Яндекс.Метрика

О чем свидетельствует отсутствие российских ВУЗов в топах рейтингов университетов мира

Издание Times Higher Education опубликовало репутационный рейтинг ВУЗов мира. Представленное ранжирование основано только на опросе экспертов, в дальнейшем собранная по его результатам информация об академической и научной репутации станет составной компонентой итогового рейтинга (THE World University Rankings).

square

В этот раз, преимущественно за счет корректировки методологии1 проведения опроса, сразу 2 российских ВУЗа попали в топ-100 репутационного рейтинга (МГУ им. Ломоносова – 25-е место, СПбГУ прошел в группу 71-80). Однако редактор рейтинга Фил Бейли подчеркивает, что для России характерен существенный разрыв между репутацией ВУЗов и «объективными» показателями, которые используются в итоговом рейтинге [10] и значительно «снижают» конкурентоспособность российских университетов на мировой арене.

В действительности ли использующаяся методология проведения компаративных исследований в рамках составления различных рейтингов ВУЗов мира репрезентирует отставание России в научной и образовательной сферах?

Еще по теме:

Для ответа на этот вопрос необходимо рассмотреть основные принципы построения соответствующих рейтингов и некоторые особенности функционирования исследуемых сфер (науки и высшего образования) в РФ. Для анализа остановимся на рейтингах, признанных целевыми в постановлении Правительства РФ «О мерах государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров» № 211 от 16.03.2013 – Times Higher Education WUR, QS World University Rankings и Academic Ranking of World Universities.

Times Higher Education World University Rankings2. 38,5% значения итогового показателя определяется публикационной активностью и уровнем цитирования сотрудников, 26,5% – остальными показателями, характеризующими научную деятельность ВУЗа (доход от научной деятельности и разработок, репутация научных исследований и проч.) [3]. В качестве базы для ранжирования был взят общий список университетов по версии ЮНЕСКО за исключением тех, которые не занимаются образовательной деятельностью или занимаются обучением по узкой специализации, и тех, сотрудники которых публикуют менее 200 (для отдельных сфер – менее 50) статей в год [3, 7].

Quacquarelli Symond World University Ranking. В данный рейтинг могут попасть только учебные заведения, осуществляющие многоуровневую подготовку студентов и не специализирующиеся на одном направлении деятельности3 [3]. 40% итогового рейтинга зависят от авторитета университета в области научных исследований, 20% – от уровня цитируемости сотрудников4, 10% – от долей иностранных студентов и преподавателей [3, 8].

Academic Ranking of World Universities. Оценивается ограниченное число ВУЗов – в основном, те, сотрудники или выпускники которых имеют Нобелевскую или Филдсовскую премии и публикации которых цитируются и индексируются в Science Citation Index-Expanded и Social Science Citation Index [3, 5]. Показатели публикационной активности и цитируемости составляют 60% итогового рейтинга, число сотрудников и выпускников с указанными премиями – 30% [3, 9].

Общие причины невысоких позиций российских университетов в 3 обозначенных рейтингах – низкие показатели по группам, характеризующим: 1) научно-исследовательскую деятельность (включая публикационную активность и цитируемость сотрудников); 2) интеграцию в мировые науку и образование (численность иностранных преподавателей и студентов); 3) привлечение частных средств [2, 3, 5].

Итак, о чем фактически свидетельствует отставание российских ВУЗах по отдельным показателям?

Еще по теме:

Научные исследования

Англо-саксонская модель организации науки и образования (сегодня тиражируемая на международной арене в качестве идеальной) предполагает единство их институциональной формы – ВУЗы Великобритании и США одновременно выполняют образовательные функции и являются средоточием научной деятельности [3, 4, 6]. Это свойство является органичным следствием их формирования в условиях преимущественно рыночных условий – показатели научной деятельности университета были (и до сих пор являются) способом демонстрации абитуриентам качества уровня даваемого учреждениями образования, измерить который безотносительно (как и качество любых других доверительных благ, к которым относится образование) весьма затруднительно.

Отечественная система, сложившаяся в советский период, отличается масштабным отделением науки от системы высшего образования, что во многом стало возможным именно благодаря государственному финансированию и той, и другой сфер деятельности. [5] Наука в России, как и в СССР, преимущественно сосредоточена в НИИ РАН и отраслевых НИИ5 [3].

