Яндекс.Метрика

Ольга Моляренко: «Официальная статистика – большое поле для самодеятельности»

06 Ноя 2015 Интервью Dinika

О том, как устроена официальная статистика и почему ей не интересно то, чем реально живет население, в интервью с Ольгой Моляренко – экспертом в области государственной статистики, преподавателем кафедры местного самоуправления НИУ ВШЭ.

q1FjDRRzcik

- Как сейчас устроена система органов статистики в нашей стране?

В связи с дефицитом финансирования и сокращением бюджета происходит переход от сплошных обследований к выборочным.

Еще по теме:

- У каждой отечественной федеральной структуры должна быть выстроена административно-территориальная система для того, чтобы в пределах своих компетенций осуществлять управление такой громадной страной. Если говорить о Росстате, то до 2000-го года на муниципальном уровне существовали самостоятельные юридические отделения Росстата, а после этого времени отделения были упразднены, а сотрудники стали сотрудниками территориальных органов статистики. При этом был уменьшен как штат, так и функционал этих низовых подразделений. В настоящее время вся структура очень сильно централизована, методологию разрабатывает центральное отделение. А в связи с дефицитом финансирования и сокращением бюджета происходит переход от сплошных обследований к выборочным. Наблюдается два процесса: с одной стороны, снижение присутствия самих статистиков на местах («оптимизация» структуры), а с другой – все меньший охват генеральной совокупности и уменьшение выборок. Например, в октябре 2015 года проходила микроперепись населения, так вот ее выборка из-за недостатка финансирования была сокращена на 15%.

- Есть ли различия между тем, как это должно работать в теории и реальной работой Росстата?

По словам переписчиков, в Москве на разных участках непосредственно было переписано от 30 до 80% населения, хотя итоговая озвученная цифра была около 98%.

Еще по теме:

- У нас существуют проблемы и, это подчеркивалось многими исследователями, с идеализацией методик. То есть предполагается, что как в методике записано, так и работают. Фактически никто не перепроверяет, соблюдают ли методики служащие региональных органов статистики и переписчики или нет. Это касается как текущей статистической деятельности, так и переписей. В частности, в переписи населения 2002 года независимо от того, что изначально не предполагалось переписывать население по данным административного учета – ЖЭКов и ДЭЗов, поступило негласное указание их использовать, чтобы довести численность переписанного населения до 100% согласно зарегистрированной численности. По словам переписчиков, в Москве на разных участках непосредственно было переписано от 30 до 80% населения, хотя итоговая озвученная цифра была около 98%. Фактическая методика – очень большое поле для самодеятельности, как и официальная статистика в целом. Если, например, мы переписываем малый бизнес, то можем переписать только тех, кто есть в статрегистре, а можем сходить в налоговую и местную администрацию, дополнительно получить и использовать их списки – пространство вариаций тут огромное.

- На прошлой неделе, на встрече с Путиным, Сергей Морозов заявил: “Уровень безработицы – полпроцента, если по нашей методологии. Если по методологии Международной организации труда, то 4,4 процента. У нас нет безработных…” Как такое возможно?

Домохозяйка, которая не хочет работать, не будет признана безработной по методологии МОТ.

Еще по теме:

- У нас официально безработными признаются те, кто встает на учет в центрах занятости населения. По методологии МОТ должно совпадать три характеристики: безработными признаются люди, которые на момент опроса не имеют работы, занимаются ее поиском и готовы приступить к работе. Например, домохозяйка, которая не хочет работать, не будет признана безработной по методологии МОТ. Что касается численности безработных и регистрации их в центрах занятости населения. Надо понимать, что эти фиксируемые явления очень сильно зависят от расположения органов власти, которые их фиксируют. То есть, если центр занятости населения находится в административном центре района, то в этом райцентре численность безработных будет слегка завышена, потому что транспортные издержки на то, чтобы добраться, очень низкие, в связи с чем люди, не ищущие работы, склонны числиться официально безработными, чтобы получать пособие. В то время как фактически безработному населению из отдаленных населенных пунктов уже невыгодно вставать на учет, потому что на проезд они потратят больше, чем размер получаемого пособия. Если взять и организовать выездную работу сотрудников центра занятости населения, с объездом всех населенных пунктов, то уровень безработицы вырастет.

