Яндекс.Метрика

Кооперативное дело: идеология и экономика равноправия

Слово «кооператив» многие россияне смутно помнят по постперестроечному периоду: в условиях зарождающейся рыночной экономикой кооператив был распространенной хозяйственной моделью. Сегодня это понятие возвращает свое историческое значение: автономное экономическое объединение. В разных регионах страны появляются современные организации, похожие на зарубежные аналоги и называющие себя кооперативами. Их создатели считают кооператив одной из альтернатив привычным формам организации бизнеса.

Кооперативы3

Вместе с тем, это не только экономическое явление. Кооператив – это сотрудничество вместо конкуренции, объединение вместо размежевания, независимость вместо включенности в глобальные связи. Авторы «Заповедника» Полина Колозариди и Евгения Суворина собрали материалы исследований, поговорили с основателем кооператива «Чёрный» Артёмом Темировым и узнали, как работают кооперативы сегодня.

История и философия кооператива

Артём Темиров рассказывает, как они с Павлом Шуваевым решили создать кооператив «Чёрный», ещё когда учились на философском факультете МГУ.

Про кооператив мы узнали через анархо-коммунизм. Мы читали разные книги, обсуждали, думали, формировали свои взгляды через тексты Маркса, Хомского, Букчина. Потом мы начали читать про автономные экономические структуры вроде Христиании в Копенгагене, сквотов в Берлине и далее – об экономических альтернативах. Наткнулись на литературу про идеологию, потому что кооперативы в 19 веке были очень сильно связаны с политикой. Утопическая кооперативная идея была построена на том, что люди не могут быть счастливы, когда они продают свою рабочую силу.

Первый кооператив возник в Великобритании в 1844 году. Тогда двадцать восемь рабочих города Рочдейль объединились и открыли лавку, в которой потребители могли покупать качественные продукты по низким ценам. Именно эта организация считается первым образцом начавшегося в конце 19 века кооперативного движения. Среди её принципов были: открытое членство, демократический контроль, политический и религиозный нейтралитет, содействие образованию. Идеи рочдейльских рабочих – это ещё не совсем коммунизм, во многом они следовали утопии Ричарда Оуэна, создателя первых кооперативных рабочих посёлков в Англии. Но деятельность Оуэна была скорее иллюстрацией его теории, эти объединения не создавались рабочими, «снизу».

Подходы к тому, что такое кооператив с точки зрения современных социальных наук, различаются степенью радикализма. Например, понятие «третий путь» британского социолога Энтони Гидденса успешно вписывает кооперативы в существующие экономические реалии. В основе его концепции – оригинальное понимание глобального рынка и роли государства в нём, отличное от неолиберальной и социалистической моделей. Особую роль Гидденс отводит кооперативам и социальному предпринимательству как источникам развития человеческого капитала, местных сообществ и решению проблемы занятости. Более радикальный, анархистский подход к кооперативам ставит их во главу угла как основу экономики и политики будущего, когда работники будут становиться собственниками повсеместно.

В нынешнем виде, впрочем, кооперативы остаются частью капиталистического мира. Более того, иногда разные идеи начинают работать вместе. Один из вдохновителей современных кооперативов, автор книги «Экоанархизм» Мюррэй Букчин объясняет связь экологии и анархизма тем, что проблемы экологии происходят из социальных проблем, и попытка разобраться с капитализмом – это ещё и стремление вернуться к более естественному способу организации жизни человека.

Сегодня, согласно Международному альянсу кооперативов, кооперативом называется автономная ассоциация людей, добровольно объединившихся для воплощения общих экономических, социальных и культурных нужд и стремлений посредством совместного владения предприятием и демократического контроля за ним.

Еще по теме:

Артём Темиров:

Политизированность заключается в том, что разделение труда – это определённый тип властных отношений. Властные отношения формируются там, где возникает специализация, а где специализация – там знание, а где знание – там власть. И четыре года назад мы задумались о том, что надо сделать организацию, где специализации как таковой не будет, и не будет жёсткого разделения труда, и значит, властные отношения между участниками не возникнут.

