Яндекс.Метрика

Демоны перемен: что нас ждет?

30 Дек 2016 Колонка редактора Dinika

Сложившаяся ныне ситуация может быть зафиксирована как расширение пропасти между реальной жизнью и представлениями о ней, которые и являются объектом изменений и измерений.

apocal

Любые рассуждения о причинах образования этой пропасти (которая, впрочем была всегда) могут завести в ненужные дебри, тем более, что подобные рассуждения обречены быть сугубо спекулятивно-полемичными по причине того, что отсутствует проработанный внешний понятийный аппарат, позволяющий рассуждать о них иначе. Поэтому вряд ли стоит глубоко погружаться в эту проблематику, благо ничто не мешает нам в этом случае свободно оперировать не причинами, а динамикой самого процесса, просто признав, что знание о реальной жизни фрагментарно и не востребовано, а представления и интерпретации о ней все дальше удаляются от реального знания.

Демон — это тот процесс, который запущен для влияния на пустоту.

Именно на этом и основана демонизация нашей сегодняшней жизни. Демон — это тот процесс, который запущен для влияния на пустоту. Так как у демона нет объекта приложения, этот объект вынужденно создается самим демоном. Получается замкнутый бесконечный цикл, мало зависимый от внешних условий при условии наличия ресурсов для подпитки демона.

Очевидно, что при росте пропасти между реальностью и разрешенными к использованию представлению о ней, количество демонов увеличивается пропорционально уменьшению пространства приложения усилий по изменению реальности. Возникает переход в символизм, что делает процесс демонизации алхимическим — перенесенным из сферы физической реальности в сферу магического символизма. Например, на смену квазирынку приходит демон рынка, на смену квазиобществу приходит демон общества, на смену квазиденьгам приходит демон денег и так далее.

00180010

Процесс этот можно рассматривать как неизбежно цикличный, причем эта цикличность связана не только и не столько с накоплением и растрачиванием ресурсов, необходимых для демонизации, но и с той энергией, которой обладает сам цикл этой демонизации.

Для понимания сути этой энергии стоит обратиться к причинам возникновения повторяющегося в истории России цикла демонизации. Причина нам видится связанной с импортированием моделей мироустройства, сопровождаемая ресурсами для их насильственного внедрения. В случае, если такой опыт оказывается достаточно длительным, возникает цикл его повторения, основанный всего на двух основных факторах: неизбежной растрате ресурсов демонами, которые априори не производят никакой внешней работы, и на банальной смене поколений, каждое из которых воспроизводит определенные модели интерпретации реальности. Наличие подобных циклов отмечали многие исследователи, зачастую попутно выделяя пары наподобие «толчок – реакция» или «модернизация — консервация».

Но тут возникает один момент — дуальность подобных противопоставлений подразумевает активное воздействие, то есть выделение ключевого актора, который и является основным источником толчков и модернизаций, которые приводят к соответствующей реакции. Обычно в качестве такого актора называются власть или общество, что подразумевает определенную генерализацию модели. В экстремальном случае подобная генерализация неизбежно приводит к желанию «свалить все беды»: на власть ли, на «плохое» или «хорошее» общество, на врагов, на тайный заговор, а то и на климатические циклы. По нашему мнению, можно обойтись и без подобной генерализации, рассматривая процесс как естественный.

Наше время — это время демонов перемен, которые из последних сил пытаются сохранить собственную демонизированную реальность.

В тему:

Для удобства базовый цикл можно разделить на четыре периода. Первый — активный процесс внесения изменений, который ведется на условной «расчищенной поляне», которая восприимчива к изменениям именно ввиду своей расчищенности. В этом случае далеко не любой процесс изменений приводит к появлению демонов, а даже если и приводит, то, на фоне роста ресурсной базы, серьезной проблемы не возникает. Это период веры в перемены того поколения, которое не застало предыдущий аналогичный цикл.

