Яндекс.Метрика

Арифметика власти губернатора: планы побеждают реальность

28 Фев 2017 Аналитика Dinika

15 дней осталось до окончания сбора данных для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти регионов РФ, то есть, фактически, оценки Кремлем деятельности губернаторов. На основе этих данных будет сформирован сводный рейтинг. Уже сейчас можно прикидочно предположить, что позиции Ульяновской области в нем будут не самыми плохими. Жить стали лучше, жить стало веселей? Нет, скорее дело в арифметике и в местном самоуправлении.

IMG_5875

Базовая формула оценки региональной власти проста.

3235349847

Смысл формулы прост — суммирование с разными коэффициентами целевых показателей, которые должны достигнуть регионы в разрезе трехлетней динамики. Расчет по этой формуле дает 95% общего балла, еще 5% дают индивидуальные показатели. На основе этих расчетов и формируется суммарный рейтинг, который затем активно используется Кремлем — наиболее успешным регионам дают дополнительные деньги, а в отношении руководства регионов-неудачников делают организационные выводы.

Именно кремлевский рейтинг эффективности, утвержденный в нынешней форме Указом Президента в 2012 году, является основным инструментом комплексной оценки «развития» регионов.

Собственно, несмотря на потуги разнообразных фондов, близких к Кремлю, по созданию альтернативных методик оценки (наподобие рейтингов устойчивости), именно кремлевский рейтинг эффективности, утвержденный в нынешней форме Указом Президента в 2012 году, является основным инструментом комплексной оценки «развития» регионов.

Развитие подразумевается самой методикой рейтинга, нацеленной на оценку динамики на трехлетнем интервале. Успешность в рейтинге таким образом оказывается завязана на умение продемонстрировать интегральный рост, то есть выдержать необходимый баланс между провальными и успешными индикаторами.

Всего таковых, включая индивидуальные, 14. Из них с наибольшим коэффициентом 0.5 учитываются объемы инвестиций, оборот малого бизнеса, объем бюджетных доходов, реальные доходы населения и объемы ввода жилья. Остальные показатели, связанные с «социалкой» и продолжительностью жизни, учитываются с коэффициентом 0,3, а оценка населением работы региональной власти с коэффициентом 0,2. Индивидуальные региональные показатели на этом фоне теряются.

В 2016 году с доходами случился провал — они опять, как и в прошлом году, упали. На этот раз на 10,2%. Но это падение, с учетом трехлетней динамики, оказалось ростом.

В тему:

Дальше не избежать арифметики. В каждой группе итоговое значение получается путем вычисления простого среднего арифметического из показателей, поданных в первую очередь Росстатом. Соответственно, показателями можно играть — увеличить то, что можно увеличить, для того, чтобы скомпенсировать падение по тем показателям, на которые региональная власть напрямую повлиять не может. Судя по всему, именно так Ульяновская область и поступила. Благо, тех показателей, которые власть прямо не контролирует, осталось весьма немного.

Недавно мы подробно разбирали анатомию появления одной из показательных цифр — роста объемов строительства на 3,8% по итогам 2016 года. Напомним, что этих цифр региону удалось добиться несмотря на катастрофический спад объемов ввода многоквартирного жилья. Чудо произошло за счет индивидуального жилищного строительства, причем по большей части после разгромных ноябрьских совещаний о невыполнении спущенного областью плана по вводу жилья на год. После этого в регионе всего за 30 дней была учтена еще почти четверть ИЖС. Ульяновской области в подобном рекорде удалось превзойти даже Ингушетию, Дагестан и Башкортостан, где чудеса оказались даже менее явно выраженными.

Тем не менее, несмотря на крайнюю сомнительность цифр, результат был достигнут — в табличках Росстата напротив надписи «Ульяновская область» красуется гордая цифра «103,8%». Региону удалось попасть в число тех 37 регионов, которые не допустили спада. Арифметика сакральной формулы не пострадала.

Причина банальна — несмотря на формальную независимость, и муниципалитеты и более-менее серьезные застройщики уже давно являются прямыми объектами управления власти, на которые в полной мере распространяются планы. В случае стройки — декларативные. За срыв планов власть спрашивает по всей выстроенной вертикали, то есть управляет собой.

До сих пор в регионе не выработано эффективных механизмов, которые бы запрещали населенным на территорию умирать или болеть в отчетном периоде.

Зная реальную ситуацию в отрасли строительства, можно констатировать, что это самоуправление оказывается весьма эффективным — все цифры достигнуты. Наверняка, результат мог бы быть и еще лучше, но пока еще в регионе существуют застройщики, которые по непонятным причинам ориентируются не на декларативные планы, а на собственные возможности и прогнозы. К таковым, например, можно отнести реальных, а не виртуальных, частных застройщиков. Их существование следует считать явной недоработкой власти. Уверены, что это недоразумение будет исправлено в нынешнем году, ведь допустить отчетного спада нельзя. Причина — в наличие у региона сразу нескольких показателей, на которые власть повлиять не в состоянии при всем желании, а показатели по которым не блещут. Например, это уровень смертности и ожидаемая продолжительной жизни при рождении. До сих пор в регионе не выработано эффективных механизмов, которые бы запрещали населенным на территорию умирать или болеть в отчетном периоде.

Сюда можно было бы отнести и реальные располагаемые доходы населения, которые тоже являются одним из пяти важнейших отчетных индикаторов. В 2016 году с доходами случился провал — они опять, как и в прошлом году, упали. На этот раз на 10,2%. Но это падение, с учетом трехлетней динамики, оказалось ростом — в прошлом году оно было больше, 11,8%.

Более половины основной доходной части бюджета по сбору НДФЛ приходится на здравоохранение, образование и государственное управление.