- Вы фактически говорите о том, что некоторые процессы и явления статистически не регистрируются. Что это за явления и так ли нужна их регистрация для принятия решений?

Есть распределяемые государством ресурсы и есть люди: чиновники, учителя, врачи, пенсионеры – которые получают деньги из федерального, регионального или муниципального бюджета.

Еще по теме:

- Это скорее такие явления, которые относятся к выживанию населения и не сильно относятся к ресурсной экономике. По концепции ординарного профессора НИУ ВШЭ Симона Кордонского, мы можем разделить экономику на ресурсную и не-ресурсную части (первая – фактически, плановая, командная, но с квазирыночными элементами; вторая по действующим в ней законам, по сути, включает рыночную и реципрокную компоненты). Речь идет о том, что есть распределяемые государством ресурсы и есть люди: чиновники, учителя, врачи, пенсионеры – которые получают деньги из федерального, регионального или муниципального бюджета. Сюда же можно отнести и бизнес, направленный на удовлетворение спроса государства. Вот эта, ресурсная, часть более-менее фиксируется. И есть вторая часть, большей частью являющаяся неформальной. В ней люди обеспечивают себя сами, с помощью различных форм занятости: собирательства грибов и ягод, рыболовства и так далее. Они реализуют свою продукцию вдоль трасс или перепродают скупщикам. Это один аспект, который никак не регистрируется. Другой аспект связан с отходничеством – с людьми, которые работают не в том муниципалитете, в котором проживают и длительно пребывают вне дома: различные вахтовики, охранники. Действующая статистическая система очень жестко привязана к административно-территориальному делению, в связи с чем, трансграничные процессы фиксируются плохо. Простой пример: населению периферийного поселения ближе доехать на работу в столицу соседнего региона, чем ехать на работу в столицу своего. Такое население не учитывается как занятое в своем муниципалитете, его перемещения для региона неочевидны, поскольку не направлены к административному центру субъекта.

- И как статистика влияет на население, проживающее в конкретном поселке, городе?

- Это сильно влияет на ресурсную базу. Вот если говорить о проблемах последней переписи населения, то согласно данным полевых исследований, население сел и малых городов было недоучтено. Это означает, вследствие подушевого финансирования муниципалитета, качественное и количественное снижение социальных гарантий и услуг. Я была в 70 муниципалитетах в пяти регионах и все говорили, что с регионального уровня негласно было спущено указание переписывать только наличное зарегистрированное население. То есть только тех, кто зарегистрирован и фактически присутствует на территории. Естественно, подвижное, активное население оказалось недоучтено. Доходило до смешного: глава одного из муниципальных районов мне сказал, что тоже не был переписан, потому что на момент переписи участвовал в конференции в Петербурге. Получается, что это самые уязвимые территории те, где слабо развита местная экономика. У нас где больше всего отходников? Там, где нет работы по месту жительства, труд уходит на другие территории. Отходников в этих муниципалитетах не переписали, следовательно, снизился и ресурсный поток со стороны государства. Такой двойной удар. Есть перекосы в другую сторону: во многих республиках Северного Кавказа и городах-миллионщиках искусственно увеличивали численность населения. Города-миллионщики делали это для того, чтобы сохранить свой статус, национальные республики на основе подушевого принципа получают федеральное финансирование. Из-за этого финансовые потоки сильно искажаются.

Там, где нет работы по месту жительства, труд уходит на другие территории.