Второй период связан с началом снижения количества ресурсов на фоне растущей демонизации. В этом случае плодятся почти исключительно демоны, а конкуренция за их питание обостряется ввиду простого увеличения демонизации. Это период безверья, когда реальность описывается практически всеми игроками как симулятивная, хотя данный эпитет и относится не к ней, а к набору демонов, которые её якобы репрезентируют.

00190001

Третий период связан с истощением ресурсной базы для процесса демонизации, что приводит к «срыванию покровов», то есть к началу проявления реальности из-под покрова рвущегося пространства демонической репрезентации, которое акторы пытаются сохранить с помощью обратного цикла модернизации, завязанного на квазикодификацию того, что начинает проявляться, в рамках все тех же демонических моделей. Этот процесс часто интерпретируется как борьба с реальностью или попытки сохранения устойчивости, высшим выражением которых можно считать выделение примата увеличения географии, то есть озаборивания новых территорий, что в этот период рассматривается как единственный реальный способ расширения ресурсной базы.

Описываемый цикл имеет вполне очевидную и осязаемую периодичность — около 40 лет, приблизительно по 10 лет на каждый из периодов.

И, наконец, четвертый период — это период, когда условная реальность берет верх над процессом демонизации, что приводит к примату практик, основанных на реальности, которые могут рассматриваться (в зависимости от позиции наблюдателя) либо как естественные, либо как беспредельные.

Собственно, именно из-за позиции наблюдателей, становящихся акторами подобных процессов, описываемый цикл имеет вполне очевидную и осязаемую периодичность — около 40 лет, приблизительно по 10 лет на каждый из периодов.

00190004

Связано это с объективным фактором — банальной сменой поколений, входящих в возраст активного воздействия на окружающее. Это воздействие, по вполне понятной причине, осуществляется на основе тех базовых представлений и моделей, которые закладывались в более раннем возрасте. Соответственно, эти модели последовательно меняются вслед за прохождением очередного цикла, что, в совокупности с повторением ресурсного цикла, заставляет его самовоспроизводиться. То есть, для его запуска оказалось достаточно всего одного длительного периода «ломки через колено», энергии которой хватает до сих пор.

Здесь стоит вернуться к началу и вспомнить, что мы говорим исключительно про динамику процессов, ввиду чего и вынуждены пользоваться предельно упрощенной моделью, отдающей ритмологией. Но за ней скрыто другое, более важное, — наличие неизменных устойчивых практик, которые крайне мало зависят от изменений внешних условий, осуществляемых «жаждущими перемен». Эти жаждущие и есть основные акторы описываемого цикла, оказываются и главным поводом для применения подобной модели.

Сейчас мы находимся в самом конце второго периода цикла, на самом своем излете

В текущей ситуации гораздо интересней «обратная сторона медали» – носители устойчивых практик. Причина этого интереса — неизбежное приближение точки, когда подобные практики начнут прорываться через пространство демонизации для того, чтобы через какое-то время стать превалирующими.

Если вернуться к нашей циклической модели, то можно заявлять, что сейчас мы находимся в самом конце второго периода цикла, на самом своем излете. Для любителей принимать условные модели буквально, упростим расчеты и скажем, что ближайшая аналогия нашего времени на временном ряду при использовании модели «в лоб» – это самый конец 70-х годов прошлого века.

Самое устойчивое повторение прошлого, которое только можно придумать.

00180015

Наше время — это время демонов перемен, которые из последних сил пытаются сохранить собственную демонизированную реальность. И речь не только и не столько про условную «власть», а вообще про фиксируемо-активные практики: от отношений в супермаркетах до «бизнеса» и «политики».

Но это время излета, когда устойчивые неизменные практики неизбежно начнут проступать через плотную завесу демонов. Практики самые различные — как хозяйственные (например, промыслы), так и организационные (например, общинное общежительство) и мироустроительные (например, понятия). И именно эти практики, которые сохраняются неизменными столетиями, и есть реальное будущее на ближайшие двадцать лет. Самое устойчивое повторение прошлого, которое только можно придумать.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (11 голосов, средний: 4.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...