Яндекс.Метрика

Губернатор сверху

Ульяновский губернатор остается в федеральном тренде. В четверг, когда правительство России собралось в своем составе последний раз, официальное СМИ областного руководства опубликовало готовившееся три дня интервью Сергея Морозова по поводу нового формата работы правительства Ульяновской области. Улград продрался сквозь примененные в ответах губернатором или тем, кто писал текст для него, заумные термины и резюмировал, в какую новую позу областное руководство решило попробовать поставить работающих на него чиновников.

gub

Дело с ночи

Назревшее желание Сергея Морозова что-нибудь в системе управления областью снова исправить стало заметно в начале апреля. То есть чуть меньше, чем через полтора года после ее утверждения. Напомним, в 2016 году, когда ульяновцы переизбрали Сергея Морозова на место губернатора, была учреждена отдельная должность председателя облправительства. Ранее ее занимал сам глава региона. Теперь это место было отдано Александру Смекалину, прежде в статусе первого зама председателя правительства отвечавшему за вопросы развития региона.

Все это время какой-либо значительной критики в адрес Смекалина губернатор не высказывал. Но в апреле на одном из аппаратных совещаний прорвалось. Сергей Морозов заявил, что он готов распустить облправительство, если чиновники не поменяют свое отношение к работе. Кроме того, все это время так называемый центр управления реформами, то есть управление проектного развития и экспертно-аналитической работы администрации губернатора, прорабатывал внедрение проектного подхода к решению важнейших проблем региона. На той же неделе, когда прозвучала угроза роспуска облправительства, Сергей Морозов сообщил, что оно будет переориентировано на проектную работу.

Наконец более детальное рассмотрение переформатирования состоялось на этой неделе в понедельник поздно вечером. Как тогда сообщил пресс-секретарь Морозова Тимофей Гончарук, губернатор провел совещание, на котором обсуждались вопросы преобразования работы органов власти, управленческие реформы. Сообщение сопровождалось фото уставших главы региона, главы облправительства и главы губадминистрации, сидящих за заваленным кипами документов столом, и анонсом подробного интервью о согласованных преобразованиях.

Интервью с улетевшим в командировку в Европу Морозовым готовилось несколько дней. Выпустили его только в четверг вечером, уже в нерабочее время. Познакомиться с текстом, если не надиктованным, то согласованным губернатором, можно на сайте “Ульяновской правды”.

Зам по общественности и зам по правам

Мы же пройдемся по основным обозначенным в интервью преобразованиям. Очевидно, что уже проработанные конкретные решения касаются в основном губернаторской администрации.

Так, ее часть должна быть преобразована в фонд губернаторских грантов и проектов, раздающий деньги общественникам. Руководить работой с общественностью от лица губадминистрации будет новый чиновник. Одним из важных общественных проектов станет создание милиции – общественной правоохранительной структуры из казаков, дружинников и других добровольцев.

Также в губернаторской администрации должен появиться зам по правам человека. А управление международного развития заметно расширит свои полномочия, в том числе займется межрегиональной работой. Одна из его новых задач – работа с уезжающей из региона молодежью и с приезжающими в регион иностранцами, которых губернатор хочет переманить в область на ПМЖ. На международном уровне у области появятся свои представители в других странах, но работать они будут на общественных началах, то есть без зарплаты.

Управление облправительством перейдет к специально создаваемой администрации развития, во главе которой встанет губернатор. В нее войдут и заместители председателя облправительства. Работа под руководством развивающей и чиновников, и регион администрации должна начаться с 2019 года. Еще через год облправительство должно дойти до работы в формате проектных офисов.

Пока же при администрации развития будут существовать стратегический офис и офис меритократии. Первый займется в том числе внедрение во власть цифровых технологий и сокращением в связи с этим чиновников и работников областных организаций. В ближайшие пять лет их численность должна уменьшаться на 10 процентов ежегодно. Второй будет растить и отбирать лучшие кадры на руководящие места, а также повышать эффективность чиновничьей работы. Для этого сформируют департамент эффективности государственного и муниципального управления, подчиненные ему центры эффективности появятся и в отраслях.

