Яндекс.Метрика

Алмаз Кучембаев: «Какая разница, что в законе написано, если правоприменители договорились?»

О том, почему в России не бывает прямого действия закона, и о том, как можно продавить власть, используя её внутренние скрытые механизмы, мы разбираемся вместе с юристом Алмазом Кучембаевым на примере кейса юридического агентства «Кучембаев и партнеры» по изменению категории земельного участка.

алмаз

Начнем с конца — результат всей описанной ниже истории стала всего одна строчка в кадастровом паспорте: «коттеджная застройка». Цена этой строчки — четыре года времени и более 200 документов.

Для иллюстрации разговора Алмаз Кучембаев достает две толстые папки, набитые документами. В одной — запросы, иски, претензии, письма, в другой — ответы и исходные документы. Каждая папка весит по несколько килограммов, больше, чем многие уголовные дела у следователей.

docs

«Инициатива в этой системе противопоказана»

История началась в 2012 году, когда люди, приватизировавшие одну из турбаз в нашем регионе, решили оформить принадлежащую им землю. К этому моменту они уже переоборудовали корпуса бывшей турбазы под собственное жилье. Дело было за малым — изменить категорию земель с особо охраняемых территорий на земли населенных пунктов.

Тут стоит отметить, что в категорию особо охраняемых территорий, турбаза попала автоматически, при создании системы кадастрового учета. Логика подобных решений, которые очень часто принимались в рамках банкротных процедур при оформлении собственности конкурсными управляющими, была проста: если турбаза не в лесном фонде, то где? Так часто и появлялась в документах данная категория, при том, что ответственные за охрану земель ведомства ни о какой «особости» таких территорий не помышляли. Категория возникала исключительно в процессе ведения кадастра.

Собственники обратились к риелторам, которые, как правило, решают правовые вопросы «ногами»: обращаются в инстанции и бегают по всем кабинетам, куда пошлют. В итоге риелторы обратились в местную администрацию. От нее написали запрос в область. Фактически, в подобных случаях решение заключается в одной резолюции под Актом о переводе. Но чьей? Запрос написали на имя губернатора, но в итоге никакого ответа муниципалитет не получил, профильные министерства тоже уклонялись от ответа. Дело по переводу земли застопорилось. Тогда собственники турбазы и обратились в юридическое агентство «Кучембаев и партнеры».

«В ситуации когда уполномоченное министерство не определено, министр если ему отписано обращение, должен придти к главе региона и сказать что тот сам должен принимать решение. Однако Губернатору может такой шаг не понравиться. Но и решить вопрос по существу, полномочий тоже нет. В итоге самое выгодное – принять нейтральное положение, исключить в своих действиях инициативу. В такой ситуации нужно, чтобы обращение вызвало такой резонанс, чтобы была реакция на самом верху. Работа юристов в данном кейсе и заключалась в том, чтобы раскачать эту тему» – рассказывает господин Кучембаев.

Для этого была выбрана простая тактика. «Мы заняли позицию – ничего не делать незаконно. Пожаловались в прокуратуру на бездействие власти, обратились в суд» – отмечает господин Кучембаев. «Параллельно, не обговаривая обстоятельств, сделали запросы во все министерства о том, готов ли кто-то из них признать территорию турбазу поднадзорной именно им. Никто не признал за собой соответствующих полномочий».

«Зачем они нужны, если все будет прозрачно?»

«Большинство юристов хотят изогнуться так, чтобы обойти закон, чтобы закон не работал в сторону их доверителей. Мы пытались согнуть закон в другую сторону, чтобы закон был максимально строг ко всем участникам правоотношений. Дело в том, что, когда мы пытаемся применить закон буквально, то уже правоприменители (власть) стремится к тому, чтобы не исполнять закон. Чтобы он не был прямым и понятным. Власти интересно, чтобы можно было управлять законом, а если он станет очевидным, то в нашей ментальности понятие власти потеряет многое из своей сущности. Насколько они будут свободны в своих решениях, если все правила будут очевидны, а процедуры прозрачны?» – комментирует ситуацию Алмаз Кучембаев.

В итоге власть была поставлена перед сложным выбором — либо признать свое бездействие, либо так трактовать закон, чтобы избежать ответственности. Выбрали второе. После нескольких лет бумажной переписки областной департамент имущества ответил, что в данном случае вообще не нужно никакого решения региона, а достаточно лишь внести изменения в генеральный план поселения. Обращение было перенаправлено опять в муниципалитет. Тут стоит отметить, что федеральный закон о переводе земель содержит оговорку, что такой перевод возможен, но прямо не отменяет необходимости подписании Акта о переводе.

«О чем договорились, то и правда»

Однако юристы сомневались, что предложенная областной властью процедура бесспорна. Решили подстраховаться – опросить всех правоприменителей.

«Тебе какая разница, что в законе написано, если правоприменители договорились? О чем договорились, то и правда» – комментирует ситуацию Алмаз Кучембаев.

После непродолжительных консультаций удалось выяснить, что и прокуратура, и суд не возражают против позиции областного правительства. Все договорились. Наступила правда.

Дальше проблем не было — земельный участок включили в генеральный план, провели публичные слушания, область без проблем все согласовала. В кадастре, посмотрев позиции всех участников и правопримененителей, внесли изменения в документы…

«Есть закон, но кто его читает?»

И только потом, когда все бумаги уже были, наконец, оформлены, нашлось и обоснование для действий власти, на которое, впрочем, никто за все время так и не сослался. Речь о законе “О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации”, согласно которому до 31 декабря 2016 года перевод земель может осуществляться путем внесения изменений в генеральные планы, схемы территориального планирования ЛИБО путем включения земельных участков в границы населенных пунктов или исключения земельных участков из границ населенных пунктов исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Так что действительно можно было переводить земельный участок и через Акт о переводе, и через Генеральный план. Но получается, что закон совпал с правдой совершенно случайно.

Оцените новость:
  • (4 голосов, средний: 3.25 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...