Яндекс.Метрика

Миллиард на автоподставах: никого не посадили, а мы опять без ОСАГО

06 июля 2016 Аналитика Dinika

Ульяновск попал в число тех немногих регионов, в отношении которых крупнейший оператор ОСАГО ввел негласный режим санации. Отныне покупка ОСАГО без «обязательных» дополнительных услуг вновь может стать для ульяновцев проблемой. Одной из главных причин этого стала ситуация с автоподставами, которая привела к глубокой убыточности автострахования в ряде «подставных» регионов, в том числе и в Ульяновске.

DSCN4891

Пару месяцев назад в Ульяновске произошло курьезное ДТП. В дорогую относительно новую иномарку врезалась гнилая вазовская «шаха»- призрак, которая до этого ни разу не попадала в объектив разнообразных камер видеонаблюдения на дорогах города, что фактически невозможно в том случае, если машина хотя бы иногда выезжает на дороги. ДТП было оформлено без вызова ДПС — участники, как и многие, воспользовались поправками к ПДД от 2015 года, и оформили ДТП самостоятельно, отнеся затем необходимые документы в полицию. И, как и полагается, обратились в страховую компанию за возмещением крупного ущерба.

Страховщики потребовали предъявить автомобиль-виновник. После некоторых поисков «шаха» нашлась, уже в полуразобранном варианте. Оказалось, что примерно в таком виде машина попала и в ДТП, причем уже не в первый раз. Фактически, оба зафиксированных выезда «шахи» на дороги начинались и заканчивались ДТП. Может быть, машину сглазили?

Наведение порчи — это основа основ в автоподставном промысле.

Еще по теме:

Заколдованность «жигулей» страховщики объясняют проще. По словам экспертов, «шаха» с единственным сиденьем — это типичный «молоток», используемый автоподставщиками для инсценировки ДТП. Сглаз в таких случаях ни при чем. В отличие от наведения порчи.

Наведение порчи — это основа основ в автоподставном промысле. Порчу наводят двумя способами — путем реального удара «молотком», либо заранее, в мастерской, с помощью специального мастера-колдуна, который занимается так называемыми «перевесами».

После наведения порчи автомобиль отправляется «на стук», причем такими путями, чтобы не попасть в поле зрения камер видеонаблюдения.

Еще по теме:

Суть этого действа заключается в том, что с целой машины снимаются дорогие детали, а на их место монтируются такие же, но поврежденные. Затем эти испорченные детали будут фигурировать как поврежденные в ДТП. Апофеоз порчи — это предъявление «на ДТП» целиком испорченного заранее автомобиля — например, сгоревшего.

После наведения порчи автомобиль отправляется «на стук», причем такими путями, чтобы не попасть в поле зрения камер видеонаблюдения. Обычно для этого участок дороги выбирается специально, с учетом еще и зоны ответственности того или иного сотрудника ДПС, трудности нормального фотографирования и так далее. В выбранной точке и происходит «ДТП», суть которого сводится к «выставлению» автомобилей так, чтобы можно было сделать не особо внятные фотографии «аварии», подтверждающие её факт. После этого от руки рисуется схема ДТП, и участники «аварии» отправляются документировать происшествие, а затем, уже с полученной в полиции справкой, в страховую компанию за получением положенной выплаты.

С момента «аварии» до обращения к страховщикам может пройти до нескольких месяцев, а сами страховщики в случае наличия задокументированного факта ДТП в выплате уже отказать не могут. При этом даже требование о предъявлении автомобиля виновника для осмотра часто оказывается лишенным подлинного смысла — перед глазами экспертов вполне может предстать целая машина без следов аварии, а виновник, вполне, кстати, законно, заявить, что автомобиль уже отремонтировал.

«Хорошее ДТП можно раскатать втрое»

Еще по теме:

В подобных случаях инструментом воздействия страховых компаний становится трасологическая экспертиза, которая может показать, что при «выставлении» удара были нарушены банальные законы физики. Но даже в этом случае поводом для отказа в выплате по факту может быть только судебное решение.

В суде же решают вопросы уже давно сформировавшиеся профессионалы — автоюристы, которые промышляют тем, что через суд взыскивают со страховых компаний максимум: стоимость ремонта, компенсацию утраты товарной стоимости, расходы на экспертизу, моральный ущерб и так далее. По словам самих таких юристов, «хорошее ДТП можно раскатать втрое», то есть через суд взыскать втрое больше денег, чем было насчитано экспертами. На этом факте выстроен и новый промысел — с недавних пор в Ульяновске юристы переняли опыт других регионов и занялись скупкой страховых выплат, то есть выкупом ДТП по договору цессии с целью просуживания.

Шесть из каждых десяти рублей выплат отправляются «подставщикам».

Еще по теме:

В прошлом году мы уже достаточно подробно описывали весь этот промысел, но с тех пор многое поменялось. Изменения в ПДД, принятые в середине прошлого года под соусом благих намерений упрощения жизни автомобилистам, значительно упростили жизнь автоподставщикам, что, судя по всему, привело к росту подстав и, соответственно, резкому увеличению выплат по ОСАГО.