Казалось бы, уж этот индикатор показывает реальное положение вещей. Но это не так. Дело в том, что наиболее значительную долю в расчет доходов вносит начисленная заработная плата. И здесь Ульяновская область находится в числе уникальных регионов — от общего числа трудоспособного населения лишь около 17-20% трудятся в структурах, напрямую не зависимых от власти. То есть, не являются ни служащими, ни бюджетниками, ни работниками ОАО с государственным участием. Остальные получают жалование либо (около трети) вообще невидимы для властного учета. Эта ситуация отлично прослеживается и по бюджетной росписи — более половины основной доходной части бюджета по сбору НДФЛ приходится на здравоохранение, образование и государственное управление. Фактически, речь в данном случае идет не о доходах, а о перекладывании бюджетных денег из одного кармана в другой. Что, впрочем, дает отличную возможность для улучшения отчетности. Которой, судя по всему, область и воспользовалась.

Дело в том, что в минувшем декабре статистика зафиксировала рекордный рост реальных располагаемых доходов — целых 143,5% к ноябрю, что и позволило в конечном итоге добиться меньшего падения этих доходов по итогам года, нежели в прошлом году.

средняя зарплата

Впрочем, подобная ситуация повторяется уже несколько лет, пусть и не настолько явно. В предыдущие годы 15-20% рост доходов в конце года нам объясняли снятием денег с депозитов, пересчетами остатков на счетах ИП, ежегодными премиями, выплатами 13-ой зарплаты и так далее. Но в прошлом декабре эти доходы не нашли своего отражения в статистике, зато косвенный след происхождения 143% роста нашелся в бюджете — к концу года вырос сбор НДФЛ со строительных организаций, торговли, страхования и здравоохранения.

В основе очередного чуда лежат два факта — гособоронзаказ, осваивать который начали «Искра», УКБП, «Марс» и мехзавод, и внезапное проявление налоговой ответственности со стороны производителей пива.

Не случилось провала и с еще одним важнейшим индикатором — доходами регионального бюджета. Необходимую для отчетности динамику удалось сохранить. В основе очередного чуда лежат два факта — гособоронзаказ, осваивать который начали «Искра», УКБП, «Марс» и мехзавод, и внезапное проявление налоговой ответственности со стороны производителей пива. Проще говоря, неожиданно пивные короли начали платить акцизы, от которых до этого уклонялись. Причем платить по заранее утвержденному и согласованному в начале года плану, даже обеспечив его небольшое перевыполнение. В итоге налоговые сборы по отрасли выросли в два раза, почти на 6 миллиардов рублей. Внезапную сговорчивость по определению договорных налогов высказали и некоторые региональные банки.

Государственные деньги «оборонки» и внезапная сговорчивость алкопроизводителей позволили скомпенсировать бюджетные потери от «реального сектора». Дело в том, что классические основные налогоплательщики области — строители, «УАЗ» и «Волга-Днепр» резко снизили свои налоговые обороты. В результате поступление налогов от производства автомобилей упало на 34,1%, от деятельности воздушного транспорта (с учетом перебазирования «Волга-Днепра») — на 40,9%, а от операцией с недвижимостью – на 11,5%. Впрочем, судя по бюджетным планам начала года, суммы налоговых поступлений для многих предприятий из этих отраслей были уменьшены заранее путем мирных договоренностей.

И, опять же, столь удачный для региона поворот бюджетных событий сопровождался в течение прошлого года не самыми приятными показателями по объемам частных инвестиций. Так, по итогам 9 месяцев прошлого года (более свежих данных нет) объем инвестиций в регион упал почти на 15% по сравнению с прошлым годом. Но даже если в конце года отчетную ситуацию не удалось выправить, потенциальное падение по одному индикатору на фоне остальных не сильно будет влиять на суммарный рейтинг региона.

Всего за год количество малых предприятий в области сократилось на 15%, из них торговых почти на 38%, а риэлторских — на 36,4%.

Благо, последний из самых «весомых» индикаторов регион также, судя по всему, не провалил. Речь про оборот малого бизнеса.

Ситуация такова. Всего за год количество малых предприятий в области сократилось на 15%, из них торговых почти на 38%, а риэлторских — на 36,4%. Зато выросло количество малого бизнеса в сфере спорта и развлечений, «коммуналки» и науки, что, впрочем, сопровождалось по итогам 9 месяцев серьезным снижением фонда заработной платы и количества работников. Если по итогам 9 месяцев 2015 года в малом бизнесе трудилось почти 58 тысяч человек, то по итогам того же периода 2016 года — лишь 49,8 тысячи человек. Несмотря на это, в тот же период оборот малого бизнеса вырос на 13% при увеличении инвестиций на 40 процентов. Даже если предположить, что в конце года эти показатели ухудшились, налицо наличие в регионе базы для того, чтобы показать в отчетности приличные цифры.

Отчетностью по эффективности деятельности у региональных властей скорее всего все будет в порядке.

При этом в регионе пропорционально уменьшился суммарный оборот предприятий, которые принято относить к средним, а у сельзозпредприятий, ввиду хорошего урожая, отчетный оборот сразу вырос на 25%, так как он рассчитывается органами статистики по стоимостной оценке собранного урожая. Тут, по-видимому, региону просто повезло, плюс подействовали меры поддержки, что отразилось на росте «малой науки».

В итоге уже сейчас, даже не дожидаясь предварительных мартовских данных Росстата, можно смело предсказывать, что с отчетностью по эффективности деятельности у региональных властей скорее всего все будет в порядке. В число лидеров соответствующего рейтинга регион вряд ли попадет, но и среди аутсайдеров не окажется. Самозанятость власти сработала, планы победили реальность.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (10 голосов, средний: 4.60 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...