Конечно, мы были вдохновлены самой идеей того, что люди могут работать в одной организации просто потому, что они хотят работать. Не потому что надо деньги зарабатывать. Они понимают, что у них есть выбор: либо объединиться и что-то производить вместе, либо пойти и продать свою рабочую силу и делать что-то, не понимая, что ты вообще делаешь и зачем. И было такое ощущение, что если ты объединяешься с кем-то, то ты станешь счастливее, даже если ты будешь производить носки, чем если ты пойдёшь куда-то работать как временный рабочий. И мы с Пашей были готовы производить носки.

История кооперативов в России

Строго говоря, современный кооператив не является прямым преемником кооперативов прошлого. В России были артели, были кооперативы на селе – какие-то основывали в XIX веке, какие-то были реакцией на столыпинские реформы. Социолог и экономист начала ХХ века Александр Чаянов ввёл концепцию «моральной экономики» объединений крестьян. Он видел потенциал развития крестьянства как социальной и экономической группы в создании кооперативов для собственных нужд, для местного сообщества.

В СССР кооперативы возникают несколько раз и в совершенно разных контекстах. Во многом кооперация оказывается основой деятельности НЭПа, но после сворачивания программы этот опыт переосмысляется. Экономика становится более централизованной. В 1923 году Ленин пишет о том, как советскому народу соотнестись с западными идеями кооперации (неотделимыми от образа «культурного человека»), и приходит к выводу, что «при условии полного кооперирования мы бы уже стояли обеими ногами на социалистической почве». Формально кооперативы существовали и позже, но фактически оказались подчинены централизованной плановой экономике, то есть не были автономны.

Многие помнят, как в конце 1980-х годов начался бум кооперативов в СССР. В 1988 году был принят закон «О кооперации». Новый закон разрешал предпринимательскую деятельность – надо было справляться с дефицитом товаров и с теневой экономикой. Фактически государство не устанавливало, какими должны быть отношения рабочих.

Предприниматели занимались самыми разными вещами: от изготовления пирожков до продажи компьютеров.

Еще по теме:

Артем Темиров

После распада Советского Союза большинство выживших кооперативов перерегистрировались в предприятия другого способа устройства. Кооперативное движение сошло на нет.

Артём Темиров:

До нас почти никого не было. Мы ориентировались на пример «Фаланстера», который был кооперативом год или два. Этот пример был важен тем, что у них всё получилось, но они не стали распространять опыт горизонтальных отношений дальше, а стали распространять опыт книжных организаций дальше. Что это такая модель, в которой у тебя всегда есть опасность, что ты будешь выбирать между распространением того, как это организовано, либо непосредственно продукта.

Московский книжный магазин «Фаланстер» – один из первых постсоветских кооперативов, построенный на совершенно других, не похожих на позднесоветские, основаниях. Он возник в 2002 году по инициативе Бориса Куприянова. Создатели хотели организовать независимый книжный, где были бы открыто выражены их социалистические принципы, но при этом продавались книги разных направлений и небольших издательств. «Фаланстер» стал прообразом для подобных инициатив в книжном бизнесе. Магазины, устроенные похожим образом, появились в других городах – например, в Перми и Санкт-Петербурге.

Артём Темиров:

Помню пример в небольшой деревне, где мужики сделали небольшой рабочий кооператив, как у нас. Где-то там помочь порубить дрова, где-то поставить забор и покрасить. Они сообща это делали, объединив рабочие навыки. И заработок делили между собой. Ещё были попытки делать программистский кооператив, но пока так никто ничего и не сделал.

Пример кооператива «Черный» вдохновляет и других на создание подобных организаций. Например, в 2015 году в Перми появился кооператив «Эндорфин», который занимается веганской едой и кофе. Организаторы говорят, что выбрали форму кооператива, потому что хотели организовать своё дело наиболее справедливым образом: «Ну, в первую очередь, для нас это любимое дело. Особенностью является отсутствие начальников и подчиненных, все равны. Вознаграждение кооператоров зависит от их участия в каком-либо мероприятии, каждый вносит индивидуальный вклад».

