Яндекс.Метрика

Цели для ракет Путина расположены внутри страны

03 марта 2018 Колонка редактора Dinika

Послание Путина Федеральному собранию оказалось инновационным: ради большего эффекта в нем (по-видимому) переставили местами куски, что несколько затуманило его ключевой нарратив. Мы восстановили исходное послание, и это позволило нам точно выяснить, на какие цели направлены «ракеты Путина».

ракеты

За прошедшие с даты послания дни по поводу его содержания не высказался только ленивый. При этом уже выстроилась, как это обычно и бывает, общая система понимания текста, которая свелась к его разделению на два блока: оборонный и «ожидаемый». По очевидным причинам, градус накала обсуждения пришелся именно на оборонную «часть» послания: есть ли чудо-ракеты, нет ли, кто как среагирует на оружие судного дня, если оно есть, кто как среагирует на него же, если его нет, и так далее. Но за всеми этими рассуждениями скрывается главное — общий нарратив послания, которое в общем имеет вполне цельную и последовательную структуру смыслов.

Для их понимания стоит вообще абстрагироваться от Путина как транслятора. Причина проста — президент читал, как водится, по бумажке, лишь несколько раз позволив себе лирические отступления от себя лично. То есть, носитель смыслов — бумага, лежащая на трибуне.

Было бы крайне наивно при этом считать, что за этой бумагой не стояла длительная работа, а её нарратив и дизайн не продумывались, не утверждались и не тестировались на предмет цельности смыслоорганизации. Хотя бы по этой причине говорить о послании президента как о послании Путина можно лишь инструментально: ведь читал именно Путин в роли президента.

В государстве найден консенсус относительно новой ключевой угрозы — это отныне технологическая революция.

Еще по теме:

В остальном же послание — это декларация смыслов существующей системы управления, персонифицированной президентом. В данном конкретном случае — в виде образа декларируемого будущего, система смыслов которого окончательно утверждена в полном соответствии со слоганом «Наша страна, наш президент, наш выбор». Наш, т. е. субъектов государственности, набора вполне конкретных людей, занятых тем, что принято называть государственным управлением и обслуживанием этого процесса.

В нынешних условиях это означает, что послание можно рассматривать как декларацию консенсуса, которая и составляет базовый нарратив имеющей «рубежный характер» бумаги, которую читал Путин. Остальное — лишь дизайн, облекающий смыслы в необходимую форму послания. Именно по этой причине рассматривать текст как набор неких блоков вообще не приходится, его построение другое: декларация текущей сплачивающей угрозы → описание столь же сплачивающего механизма реакции на нее → методы и формы реализации этого механизма, т. е. тактические задачи.

Обозначение в самом начале «рубежного характера» послания при этом стоит понимать как замену существующей ключевой угрозы на другую. В этом, впрочем, нет ничего уникального — подобная замена происходила неоднократно и до этого. Единственная особенность текущего послания — это лишь его инновационный дизайн, что и смутило комментаторов и экспертов, начавших разбивать единый текст на блоки смыслов, разные послания для разных адресатов и так далее.

Целью ракет из послания оказывается не внешний, а внутренний враг, — то самое отставание, угрозу которого и должна успешно ликвидировать мега-бомба.

Еще по теме:

Ничего этого по факту нет — основной адресант все тот же, а смысл един. Единственное, что поменялось в дизайне, — это последовательность изложения — механизмы и методы были поменяны местами. Не исключено, что даже в последний момент, для достижения большего эффекта. Если же все вернуть назад, то выстраивается вполне простая и понятная картина.

1. Декларируется текущий ключевой вызов – «технологическая революция» в виде новой «волны», которая носит «цивилизационный характер». Не оседлать эту волну нельзя, иначе будет плохо, что и формирует угрозу: «отставание — вот главная угроза и вот наш враг».

2. Обозначается важность и готовность реагировать на угрозу. «Мы готовы дать такой ответ. Мы готовы к настоящему прорыву». Для развития мысли вводится понятие «пространства свободы», которое необходимо «расширить» для успешной мобилизации ресурсов на ликвидацию угрозы. «Не сделаем этого — не будет будущего».

3. Дальше формулируется суверенный образ будущего: «Мы сами должны и будем определять свое будущее», который служит связкой для перехода к методам, минуя механизмы, то есть элементом дизайна послания. Если же бы этого не было, то уже на этом моменте изложение должно было перейти на:

4. Описывается механизм реакции на угрозу в виде рассказов о супер-вооружении нового поколения, которое и оказывается тем самым ответом и прорывом. При этом само наличие или отсутствие в реальности самого оружия в этой логике не важно, важен только смысл, формирующий консенсус об образе будущего, символом суверенности которого оказывается оружие без названия. При этом, ввиду статуса текста, сам символ оказывается системообразующим, исключая возможности иной трактовки механизма реакции на угрозу кроме продекларированного. Иначе говоря, целью ракет из послания оказывается не внешний, а внутренний враг, — то самое отставание, угрозу которого и должна успешно ликвидировать мега-бомба.

5. Затем по восстановленной логике рассказ должен вестись о методах реализации механизма реакции, то есть о необходимых ресурсах: важности для успеха отражения угрозы качества и количества трудовых ресурсов, связности пространства, ресурса неких компетенций, технологий, денежных ресурсов в виде «инвестиций» и прочего.

6. И, наконец, заключение, призванное окончательно оформить реакцию на угрозу как основную смыслообразующую субстанцию: «Вызовы, большие задачи наполняют особым смыслом нашу жизнь. Нам надо быть смелыми в замыслах, делах и поступках, брать на себя инициативу, ответственность, становиться сильнее, а значит – приносить пользу своей семье, детям, всей стране, менять мир, жизнь страны к лучшему, создавать Россию, о которой мы вместе мечтаем. И тогда предстоящее десятилетие, весь XXI век, безусловно, станут временем наших ярких побед, нашего общего успеха. Я верю, так и будет».

То есть, суть послания крайне проста. В государстве найден консенсус относительно новой ключевой угрозы — это отныне технологическая революция. Угрозу надо ликвидировать, причем за счет внутренних ресурсов, суверенно. Символом этой ликвидации является чудо-ракета с особо знаковым названием, которое ей дадут, основной (или единственной) функцией которой является быть символом «такого ответа». Ресурсы для ликвидации угрозы планируется использовать исключительно внутренние за счет расширения «пространства свободы», то есть за счет очередной мобилизации. В число этих ресурсов попали «знания, технологии, компетенции», что означает их неизбежное огосударствление. С помощью этих новых, до этого не использованных и не учтенных, ресурсов планируется совершить «прорыв», дать ответ «цивилизационному вызову». Механизмы этой реакции на угрозы могут быть двоякими. С одной стороны угрозу можно ликвидировать, ликвидировав саму технологическую революцию, — т. е. дать отпор цивилизационному вызову путем его уничтожения. С другой стороны — можно опереться на административную логику суверенного прорыва за счет мобилизации ресурсов. Но здесь возникает проблема, ибо не ясно, куда именно прорываться, – с образом будущего, несмотря на всю методологию, в послании есть проблемы (как, впрочем, всегда). Ясно лишь, что этот образ является сугубо суверенным. Впрочем, никакого практического значения для адресатов послания он не имеет.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (6 голосов, средний: 3.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...