Яндекс.Метрика

Ульяновск до области: «Вечный, нескончаемый винегрет»

Положение дел в Ульяновске в преддверии создания Ульяновской области остается одной из слабо изученных историками тем. Добротную попытку закрыть это белое пятно предпринял коллектив НИИ истории имени Карамзина (в настоящее время институт вошёл в Центр стратегических исследований Ульяновской области) и исследователей вузов города при подготовке очерков «Симбирский–Ульяновский край в ритмах XX века», вышедших в 2016 году. Судя по собранным материалам, сейчас даже сложно представить, каким скромным городом с «районной судьбой» был Ульяновск в конце 30-х годов XX века.

Ульяновск в 1930е

В стороне от пятилеток

В 1930 году население Ульяновска составляло 83 тысячи человек. К 1941-му оно выросло до 105 тысяч человек, но не только благодаря развитию города. Обнищание деревни в результате форсированной коллективизации, неурожаи, например, 1936 и 1939 годов гнали крестьян в города.

В планах первоначально советской индустриализации Ульяновск и окрестности не значились. Этому мешал дефицит энергомощностей, сырья, кроме того, свою роль сыграла и утрата городом с 1928 года статуса регионального центра. Сама губерния была ликвидирована, а её территория вошла в состав Средне-Волжской области (затем края) как Ульяновский район (округ). Район считался сугубо аграрным, хотя коллективизация в нём шла более низким темпами, чем в среднем по области.

Крупнейшим предприятием города и всей территории оставался Симбирский патронный завод. В 1931 году после долгого простоя и реконструкции заново запустили Сенгилеевский цемзавод. Так же в районе от прежних времён осталось девять действующих суконных фабрик, а в Ульяновске и Мелекессе (Димитровграде) работали два предприятия металлической промышленности–на деле бывшие ремонтно-починочные мастерские.

Тем не менее, как отмечается в очерке «Между двумя эвакуациями: от аграрной губернии к промышленному региону», предполагалось проводить дальнейшую индустриализацию Ульяновского округа «по трём основным линиям – переработка местного сельскохозсырья, разработка полезных ископаемых и эксплуатация лесных массивов округа, по преимуществу левобережья».

Очереди – на несколько дней

Важным событием стало открытие в 1935 году в Ульяновске хлебозавода. Ранее город кормили только государственные кустарные пекарни. Впрочем, новый завод, как и всё сельское хозяйство района, ульяновцев не слишком радовали – нехватка продуктов была обыденностью.

Распределением продуктов по карточкам занимались сети государственной и кооперативной торговли, работали также распределители продуктов и товаров при предприятиях и учреждениях. Правда, распределять было почти нечего, а попадавшие в руки горожан продукты были низкого качества.

Так, «на хлеб шли постоянные жалобы: кроме того, что мука была очень низкого качества, в нём попадались гвозди, стекло, нитки и т.п. Основная масса населения была лишена самого необходимого. Молоко, яйца, сливочное масло не являлись продуктами массового потребления. Из-за безудержного роста дефицита товаров повсюду имели место очереди, в которых приходилось стоять днями. Для получения хлеба давали хлебную книжку, а к ней прикладывались карточки к основным продуктам питания», – описывается продовольственная ситуация в очерке «В канун роковых сороковых».

Хлеб в свободной продаже, по сути, был основным продовольственным товаром, за которым собирались толпы в несколько сотен человек. Очереди за ним создавали в основном колхозники, ведь на селе ситуация была хуже, чем в городе. Сельчане скупали хлеб впрок, усугубляя его дефицит.

Еще по теме:

В городе при учебных заведениях и учреждениях работали столовые. Но вряд ли обстановка в них могла вызвать аппетит, а предлагаемая пища сполна утолить чувство голода. «Скатерти не стирали давно. Они выглядывают из-под клеенок грязной каймой. Мутные графины на столах дополняют далеко не аппетитный пейзаж столовой. Вы хотите выпить стакан воды. Напрасно. Если вы не принесли стакана с собой, пить вам не придется. Буфет. Лежат несколько запылившихся конфеток и пряников. Даже стакана чая в буфете получить нельзя. Качество питания плохое: на завтрак – пустой суп, на ужин – вечный, несменяемый винегрет», – писала газета «Пролетарский путь» в 1936 году о столовой пединститута.

Нижняя Терраса как точка роста

Тогда самым динамичным районом города было ближнее Заволжье. Патронный завод увеличивал ассортимент и наращивал объёмы выпускаемой продукции. Вокруг него разрастались посёлки и слободы, в связи с чем в 1935 году в Заволжье был создан Володарский район Ульяновска.

