Яндекс.Метрика

Смутное время станкостроения

Станков нет, но они есть: новая индустриализация происходит по гаражам и подвалам.

16832145_1864616747143779_4490040895627649710_n
23 апреля в Туле на базе бывшего завода «Октава» открылся «креативный индустриальный кластер», в котором Ростех среди прочего разместил музей станков. Для этого музея мы помогали оформлять экспозицию, в том числе и путем исследования влияния станкостроения на экономику России. Тема нас заинтересовала, в результате чего мы продолжили изучать её самостоятельно. Первые результаты этой работы доступны в нашем спецпроекте «Станки в России» – желающие могут ознакомиться с весьма нелинейной историей российского станкостроения, которая в хронологическом изложении напоминает скорее триллер.

Дело в том, что, рассматривая историю станкостроения как историю отрасли, то есть объекта управления государства, мы видим вполне очевидную цикличность, которая фундирована угрозами.

«Ваши станки — дерьмо, никому не нужны, что надо — будем скупать за границей».

Еще по теме:

Процесс «развития» отрасли можно представить как реакцию на эти угрозы, количество которых ограничено: война и технологическое отставание от западных эталонов. В первом случае во главу угла ставится риск отсутствия собственного оружия, а во втором — риск оказаться страной второго, третьего, четвертого и так далее миров.

Механизм решения сформированных рисками и угрозами «проблем» всегда оказывается одним и тем же — импортирование.

В промежутках между циклами подобной активности с точки зрения отрасли фиксируется очевидный провал, схожий с полной деградацией – «смутное время» отрасли, когда она деградирует до стадии полного распада.

Подобные циклы хороши известны и описаны многочисленными исследователями в разных терминах и исходя из разных понятийных моделей, но станкостроение в этом плане наиболее показательно, так как в целом может служить общим индикатором подхода к технологиям и отношения к ним (индустриализации).

Цикл «развития»

История показывает, что циклы развития отрасли всегда были построены по одной и той же схеме индустриализации. Сначала признавалось плачевное состояние дел исходя из видения государства, затем проводилось массированное внедрение импортных технологий и/или простая закупка зарубежных станков. При этом существующее положение дел не просто не изучалось, а отбрасывалось как ненужное в свете задачи «догнать и перегнать». Ввиду того, что подобные решения носили сугубо «политический» характер, процесс неизбежно сопровождался отрицанием наличия сколь-либо значимых собственных наработок и технологий.

Конструкторские решения редко когда выходили за рамки страниц журнала «Промысловая кооперация».

Еще по теме:

Наиболее рельефно этот подход описал председатель совета директоров «Станкоинструмента» Паничев, вспоминая встречу с Егором Гайдаром в 1992 году на тему развития отечественного станкостроения. Гайдар обозначил свою позицию крайне просто: «Ваши станки — дерьмо, никому не нужны, что надо — будем скупать за границей».

Соответственно, каждый цикл подобной индустриализации неизбежно стартовал с чистого листа. Все существующее либо не замечалось, либо признавалось устаревшим, а экспертиза сводилась исключительно к вопросам что и откуда завозить и как завезенное копировать. Таким образом вновь и вновь формировалась отрасль, каждый раз заново и по новым лекалам передового зарубежного опыта. Так было и с оружейным производством при Петре I, так было и с железнодорожным строительством при Николае II, так было и с советской индустриализацией при Сталине, так есть и сейчас на уровне риторики станкостроительных кластеров и восстановления станкостроительной отрасли. Догнать и перегнать — именно так назывался наиболее ходовой станок ранних лет советской индустриализации, скопированный с зарубежного аналога, и именно такая логика и действует в цикле «развития».