При этом еще раз обратим внимание на то, что научная деятельность ВУЗа является одной из высоко значимых составляющих его оценки в процессе составления рейтинга, в то время как научная деятельность научных организаций в рамках анализируемых рейтингов не оценивается (исследовательские институты, не занимающиеся образовательной деятельностью, из выборки отсеиваются). Иными словами, показатели, оценивающие научную деятельность ВУЗов, не характеризуют в полной мере ни качество высшего образования, ни качество науки в стране, в которой функции науки и высшего образования разведены и реализуются различными типами организаций. Примерно аналогичным по качеству отражения действительности станет, к примеру, рейтинг исследовательских организаций мира, от участия в котором будут отстранены заведения, осуществляющие образовательную деятельность. Очевидно, что при таких условиях страны, в которых наука сконцентрирована в ВУЗах, не займут лидирующие позиции, каким бы ни было само качество науки.

Именно по этой причине (разделения науки и образования) имеют слабые позиции в мировых рейтингах и университеты континентальной Европы.

Еще по теме:

Привлечение частных средств

В грубом приближении6 научную деятельность можно разделить на прикладную и фундаментальную. Первая посвящена удовлетворению насущных потребностей и созданию конечного продукта, пригодного для внедрения в производство и реализации, вторая же является долгосрочным процессом и слабо коммерционализируема, но, несомненно, необходима для развития общества и понимания человечеством природы Вселенной. Иными словами, налицо воплощение одного из называемых экономистами провалами рынка принципов, заключающегося в том, что частные инвесторы склонны финансировать преимущественно окупающиеся в краткосрочном периоде проекты, в то время как вложение средств в фундаментальную науку по сути своей ближе к благотворительной деятельности. По этим причинам финансированием фундаментальной науки должно заниматься государство.

Таким образом, соотношение частного и государственного финансирования свидетельствует не только о неэффективности ВУЗа, но и о характере его исследований. Не секрет, что научная деятельность институтов США носит преимущественно прикладной характер, кроме науки в сферах ВПК и энергетики [4].

Публикационная активность и цитируемость

Выше уже упоминалось разведение в России сфер образования и науки, в связи с чем, по сути, и публикационная активность сотрудников ВУЗов как показатель эффективности организаций, для которых научные исследования не являются профильной деятельностью, не в полной мере отражает качество науки и образования в стране.

Однако есть и ещё несколько объективных причины, которые свидетельствуют о существенной субъективности данного показателя.

Во-первых, к месту упомянуть об условности проводимой между качеством и количеством научных публикаций параллели. В общих чертах, принуждаемые внешними условиями увеличивать публикационную активность исследователи вынуждены дробить результаты научной деятельности и/или переписывать их в несколько ином ключе, сдавая несколько статей вместо одной, когда в это время они могли бы заняться проведением новых изысканий. Также весьма очевидным следствием является заключение между близкими по сферам деятельности учеными договоренностей о взаимоцитируемости. Всё это никак не повышает качество самих исследований [6].

Во-вторых, список научных журналов, публикации в которых учитываются при формировании рейтинга, в глобальных масштабах не так многочисленен, и представлен, в основном, американскими изданиями. Заметим при этом, что рынок научных публикаций США уже сложился, причем, в условиях долговременной изоляции от него отечественных исследователей. То есть, опубликование в журнале из соответствующего списка публикации российским ученым подразумевает гораздо большие издержки, чем, скажем, деятеля американской науки [6].

В-третьих, многие российские ученые [3] указывают на противоположную трактовку показателя низкой публикационной активности – небольшое количество публикаций отечественных исследователей за рубежом как следствие чрезвычайной развитости сферы научных журналов в России. Именно по этой причине российские ВУЗы занимают более низкие позиции – ученые из стран, в которых национальная система научных журналов отсутствует, в данном случае не имеют альтернативы – они вынуждены публиковать результаты своих исследований в международных изданиях. Так, к примеру, по показателям цитируемости Россия (более 1400 научных журналов на 2013 г.) почти вдвое отстает от Эстонии (всего несколько десятков изданий).

Привлечение иностранных кадров и абитуриентов

Указанный показатель фигурирует как явное следствие позитивно воспринимающихся глобализации и международной интеграции. С другой стороны, привлечение зарубежных специалистов говорит об отсутствии преемственности и неспособности «выращивать» собственные кадры. Второе, как минимум, ставит под сомнение использование показателя «доля зарубежных специалистов в общей численности сотрудников университета» как положительной характеристики качества образования. Низкая доля иностранных студентов в России во многом объясняется высоким спросом на высшее образование среди собственного населения.