Для заводских специалистов в Заволжье был отстроен посёлок, а также несколько домов на улице Льва Толстого в центре города. Собственно, это было всё жилищное городское строительство в 1930-е годы.

Еще по теме:

C учётом жилого фонда, построенного до революции, в среднем на ульяновца приходилось только 4,6 квадратных метра жилой площади. Но и она, по большей части, не имела элементарных удобств. К дореволюционному водопроводу было подключено лишь около 30 процентов городских зданий. Электросети зачастую не выдерживали нагрузки, поэтому свет ульяновцы получали от керосиновых ламп. Фонари имелись только в центре города, да и то стояли они на немалом расстоянии друг от друга. Ездить по дорогам было особо не на чем – по городу ходило всего четыре автобуса.

10-11 помывок в год

О проблемах с утилизацией отходов в дореволюционном Симбирске мы недавно писали. В 1930-е годы ситуация почти не изменилась. «Грязь и антисанитария были повсеместными: мусор с улиц и тротуаров попросту вывозили в городские сады и на бульвары, сбрасывали в реки и канавы. На месте разваленных церквей и соборов высились груды мусора, которые не только обезображивали улицы и площади города, но и становились очагами заразы», – отмечается в очерке «В канун роковых сороковых».

Городские власти регулярно пытались засадить улицы и пустыри деревьями и кустарниками, но безуспешно: на газонах пасли скот, насаждения уничтожались. До 95 процентов высаженных деревьев погибали в первый же год из-за бродячего домашнего скота.

С соблюдением личной гигиеной у ульяновцев тоже были проблемы. Газета «Пролетарский путь» писала в 1938 году:

«Наступили холодные осенние дни. Опустели пляжи. На Волге и Свияге не видно купающихся. Сейчас, чтобы помыться, ульяновцы идут в городские бани. Но там их встречают непорядки, антисанитария, очереди».

Еще по теме:

В городе работали четыре обветшавшие общественные бани, заполнявшиеся сверх нормы, но никаким санитарным нормам не соответствовавшие. Уборка в них проводилась неудовлетворительно, в помещениях не было достаточного освещения и вентиляции, посетители угорали из-за неправильного отопления. В результате на одного ульяновца за год приходилось 10-11 посещений бани. Грязную воду после помывки сливали в Симбирку и Свиягу.

От спиртзаводов к промышленному парку в Засвияжье

Впрочем, город всё же развивался. В 1936 году была открыта швейная фабрика №5, нынешняя фирма «Элегант». Уже в 1938 году на ней работали 908 человек. Начала работать шорная мастерская швейтреста, открылась мастерская индивидуального заказа обуви для населения, изготавливавшая до десяти тысяч пар обуви в год. Появились планы по созданию ремонтной базы для автомобилей.

В 1938 году в число крупнейших предприятий города так же входили завод «Металлист», мясокомбинат, хлебозавод, мукомольная мельница и три спиртзавода: спиртоводочный, спиртовинзавод и плодовинзавод.

Сфера образования, как и дальше повелось в советском государстве, росла быстрее лёгкой промышленности и сферы бытовых услуг. К 1940-м годам в городе работало два вуза, три педучилища, 12 техникумов, четыре военных училища и авиашкола. Имелось около ста школ, в которых обучалось более 16 тысяч человек.

К концу 1930-х в судьбе Ульяновска наметились изменения. Согласно плану третьей пятилетки, на случай войны город должен был стать местом для строительства заводов-дублёров. Начался поиск площадок для авиационных заводов, крупнотокарных станков, электротехнического оборудования, нескольких военных предприятий, в том числе по изготовлению взрывчатых веществ. Расположить их предполагали на западе города – за Свиягой, между Мостовой, Сельдью и Вырыпаевкой. Тогда же было запланировано строительство в правобережье ТЭЦ.

Планам этим суждено было сбыться в ходе Великой Отечественной войной, но уже в значительно изменённом виде.

По материалам книги «Симбирский-Ульяновский край в ритмах XX века. Очерки истории» – Ульяновск, 2016. О датировке снимка к статье можно прочитать здесь http://ulgrad.ru/?p=72067.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (6 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...

Внимание! Редакция ИА "Ульяновск-город новостей" не всегда разделяет мнение своих авторов! Настоятельно рекомендуем отказаться в комментариях от ненормативной лексики и от перехода на личности. Три жалобы от пользователей (кнопка "Пожаловаться") на комментарий с ненормативной лексикой, даже замаскированной, приводят к автоматическому удалению комментария. ТЕПЕРЬ МЫ БАНИМ ЗА МАТ!