают. Если таких прорывов будет больше, мне кажется, молодежь будет меньше уезжать из региона, либо уезжать, пробовать и возвращаться обратно.

- Но ведь уезжают, может, и любя родину, но за зарплатой, нормальной работой…

- Знаете, если здесь быть человеком адекватным, нормальным и знать, что ты нужен, то, мне кажется, и здесь можно себя найти. У меня родители – обычные педагоги, мама -педагог, папа – бывший военный, я окончила обычную школу, училась в Училище культуры, окончила университет по направлению режиссера массовых театрализованных представлений и праздников. Я здесь создала семью, родила двоих детей, у меня обычный жизненный путь. Необязательно быть чьим-то, можно самим всего добиться, если не быть лентяем.

Юлия Узрютова. Фото Андрея Куликова

Оцените новость:
  • (17 голосов, средний: 3.76 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...