Цикл «смутного времени»

Модернизационный отраслевой запал ввиду банальных особенностей процесса внедрения через административные процедуры неизбежно эрозирует, так как требует постоянного «ручного управления» и столь же «ручных» затрат на продолжение развития отрасли. Постепенно государство отступает, а на его место приходят совершенно другие принципы организации и технологии. Оружейные машины Петра обветшали как только за их неиспользование перестали наказывать, а на их место вернулась распределенная мануфактура: оружейники стали работать по домам вручную. Импортированные станки для ж/д заводов превратились в недвижимость после того, как государство отказалось от своих планов внедрения. Советские станки-автоматы перешли в разряд металлолома сразу же после отказа государства от внедрения всеобщей автоматизации как инструмента достижения коммунизма. И так далее. Отрасль умирала, но умирали ли станки и технологии?

Считается, что да. Это описывается как деградация отрасли, требующая нового витка модернизации-индустриализации, а сами периоды «смутного времени» из рассмотрения (например, в историческом контексте) отбрасываются. Достаточным для описания «смутных времен» считается указание на катастрофичность падения тех или иных показателей — например, выпуска станков, валовых оборотов той или иной отрасли промышленности, деградации основных фондов и т. д. При этом хозяйственная деятельность как-то все-таки ведется, а алармические возгласы о возврате к архаике чаще всего оказываются лишенными эмпирического содержания.

Списанное или включенное в конкурсную массу банкротящихся предприятий оборудование чаще всего обретает вторую жизнь на базах и в гаражах, одновременно и переставая формально быть средствами производства

Еще по теме:

Понятно, что за этим стоят организационные механизмы и технологии, которые в принципе не могут быть осмыслены и учтены при отраслевом подходе. Например, в оптику «смутного времени» XIX века не попадали клоны луганских универсальных станков, кустарное производство которых было развернуто по всей стране, причем его объемы постоянно росли. Не были предметом интереса и практики использования дореволюционных станков во времена НЭПа. Мимо проходили и совершенно фантастические станки и приспособления, изобретаемые кустарям-промысловиками в рамках советской промысловой кооперации на фоне постоянного роста потоков жалоб от партячеек на местах на неиспользование артелями централизованно поставляемых им станков и механизмов, которые годами пылились на складах. Все это отраслью не считалось, а конструкторские решения редко когда выходили за рамки страниц журнала «Промысловая кооперация».

Ничего нет, а все работает

Ровно та же ситуация и сегодня. Отрасль станкостроения считается практически умершей и требующей срочного реанимирования по новому-старому рецепту импортирования и кластеризации. Особенный градус угрозе придает идущее ускоренными темпами на фоне т. н. «кризиса» фиксируемое Росстатом активное выбытие основных фондов, в первую очередь станочного парка. Это выглядит как отличный аргумент для разговоров о новой индустриализации.

Время для станкостроения смутное. По логике отрасли, совсем скоро даже болт будет выточить не на чем своем, а промышленность останется без средств производства.
Но ситуация, как и раньше, сложнее, и не может быть адекватно оценена в подобной логике. Иначе получается парадокс — ничего толком нет, а все как-то работает.

Работает как и в предыдущие циклы отступления государства – само по себе, безо всякого отраслевого подхода. Никуда по большей части не делись и основные фонды — списанное или включенное в конкурсную массу банкротящихся предприятий оборудование чаще всего обретает вторую жизнь на базах и в гаражах, одновременно и переставая формально быть средствами производства. Нет проблем и со станками и автоматическими линиями, которые активно производятся под заказ с учетом конкретных особенностей организации производств, которые (особенности) имеют крайне мало общего со схемами ведения бизнеса из учебников, но зачастую оказываются весьма похожими на те самые распределенные мануфактуры наподобие тульских оружейников на дому. И это и есть реальное станкостроение.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (2 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...

Внимание! Редакция ИА "Ульяновск-город новостей" не всегда разделяет мнение своих авторов! Настоятельно рекомендуем отказаться в комментариях от ненормативной лексики и от перехода на личности. Три жалобы от пользователей (кнопка "Пожаловаться") на комментарий с ненормативной лексикой, даже замаскированной, приводят к автоматическому удалению комментария. ТЕПЕРЬ МЫ БАНИМ ЗА МАТ!