Еще по теме:

Возвращаясь к влиянию статистики на население, можно вспомнить ухудшение демографической статистики после принятия федерального закона об актах гражданского состояния. Прямым следствием принятия этого закона явилось то, что сегодня невозможно рождаемость, смертность разделить по социально-экономическим группам или профессиям. По сути, мы приходим к тому, что не можем разработать компетентную демографическую политику, потому что не знаем, кто у нас больше рожает: бедные или богатые, учителя или врачи. Для повышения качества разрабатываемых программ и политик это необходимо.

- Что происходит со статистикой на муниципальном уровне?

- Де-факто ее не существует. По 131-ФЗ предполагалось принять федеральный закон о муниципальной статистике. А сейчас в активных муниципалитетах, где качество сотрудников муниципалитетов выше, статистические сведения собираются за счет личных контактов. Экономические отделы рассылают формы по предприятиям и просят их заполнить «по дружбе» – формально предприятия не обязаны это делать. Есть интересная коллизия, когда с муниципалитетов требуют прогноз налоговых поступлений на следующий период. Несостыковка в том, что эту информацию муниципалитетам должен давать главный администратор доходов бюджета – налоговая. Но налоговая звонит в муниципалитет и просит прислать прогноз. На моей практике только в двух муниципальных образованиях, полагаю, за счет хорошего сбора НДФЛ, за счет меньшей зависимости от региона, смогли отказать в сборе этих данных.

- Есть ли вообще у власти на муниципальном, региональном, федеральном уровнях реальная статистическая картина жизни населения?

Совокупность факторов приводит к появлению искаженного, «бедствующего» образа регионов и муниципалитетов.

Еще по теме:

- Формально вся картинка получается существенно беднее, чем есть на самом деле. И в этом плане есть параллели с Китаем. Там в 2000-е годы прошла реформа статистики, когда стало понятно, что многие провинции сильно занижали показатели, чтобы платить меньше налогов (богатые территории) или получать больше финансирования (бедные территории). У нас монополией на статистическую информацию обладает Росстат, после 2010 года существенно снизилось количество показателей, которые муниципальные образования формируют сами. Но совокупность факторов приводит к появлению искаженного, «бедствующего» образа регионов и муниципалитетов, что часто «на руку» последним, поскольку позволяет требовать дополнительные ресурсы на решение социально-экономических проблем, «прибедняться».

- Если они прибедняются, то откуда такие цифры по средней заработной плате в регионе? Например, в Ульяновске средняя зарплата, по словам Сергея Морозова, составляет 26 тысяч рублей. Новость об этом собрала десятки негативных комментариев.

Средняя заработная плата будет считаться не на количество людей, а на количество ставок, которые они занимают.

Еще по теме:

- Конечно, надо говорить о том, что, с одной стороны, есть тенденция на прибеднение, а, с другой стороны, – есть показатели, на которые федеральная власть обращает пристальное внимание. В частности, выполнение майских указов президента. Туда попадает и заработная плата бюджетников, которую надо было в кратчайшие сроки повысить. Стратегия получения такой статистики известная. Например, в вузах уменьшают ставки преподавателей. Средняя заработная плата будет считаться не на количество людей, а на количество ставок, которые они занимают. Мы можем держать десять преподавателей не на десяти ставках, а на пяти. И, формально, то, что будут получать эти люди, меньше, чем пройдет по отчетам. Здесь есть такой баланс интересов между тем, чтобы получить максимальное финансирование, но и не отставать от выполнения федерально значимых показателей.

- И что в такой ситуации делать с качеством статистики?

- Ответ на вопрос зависит от того, куда мы движемся. Если мы идем к централизации и усилению ресурсной составляющей, к выполнению социально значимых обязательств и укреплению вертикали власти, то нам необходимо повышать качество статистики. Для того, чтобы финансы распределялись максимально справедливо – в зависимости от количества населения, от показателей территории. Для того, чтобы можно было с федерального уровня управлять муниципалитетами и понимать, что там творится. Если у нас возникнет курс на повышение автономности (в том числе, финансовой) муниципального и регионального уровня власти, на сокращение государственного сектора, то улучшение статистики не является обязательным.

Сергей Селеев

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (7 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...