Стоит отметить, что и за не упомянутыми показателями могут стоять непрозрачные для стороннего наблюдателя оговорки их подсчета. Так, например, в США широко распространена практика найма временных сотрудников из числа студентов и аспирантов под исполнение грантов [6]. Их уровень зарплат заметно ниже штатного персонала, при этом при подсчете среднего уровня зарплат сотрудников он не учитывается, а вот результаты реализованных ими научных изысканий засчитываются в качестве показателей деятельности университета.

С учетом всего вышеизложенного можно с уверенностью утверждать, что место российских университетов в международных рейтингах объясняется отнюдь не качеством науки и образования в РФ, а самой спецификой их организации, которая не учитывается методологией, составленной под конкретную – англо-саксонскую – систему.

Еще по теме:

При этом, безусловно, нельзя не упомянуть о стартовавших с 2013 года процессах реформы РАН и «оптимизации» системы высшего образования, техническим следствием которых станет повышение мест российских университетов в подобных рейтингах вследствие формального приближения к англо-саксонской системе организации науки и образования, однако стоит помнить, что это не будет в действительности свидетельствовать о повышении качества или эффективности в данных сферах. Доказательством тому может служить то, что в странах, значительно продвинувшихся по формальным показателям конкурентоспособности на мировой арене за последние годы (напр., Китай), остро встали вопросы платных публикаций в журналах, входящих в базы цитирования, заказных публикаций и прочих способов улучшения наукометрических показателей [11]. В России, по мнению экспертного сообщества, также наблюдаются указанные последствия, особенно для 15 ВУЗов – участников проекта 5/100.

Моляренко О.А.,преподаватель Департамента государственного и муниципального управления Факультета социальных наук НИУ ВШЭ

Приложение 1 (отобразить/скрыть)

Приложение 2 (отобразить/скрыть)

Список литературы (отобразить/скрыть)

  1. Перераспределение количества опрашиваемых экспертов по странам (соответственно, итоговых весов регионов при подсчете баллов), отраслевой принадлежности экспертов (напр., увеличена доля гуманитариев) – подробнее см. Приложение 1; смена оператора рейтинга, использующегося отраслевого классификатора и пр.
  2. Здесь и для следующих рейтингов – подробная методология описана в a href=”javascript:void(0)” onclick=”showHide(‘pril2′)”>Приложении 2.
  3. Из этого правила есть только 3 исключения (для 3 ВУЗов континентальной Европы).
  4. С 2004 по 2007 – база Thomson Reuters’ Web, с 2007 – база Scopus.
  5. Начавшаяся в 2013 году реформа РАН трактуется научным сообществом, в том числе, как механическое средство повышения статуса российских университетов в международных рейтингах – ожидаемое вливание институтов РАН в высшие учебные заведения позволит одномоментно и значительно повысить значения всех показателей, характеризующих научную деятельность [6]
  6. Для нас сейчас важно не столько содержательное различие, сколько разница в сроке окупаемости инвестиций (и вообще, возможность их окупаемости).
  7. http://www.timeshighereducation.co.uk/world-university-rankings/2015/reputation-ranking/methodology Неравенство суммы долей 100% объясняется, видимо, погрешностями, возникшими при округлении процентов составителями рейтинга. В действительности, только один массив равняется 100% – предметная выборка 2015 года, остальные же варьируют от 95,5 до 102%.
  8. Анализируется методология составления последнего рейтинга – 2014/2015
  9. В рамках рейтинга THE учитываются публикации в 12 тыс. научных журналах, индексируемых Thomson Reuters’ Web of Science, за последние 5 лет. Для сфер, где объем публикаций заведомо меньше, допускается снижение показателя до 50 публикаций в год – т.е. до 250 за период 2008-2012.
  10. Академическая репутация в научной и образовательной сферах определяется путем опроса экспертного сообщества (более 10 тыс. респондентов).
  11. В США и некоторых других странах сюда относится уровень образования, считающийся у нас средним специальным (двух-, трехгодичные коллежские курсы и поч.)
  12. По базе Thomson Reuters’ Web of Science
  13. Методология составления последнего рейтинга – 2014/2015
  14. Ученые не могут голосовать за «свои» учреждения
  15. По базе Scopus (Elsevier)
  16. Методология составления последнего рейтинга – 2014
  17. Перечень формируется Thomson Reuters
  18. Для гуманитарных сфер показатель не используется.
  19. По Web of Knowledge

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (8 голосов, средний: 4.50 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...