Кооперативы сегодня

Кооперативы продолжают появляться, и их формы разнообразны. Понятие трактуется довольно широко, в целом описывая отношения достаточного равноправия. Так, например, оно используется в описании фермерской организации «ЛавкаЛавка». Вот что говорит о кооперативах основатель проекта Борис Акимов: «Что такое кооператив с юридической точки зрения? Это организация, цель которой – удовлетворение запросов членов кооператива. Так написано в Налоговом кодексе. Как раз то, о чём я говорил: для нас цель получения прибыли вторична, а главная задача – удовлетворение интересов фермеров. Кооперация – это такое интересное направление, которое по духу отражает нашу сущность. Почему не попробовать?», тем более что налогообложение кооператива – самое льготное в законодательстве: всего 6%.

В России действуют и другие организации, которые формально являются кооперативами, например, крупная компания «Семейный капитал». Она работает в нескольких регионах, и ее пайщиками являются свыше тысячи человек. Основная задача «Семейного капитала» – развитие сельского хозяйства, пайщики ежемесячно делают отчисления «на молоко» или «За Родину» и объясняют это так: «Что такое кооператив в современном мире? Это единственная возможность для обычных людей реально что-то изменить к лучшему не только для себя и близких, но и для региона, страны, не дожидаясь “волшебника в голубом вертолете”». Но сама организация не похожа на кооператив в классическом понимании. Большинство пайщиков никак не участвуют в самом производстве, а только получают выплаты от предприятия, в которое вложились.

Возникают и кооперативы, идеологически и политически похожие на те, что были в XIX веке. Таков, например, кооператив «Швемы» – он объединяет швей, работающих в Санкт-Петербурге. Его участники разделяют свод принципов (взаимопомощь и солидарность, стремление к снижению потребления и защита окружающей среды), отдают часть гонорара каждой швеи в общую кассу, сообща определяют направления развития организации.

Как видим, кооперативное движение разнообразно: от радикальных «Швем» и идеологически устойчивого «Чёрного» до вполне инструментально подходящих к своей деятельности сельских кооперативов и использования слова «кооператив» как обозначение способа ведения дел, в котором участники делят между собой прибыль более справедливо, чем в обычном бизнесе.

Еще по теме:

Сегодня российская законодательная база лояльна к этому виду предпринимательства. Но о кооперативном движении пока говорить рано. Скорее, речь идёт о том, что кооператив – одно из обозначений попытки устроить современную экономическую жизнь без свойственной любому бизнесу иерархии.

Кооперативы в мире

Артём Темиров:

Есть немало примеров полукооперативов, потому что в Америке кооперативное законодательство – сильно модернизированное. Там есть разные формы организации. Есть, условно говоря, радикальный кооператив – демократический, где все решения принимаются коллективно. Есть кооперативное управление в усложнённом виде, когда у тебя есть выборщики, например. Там есть организации, где 700 человек работают, и это кооператив. Одна из крупных организаций в США – 150 экологических химчисток. Это всё формы экономики, которые удобны системе и людям, но они не создают никакого альтернативного экономического пространства. Это просто другая форма экономических отношений, она более человечная, но ни в коем случае не революционная. Бума кооперативов не происходит, но классно, что это работает.

В Европе и США появляются небольшие кооперативы, сотрудники которых хотят развивать местное сообщество, верят в этичный бизнес и при этом не верят в эффективность иерархии. Иногда это небольшие компании, например, пекарни.

Но кооперативы – это не всегда стартапы, магазины или кафе. Во всем мире в кооперативах занято более 300 миллионов человек. Так, в США сто крупнейших кооперативов заработали более 240 миллиардов долларов прибыли.

Компания «Валио», хорошо известная российскому потребителю, до сих пор существует как кооператив. Там паями владеют семейные фермы, и паи передаются из поколения в поколение.

Еще по теме:

Кооперативное движение развивается, активную деятельность ведут международные альянсы и ассоциации кооперативов. В США, например, помимо ассоциаций популярность набирают инкубаторы, которые помогают создавать новые кооперативы: Green Worker Coops of New York City, Portland Project for Cooperative Innovation.

Актуальная ли при этом идея кооперативов об автономии и создании альтернативы большим корпорациям?

