Яндекс.Метрика

Как это устроено: торговля старыми книгами

О том, почему каждая вторая книга — подделка, как выбрать книги под цвет обоев, зачем скручивают шпильками собрания сочинений, для чего нужны библиотеки Лепсу, Фридману и Гринбергу, мы поговорили с известными торговцами букинистической литературой Димой и Максом.

IMG_3168

Недавно Дима после длительного перерыва опять открыл букинистический магазин. Предыдущий, в пристрое к Дому печати, многие горожане отлично помнят благодаря сочетанию крайне низких цен, большого выбора и расположению в комнате площадью в десяток квадратных метров.

«Дядя подал мне идею, тогда я не был книголюбом. Настал момент, это был конец 2008 года, когда дядя предложил — давай откроем в Ульяновске букинист. Он от и до обучил меня ведению этого бизнеса: какой ассортимент нужен, что люди читают, какие есть серии советские и дореволюционные, почем нужно книги брать, почем надо продавать. Большую часть того, что я знаю о книгах, я знаю от него.

IMG_3163

Для того, чтобы начать, нужны были книги — часть привез дядя, а часть я закупал по объявлениям. Магазин планировался как супер-дешевый, супер-народный, средняя цена книги была всего 40-50 рублей».

Букинисты

IMG_3165

Макс: «Можно общее количество профессионалов посчитать. Если не брать наукограды, то надо брать по два человека на область, в Москве и Питере по 50. Есть еще десяток наукоградов, в каждом из которых еще по 20 человек, так как там есть спрос. Человек 350 получается на всю страну, 500 точно не наберется. Остальное — сумасшедшие накопители. Я вот такой, у меня больше 30 тысяч книг. Прочитать все невозможно, но я, например, люблю картинки рассматривать, обожаю трогать обложки. Как вещь книги – это же произведения искусства».

Магазин

Новый магазин Димы открылся сравнительно недавно в самом центре города — напротив ЦУМа.

«До конца тогда я не прочувствовал этот бизнес — это было интересно, но никакого особенного кайфа я не испытывал. Постепенно, за 2,5 года работы, я втянулся, это стало интересно, но хотелось чего-то другого попробовать. Да и заработок был скорее условный — он был стабильный, но ничего великого. Попробовал, посмотрел, понабрался опыта. Торговал в Интернете, собирал себе коллекцию книжную, материал на продажу, изучал каталоги, серии книжные, поднабрался знаний и вот решил уже с новыми знаниями и с новым ассортиментом открыть магазин».

Макс: «Магазина не было, а человек развивался, торгуя в Интернете».

Еще по теме:

Дима: «На Alib идут любые книги, не только старые. Там идут любые редкие книги. Исторические монографии, исследования, серийные книжки, научная литература очень хорошо идет. Я попытался совместить — дешевый ассортимент и книги интересные, советские, немного антиквариата, чтобы любой человек мог зайти и выбрать.

С поиском все просто. Если мы говорим о книгах по цене выше среднего, то у людей такие книги просто стоят на полках. Вытирать пыль уже не хватает сил. Говорят — придите, заберите по-дешевке. Еще люди переезжают — с собой библиотеку не повезешь. Есть ещё люди, которые всю жизнь копили библиотеки, но у них возникли финансовые трудности, — они книги продают не за бесценок, но за какую-то среднюю условную цену, нормальную для них и для меня.

IMG_3170

С продажами тоже дела идут. Студенты, школьники заходят, театралы, историки, биологи, медики, коллекционеры (у меня неплохая подборка для них), пенсионеры даже книги покупают. Зашли в магазин — 300 рублей книга стоит, зашли ко мне — 60 рублей книга стоит.

Покупают люди с достатком выше среднего, они ищут книги поинтересней, специализированные, — альбомы по искусству, литературные памятники [книжная серия], антиквариат. У нас он недорогой. Львиную долю собраний сочинений покупают местные книголюбы-коллекционеры».

Советские ценности

Макс: «В 70-е это была отдельная тема, очень развитая. Два или три книжных в Ульяновске были исключительно букинистические. Чем спокойней и жирнее время, тем лучше развивалась букинистическая торговля. Когда началось безвременье, книги стали выкидываться за бесценок. У кого еще оставались деньги, тот их покупал, потом, может, разорялся, снова сдавал — в начале 90-х начался большой книгообмен. Тогда же начали выпускать кучу многотомников, но выпускали лишь по 2-3 тома. В то время букинистические магазины стали ведущими, да и во всех обычных книжных обязательно был букинистический отдел.

Книжки брали на полки для интерьера, чтобы красиво стояли, было и такое, что подбирали под обои, но было и определенное количество коллекционеров. Тогда брали, например, собрание сочинений, в середине в нем пробивали дырку, скрепляли книги железным прутом, и они стояли как экспозиция. Дырку пробивали, чтобы ровно стояли, плотно.

Откуда это пошло? В красном уголке всегда было собрание сочинений Маркса и Энгельса. А там же многотомники. Возьмем корабль. Бывает качка, но не такая уж она, чтобы все летело. С другим проблема — никто за красным уголком не следил, а передача от одного материально ответственного прапора к другому сопровождалась тем, что все надо было передать. А одного какого-то тома не досчитаешься и все — не передашь. Чтобы не было этого “геморроя”, сделали дырку сквозную — всегда все на месте.

Еще по теме:

Если брать промежуток с начала 70-х до конца 80-х, когда начался этот бум, в букинистах был ассортимент ниже среднего — хорошие книги люди себе оставляли и не продавали. Это было ценностью реальной. В 90-е, когда пошел вал, все стали путаться, метаться, а потом цены просто вышибли.