По словам сотрудника одной из страховых компаний Ульяновска, в настоящее время страховщики склонны оценивать объем выплат страховым мошенникам от автострахования в 60% от всего объема выплат по региону. Иначе говоря, шесть из каждых десяти рублей выплат отправляются «подставщикам», причем большинство случаев таковы, что сам факт инсценировки автоподставы часто очевиден всем.

В настоящее время автоподставщики в регионе чувствуют себя совершенно безнаказанно.

Еще по теме:

Регионов, которые столкнулись с аналогичными проблемами, несколько. Помимо южных регионов и Ульяновской области, определенные проблемы с автоподставщиками испытывают Татарстан и Самарская область, но, судя по данным РСА, до такого расцвета автоподстав как в Ульяновске и в двух южных регионах соседям далеко. Почему Ульяновск оказался в такой ситуации?

DSCN4892

По словам одного из аварийных комиссаров, основная суть деятельности которого сводится к «юридическому сопровождению ДТП», то есть к их выкупу прямо на месте и последующему увеличению сумм выплат через суд, в настоящее время автоподставщики в регионе чувствуют себя совершенно безнаказанно, что позволило сколотить в городе целые подпольные корпорации, занимающиеся исключительно подставами. В такие группы входят владельцы автомобилей, юристы, автомастера, разборки, оценщики, комиссары и так далее. При этом наработанный в регионе опыт таков, что позволяет устраивать успешные «гастроли» в другие регионы. Как мы писали в прошлом году, ульяновских «специалистов» по подставам уже неоднократно замечали в Москве. По словам нашего собеседника, в этом году география присутствия «специалистов» еще более расширилась.

Полисов ныне в такие регионы «спускается» ограниченное количество, а продавцам настоятельно рекомендуется не продавать их без «допов».

Еще по теме:

Нам показывают фотографии с мест ДТП, которые предоставляются «подставщиками» в ДПС при регистрации аварий. Большинство из них — это невнятные снимки на телефон в сумерках. Про рассмотрение деталей речи не идет. Благо, если удается рассмотреть хотя бы марки автомобилей. Такие же и схемы — листочки с квадратиками, по которым можно мало что понять. Понятно, что ситуации бывают разные, но столь же ясно, что подобные схемы и фотографии никак не может делать профессиональные автокомиссары, декларируемая цель деятельности которых — это качественная помощь в случае ДТП. Салфетки с квадратиками и снимки в разрешении 640 на 480 на такую помощь явно не тянут… Но, по идее, это не столь важно, — ДПС, согласно закону, вынуждена выдавать справки и в таких случаях, доверяя показаниям участников.

По сообщению «Ведомостей», именно резкий рост убыточности ОСАГО стал основной причиной того, что по итогам 2015 года крупнейший оператор рынка, «РГС», впервые получил операционные убытки. При этом издание ссылается на годовую отчетность страховой компании.

Страховщики начали проводить политику использования ОСАГО не в качестве основного продукта, а как повод для продажи других видов страхования.

Еще по теме:

В отчетности финансовые проблемы, которые привели к отрицательной рентабельности, впрочем, объясняют иначе — убытками от контрактов на страхование жизни и здоровья, заключенных с силовиками еще в 2012 году. Весьма убыточные (по видимому, на фоне разнообразных военных действий) контракты «РГС» в итоге не пролонгировал, но свои обязательства был вынужден выполнять. Впрочем, это не умаляет факта того, что ОСАГО для крупнейшего оператора стало весьма убыточным видом страхования.

Проблем добавила и позиция Центробанка, который двухнедельным запретом на операции с ОСАГО прозрачно намекнул «РГС» о том, что все звезды сложились так, что компании пора с ОСАГО тормозиться. Впрочем, к этому моменту крупнейший страховщик это понимал и так — начиная с начала прошлого года в стратегических разделах публичной отчетности компания декларирует постепенный отход от ОСАГО. В отчетности же за первый квартал 2016 года эта позиция оказалась выражена абсолютно явно. Фактически, страховщики начали проводить политику использования ОСАГО не в качестве основного продукта, а как повод для продажи других видов страхования.

За ОСАГО вновь начинают выстраиваться очереди.

Еще по теме:

На практике это вылилось в то, что в тех регионах, в которых наблюдается наибольшая убыточность ОСАГО (один из лидеров — Ульяновская область), был негласно введен режим санации по автострахованию. За сложной формулировкой стоит простая мысль — полисов ныне в такие регионы «спускается» ограниченное количество, а продавцам настоятельно рекомендуется не продавать их без «допов». Согласно пояснениям агентов из соседнего региона, которые мы получили через социальную сеть, им «велено продавать к полюсу на 5500 рублей» остальных продуктов.

За ОСАГО вновь начинают выстраиваться очереди, а многие особо ушлые автовладельцы, поигравшись в поддельные полисы, начинают всерьез рассуждать о выгодности езды вообще без страховки. Вместо её покупки с «допами» дешевле платить штрафы. Благо, ныне (при условии быстрой оплаты) это всего 400 рублей. Да и то, далеко не каждый «дпсник» полис проверит.