Уже с сентября в новом формате должно заработать представительство облправительства в Москве. При нем организуют региональный проект по работе ульяновских министерств в столице. Планируется, что в них появятся замы министров по работе со столицей, которые практически постоянно будут работать в столице.

Также анонсировано изменение работы отдельных ведомств. Министерство экономики станет министерством коммерции и займется еще и вопросами экспорта ульяновской продукции. Минздрав переименуют в агентство семьи и социального развития.

А Смекалина куда?

Судьба председателя облправительства в озвученных Сергеем Морозовым изменениях никак не отражена. Сразу после выхода интервью глава общественной палаты региона Александр Чепухин опубликовал в фейсбуке вопрос о возможном возвращении региона к единому управлению и губадминистрацией и исполнительными органами власти. “Если власть говорит о единоначалии, как в Ульяновске будет один глава администрации и все, то это должно быть и в региональной власти. Правильно, чтобы члены правительства получали задания и спрос за их выполнение был у одного руководителя. Так было раньше, все было четко”, – отметил Александр Чепухин.

Отметим, что Александр Смекалин на днях выпустился из так называемой “школы губернаторов”, в которой учился с лета прошлого года. Это тренинг для президентского кадрового резерва, организованный РАНХиГС при поддержке Московской школы управления “Сколково”.

Присвоение полномочий?

По мнению ульяновского общественника Игоря Корнилова, часть озвученных губернатором инициатив тянут на нарушение федерального законодательства.

“Региональная милиция. Собственно говоря, присвоение властных полномочий — в чистом виде статья 353 УК РФ, как сформулировано в уголовном законе: «Общественная опасность преступления заключается в том, что оно нарушает нормальную работу отдельных звеньев государственного аппарата и дискредитирует их авторитет». И тут не поспоришь, так оно и есть. Деятельность казачества предопределена законом о них, все остальное от лукавого и правового нигилизма. Кроме того, Конституционный суд РФ уже предостерегал региональные власти от подобных попыток: «Это называется опубличиванием частных интересов и огосударствлением общественных организаций, что уже было при советском строе». Идея не только провальная, но и потенциально опасная для граждан. Скорее всего им придется иметь дело с сотрудниками силовых ведомств, которые были ранее уволены по дискредитирующим обстоятельствам. Но теперь они будут в роли «дружинников»? Или банального «рэкета», собирающего мзду с уличных торговцев?” – задается он вопросом.

Остальные новшества также, по мнению общественника, рискуют оказаться мало эффективными. “Возьмем, к примеру, министерство международного и межрегионального развития, в описании присутствует лишь три направления деятельности. Первое – отправит послов за рубеж. Второе – представительство региона в Москве. Цель — выбивание ресурсов, видимо, денег, такой управленческий «гоп-стоп» в качестве ноу-хау от Ульяновской области. Но ни размеры «выбивания», ни ресурсы, ни даже штаты не озвучены, про эффективность решения сказать пока сложно, опасаюсь, что и потом мы так ничего и не узнаем. Все может свестись к встрече губернатора и его проводам из Москвы, и обслуживанию его пиар-рейтингов. Третье – вычленять наиболее талантливых, успешных, интересных иностранных студентов в вузах и предоставлять им возможность стать россиянами. Скорее всего не реально, насколько я с ними общался, они учатся не на свои средства, и имеют обязательства перед спонсором учебного процесса. Авантюра может завершится международным скандалом и серьезными репутационными потерями для ульяновских вузов, чему вряд ли ректоры будут рады, – объясняет Корнилов. – Про фонд губернаторских грантов и проектов даже говорить не стану, это традиционный междусобойчик, удобная схема распила бюджетных средств на разного рода мероприятия в духе «шарики-фонарики», от которых ничего осязаемого и полезного не остается. Сомневаюсь, что что-то поменяется”.

Фото – твиттер Тимофея Гончарука.

Оцените новость:
  • (4 голосов, средний: 3.75 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...