Кооператив как альтернатива

Артём Темиров:

Это самая прекрасная сторона кооператива – что у тебя нет потребности в перманентном росте как у организации. Но это же является минусом с точки зрения борьбы с рынком. С точки зрения тебя как рабочего, это классно, потому что у тебя нет соблазна капитала. Ты начал это делать не потому что ты хочешь заработать миллион, а потому что ты хочешь работать так, чтобы тебе при этом было комфортно. Поэтому кооперативы не открывают второй кооператив, третий кооператив и так далее.

Идеология кооператива сегодня объединяет анархистские взгляды XIX века с современными идеями. Аналитики, исследующие европейские рынки, говорят о кооперативах как о части модели «устойчивого развития». В некоторой степени это похоже на «третий путь», но в ещё более явно выраженной связи с существующей системой.

Развитие кооператива как альтернативы господствующим экономическим отношениям – это, например, идеология антироста, которая предлагает перейти от непрерывного агрессивного развития к бережливому производству, вернуть экономику и хозяйственную деятельность на местный уровень, усилить роль горизонтальных связей между сообществами одной территории, отказаться от одноразовых предметов и «запрограммированного устаревания техники». При таком подходе должен остановиться постоянный рост производства и потребления.

Еще по теме:

Пока речь идёт об отдельных, немногочисленных примерах таких форм хозяйствования. Теодор Шанин видит применение идей антироста на уровне коммун, поселений или семей. Хотя с ростом и развитием таких предприятий происходят неизбежные изменения. Но даже если сторонники антироста будут действовать в условиях сложившейся системы, не пытаясь разрушить и установить новую, это будет способствовать установлению некоего баланса между капиталистическим стремлением к росту и желанием сохранить автономию.

Артём Темиров

Мы хотим оставаться кооперативом, это очень важно. Это ещё одна форма ценить людей, потому что тех, кто хочет и уметь работать, очень мало.
Всё так развивается в стране, что мы чувствуем, что нам нужно быть стабильными. И у нас есть большой-большой план на годы вперёд. За последний месяц нас дважды пытались купить за много миллионов рублей. И мы понимаем, что мы ничего не сделали, мы маленькая экономика, а нас хотят купить. Это потому что у нас всё получилось, как в современном капитализме постиндустриальном: бренд и всё такое. У нас возникает в таком случае не капиталистический азарт в глазах, а рабочая ненависть.

Я Паше сказал, что нам написали люди, группа инвесторов, предлагают встретиться в 10 вечера. Паша ответил: «Напиши им, что мы после 9 не работаем». Мы просто делаем своё дело, нам нравится, и идея всё это продать, чтобы ничего не делать, – её вообще нет.

Мне кажется, это простая, почти первобытная вещь. Здесь нет никаких инноваций. В самом стремлении взять, объединиться и что-то сделать.

Полина Колозариди, ЕВГЕНИЯ СУВОРИНА, zapovednik.space

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (3 голосов, средний: 2.33 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...

  • IMG_20171013_165240
    Смотрины: бездонное благоустройство
    Символ благоустройства по-ульяновски обнаружен в новом городе.
  • mar4
    “Из-за этого блогеров все и ненавидят”
    Ульяновец Алексей Мараховец – о возможностях заработка в соцсетях на региональном уровне,  успешном совмещении работы, путешествий и активной жизни в интернет, а также о запретных для разумного автора темах.
  • Oculus-Rift-2
    В Ульяновске придумали виртуальную примерочную
    На недавнем совете по ИТ при губернаторе ульяновская компания X-Cart представила новую разработку – виртуальную витрину Интернет-магазина.
  • _1017743
    "Люди еще не понимают, что это издевательство"
    Пикет против дельфинариев, прошедший в Ульяновске вечером 16 ноября, собрал около десятка участников.
  • credit-card
    Брать или не брать
    В последнее время я всё чаще сталкиваюсь с такими ситуациями: человек с испорченной кредитной историей получает сообщение на свой телефон, в котором некий банк предлагает ему взять кредит, но сначала нужно заплатить этому банку комиссию в размере три-пять тысяч рублей за перевод денежных средств.