Впрочем, в сложившейся ситуации вряд ли можно винить страховщиков — фактически, ныне собственных механизмов борьбы с подставами у них нет, так как это прерогатива исключительно правоохранительных органов.

Парадокс в том, что по мнению автоюристов из соседней республики, значительную часть роста выплат по ОСАГО в Казани обеспечили «гастролеры». Откуда, догадаться несложно.

Еще по теме:

Если рассмотреть ситуацию через призму их активности, то окажется, что режим страховой санации оказался введен в тех регионах, где с подставщиками разного рода силовики не борются, что легко прослеживается по судебной практике. Например, в Новосибирске, где реальная активность правоохранителей в этом направлении заметна, в 2015 году судами общей юрисдикции рассматривалось несколько десятков «подставных» дел, квалифицируемых по статье 159 УК РФ («мошенничество»). Убыточности ОСАГО нет, санация не введена. В Кировской области решений меньше, но при этом уровень судебных материалов лучше — каждый «кейс» состоит из множества эпизодов. Итог — реальные большие сроки не для одного-двух мошенников, а для членов «организованной преступной группы» из 5-10 человек.

Даже в не самом благополучном с точки зрения «подстав» Татарстане подобные дела открываются и доводятся до конца. Парадокс в том, что по мнению автоюристов из соседней республики, значительную часть роста выплат по ОСАГО в Казани обеспечили «гастролеры». Откуда, догадаться несложно.

При средней убыточности ОСАГО в 20% и с учетом оценок об объеме выплат «подставщикам» в размере 60% от всех выплат, получается, что в 2015 году «подставщики» «заработали» почти 1 миллиард рублей.

Еще по теме:

В Ульяновске при этом тишина. В филиалах трех страховых компаний, до которых нам удалось дозвониться, ни одного случая «уголовки за подставу» припомнить не смогли. Не вспомнили о таких случаях и знакомые юристы, ничего не нашлось и в базе «Росправосудия», которую мы использовали для анализа практики других регионов.

Впрочем, самих страховщиков этот факт не удивляет. По словам наших собеседников, региональным правоохранителям «подставщики не интересны». Дело в том, что для открытия и доведения дела по «нормальной» 3 или 4 части 159-ой статьи до суда требуются непростые и небыстрые следственные действия — необходимо выявить структуру действий мошенников, найти исполнителей и соучастников, пройтись по гаражам-отстойникам… «Это никому не надо» – вздыхают юристы страховой компании.

DSCN4102

Или никому не хочется подрывать основу региональной экономики? Ведь при средней убыточности ОСАГО в 20% и с учетом оценок об объеме выплат «подставщикам» в размере 60% от всех выплат, получается, что в 2015 году «подставщики» «заработали» почти 1 миллиард рублей. И это только в области, без учета «гастролей». Как был этот миллиард поделен — это, конечно, вопрос. А вот вопросов с поиском самих подставщиков не возникает.

«Гаишники уверены, что люди в Ульяновске устраиваются на официальную работу только для того, чтобы получить кредит на машину, чтобы её потом «отработать».

Еще по теме:

В прошлом году, когда мы расследовали деятельность автоподставщиков, никакой проблемы в выходе не них не возникло — особо уважаемых промысловиков давно знают в лицо, а некоторые фамилии «владельцев» разнообразных «молотков» давно стали нарицательными среди страховщиков. То же касается и «транспортных средств».

Особенно в этом плане примечательна судьба Мерседеса S-класса, который мы приметили еще в рамках прошлогоднего расследования. Весь год мы наблюдали метаморфозы солидного лимузина, который несколько раз бился, несколько раз красился из баллончика, несколько раз менял кузовные панели, передвигался без номеров, а затем на веревке, а в конечном итоге оказался на сайте бесплатных объявлений: «идеальное состояние, не битый, не крашеный». Как нам удалось выяснить, лимузин уже полностью «отработали» – свою рыночную стоимость он «отбил» несколько раз. Можно было бы продолжать и дальше, но… «Год (выпуска) вышел, машина сложная, примелькалась, уже невыгодно» – прокомментировал нам ситуацию эксперт с авторынка, пояснив, что такие машины «надо бить не меньше, чем на полмиллиона». Теперь, по словам нашего собеседника, проще автомобиль продать, а вместо него купить в кредит свежую дорогую машину и «отрабатывать» уже её.

DSCN4345

Глубину проникновения соответствующих отношений хорошо проиллюстрировал нам знакомый таксист-рецидивист, по словам которого, «гаишники уверены, что люди в Ульяновске устраиваются на официальную работу только для того, чтобы получить кредит на машину, чтобы её потом «отработать».

Получается, что подставы давно стали частью повседневной жизни, причем важной, в которой участвуют все, а не каким-то особым маргинальным криминальным явлением. Может быть именно поэтому правоохранители в регионе и не горят желаниям ввязываться в реальную борьбу со страховым мошенничеством? Впрочем, ровно как и региональная власть, которая, несмотря на обсуждения проблемы на закрытых совещаниях, так и не предпринимает никаких реальных шагов по исправлению ситуации.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (20 голосов, средний: 4.65 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...