Тогда мировоззренческие позиции поменялись. Ведь образование было советское, менталитет советский. Начался полный обвал в головах, семьях, погоня в попытках поесть. Как результат – планомерное отучение людей. Востребованности элементарной уже нет.

Есть статистика — каждый год на 1% снижается количество читающих людей. Это с начала 2000-х. В 90-е, думается, обвал сразу произошел процентов на 40. Люди, которые ценили книги, которые имели библиотеки, до сих пор не могут свыкнуться с тем, что это не имеет никакой финансовой цены. Они не могут себе представить это в голове.

Если брать конкретную букинистику – то, что было редкостью в советское время, и что вываливалось на прилавки в букинисты, то, в принципе, из одной библиотеки домашней перекочевало по нескольким разным. Люди приходили, полностью сдавали библиотеку. Хорошие коллекции за бесценок уходили в никуда.

IMG_3167

Из Кузоватовского района мужик привез «Германию» — марки с 1918 по 1956 год без пропусков. Это коллекция, которая стоит десятки тысяч евро. Она разошлась на листы, потому что невозможно было целиком задорого продать. В сотую часть ее цены она продалась.

Еще по теме:

Сейчас всего этого нет. Ушло как явление и уже невозможно — образования же нет, ты не будешь знать, что собирать. Кроме того, под библиотеку надо место, а моды на это нет, хотя впечатляет, когда заходишь, а где-то хорошая библиотека. Ежов себе зачем собирает? Или Фридман? Я думаю, что и у Вихалевского тоже замечательные полки, и у Гринберга».

Купить, чтобы поставить на полку

«Букинист московский — это что? Это, в первую очередь, антиквариат. Ты заходишь, и стоят ряды деревянных полок по стенам с огромными фолиантами — с красивыми, дорогими книгами, которые покупают коллекционеры. Плюс что-то еще из советского периода, ширпотреба нет. Этому способствует огромное количество книг, которое есть у населения. Питер — это 80 процентов дореволюционного книгоиздательства. Из Питера все это перешло в Москву и сейчас вполовину где-то между ними распределено, весь этот букинистический вал.

В Ульяновске это все невозможно – недостаточно антикварного книжного потока, чтобы сделать полноценный магазин, в котором хотя бы 1000 экземпляров надо выставить. Это надо несколько лет собирать себе коллекцию, и клиентуру надо. Когда появляются два-три серьезных клиента, то на них жить можно, но их же еще наработать надо, двух-трех, да чтобы у них интерес не попал, да еще и развивался.

Нужен клиент, который не парится этим, а любит покупать книги и ставить их на полку.

Еще по теме:

Чтобы заработать себе клиентуру, должна быть торговая точка, через которую она нарабатывается. В сообществе ты клиента не найдешь. Если он в сообществе, то это значит, что он знает все цены — старается искать дешевле, ему важна цена. Значит, он ограничен в деньгах, и ты что ему можешь предложить? Он и так знает конкретную рыночную цену. Более того, он тогда может себе позволить и искать это сам, ты ему не нужен. Нужен клиент, который не парится этим, а любит покупать книги и ставить их на полку.

Это состоятельные люди, которые коллекционируют домашнюю библиотеку. Это — дух. Ты берешь в руки дореволюционную книгу, например, времен Пушкина, и ты себя, когда её листаешь, можешь представить на его месте, на месте его современников. Ощущаешь дух старины.

У нас по городу несколько человек таких, но нет ни одного человека в городе, который занимается чисто книжным антиквариатом. Те, кто занимаются книгами, занимаются всем, и антиквариатом в том числе. Но они работают на Москву и Питер.

Чем дороже книги, тем выше на них спрос, как на любой коллекционный материал. Если марка стоит полмиллиона, то за ней будут гоняться, а вот если она пять копеек стоит, то их хоть миллион положи. Так-то вместе они будут стоить одинаково.

Три книжки поставил — вот тебе и яхта.

Еще по теме:

Элитные книги всегда растут в цене. Даже если спрос на них временно падает, коллекционеры, у которых она лежит дома, знают, что все-равно она вырастет в цене — через 10, через 20 лет.

Он знает, что половину он всегда за них вернет на дешевейшей скупке. И это при том, что сам он не за реальную цену покупал. Стоят на полке 300, 1000 штук, каждая по 300 тысяч рублей. Половину продал, купил дом в Италии. У нас такой Гриша Лепс, вот у него таких инвестиционных книг очень много. Три книжки поставил — вот тебе и яхта».

Интересные факты от Димы и Макса

1. Книги с тиснеными обложками, массово выпускаемые в СССР, в 50-60е годы, исчезли по банальной причине износа оборудования, которое вывезли из Германии после войны. Собственной технологии после этого так и не создали.

IMG_3164

2. Оказывается, сейчас на рынке появилось огромное количество поддельных антикварных книг, которые очень сложно отличить от оригинальных. Дело в том, что где-то в Европе нашли склад старой книжной бумаги, а печатное оборудование 19-ого века до сих пор повсеместно находится в рабочем состоянии. При желании можно запустить даже станки из типографии около музея Гончарова.

3. Хороший переплетчик в месяц легко зарабатывает 100 тысяч рублей — для этого достаточно восстановить десяток несильно поврежденных сравнительно недорогих книг.

4. Популярными среди зажиточных москвичей в последние годы стали состаренные книги. Делаются они обычно из собраний сочинений советского времени путем замены обложки на сделанную под дорогие дореволюционные издания, что позволяет придать книжной полке особо солидный вид.

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (11 голосов, средний: 4.64 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...