Яндекс.Метрика

Крестово-Городище: загадки старинного села, часть 3. Перед потопом

07 Авг 2015 История Dinika

Чердаклинский район наряду со Старомайнским больше всех пострадали от создания в 1956 – 1957 годах Куйбышевского водохранилища, поскольку в их состав входили обширные территории волжской поймы и надпойменных террас, подлежавших затоплению. Правда, по сравнению с первым, во втором лесистость была гораздо меньше – 15 % против 60 %, что обусловило меньший объём работы по лесосводке.

ˆ««. 21. ‘1-80, “ŠŒ 14253,41 
В схематическом проекте переселения по Чердаклинскому району давалась его социально-экономическая характеристика: «Отдельные приволжские колхозы в зоне тяготения к г. Ульяновску имеют сравнительно развитое животноводство на базе естественных кормовых угодий и небольших площадей плодовоягодных насаждений, овоще-бахчевых культур. Промышленность в районе развита слабо – имеется спиртзавод. …На 1.1. 1949 г. в районе сельских советов – 27, населённых пунктов – 46, колхозов – 59, хозяйств колхозников – 5311, хозяйств единоличников – 285, хозяйств прочих – 3697, хозяйств всего – 9293, трудоспособных – 7550». Общая площадь района равнялась 179,6 тысячам гектаров.

Всего из Чердаклинского района выносу подлежало 2948 домовладений – это самое большое количество из всех затопляемых административных территорий области.

Еще по теме:

В январе 1952 года на заседании Чердаклинского райсовета были утверждены места для переноса всех селений района, в том числе Крестово-Городища и Кайбел, которые решили эвакуировать на одну площадку с единым хозяйственным центром по причине объединения данных сёл в один укрупнённый колхоз «Память Ильича».

Эвакуацию планировали начать летом 1952 года. Ей предшествовали большие подготовительные работы: выбор места, инвентаризация строений и сооружений, их оценка и прочее. Всего из Чердаклинского района выносу подлежало 2948 домовладений – это самое большое количество из всех затопляемых административных территорий области. По авторским подсчётам, основанных на противоречивых архивных данных, в районе полностью или частично затопило 18 населённых пунктов, самыми крупными и значимыми из которых являлись: Архангельское, Ботьма, Кайбелы, Крестово-Городище, Сосновка и Тургенево. Все они ушли под воду полностью. В любом случае очевидно, что району был нанесён огромный ущерб.

Общая численность населения сёл Крестово-Городище и Кайбелы в 1952 году составляла 3664 человек. В первом насчитывалось 870 жилых домов, а во втором – 277, то есть всего 1147.

ˆ««. 22. ‘1-80, “ŠŒ 14253,42 

В Крестово-Городище были механическая мельница, два кирпичных завода производительностью до 100 тысяч штук в год, две кузницы на два горна, столярно-плотницкая мастерская, две шерстобитки и шерстомойки. По другим документам, в нём располагались здание сельсовета, пожарное депо, родильный дом, детский дом, школа и клуб с библиотекой.

Выселяли с 1952 года, в 1956 году вода пошла.

Еще по теме:

В 1931 году в селе была создана 7-летняя школа, которую в 1939 году преобразовали в среднюю (информация предоставлена школьным архивом). После переселения в новом Крестово-Городище среднюю школу открыли в 1954 году, она располагалась в 4 деревянных зданиях. Осенью 1969 года занятия начались в новом двухэтажном здании.

А.К. Мухортова вспоминала, что «в селе располагались правление колхоза «Волна», ветлечебница, школа дореволюционной постройки (вообще в селе 2 школы – начальная и средняя (с 1939 года). В селе были саманные и деревянные дома, а около церкви жил батюшка с матушкой. По большой улице были и каменные дома. Стояла 1 мельница, мололи сейку, то есть белую муку высшего сорта. Волга весной разливалась и доходила до огородов. Ездили на лодках за цветами, ягодами на Крутые горы (Красный Яр). Лугов много было. Выселяли с 1952 года, в 1956 году вода пошла».

ˆ««. 26

Местное население затапливаемых сёл было удручено и растеряно. Оплакивали не только каждый дом, но каждое дерево, каждый куст.

Еще по теме:

В Крестово-Городище ответственными лицами, отвечающими за ход переселения, являлись председатели сельсовета и колхоза (это было обычной практикой), они же занимались организацией общих собраний сельчан. Летом 1952 года при проверке чиновником из облисполкома состояния дел выяснилось, что графика повседневного плана проведения эвакуации не имелось, и она проходила самотёком. Более того, многие жители не хотели покидать обжитые места, находившиеся рядом с обладавшей богатейшими природными ресурсами волжской поймой, и под любым удобным предлогом оттягивали переезд. Ведь новые сёла планировалось создавать на возвышенных степных местах, где существовали серьёзные проблемы с водой (кстати, они есть до сих пор). Явно не способствовало этому процессу и множество трудностей: отсутствие рабочих рук, транспорта, денег, стройматериалов и т.д. А ведь это было трудное, голодное время, когда после кровопролитной войны в селениях жили в основном женщины, дети и старики…

ˆ««. 27

На всю жизнь врезались в мою память слова бывшего заместителя начальника Куйбышевской археологической экспедиции, ныне всемирно известного и, увы, покойного археолога Н.Я. Мерперта. На мой вопрос в письме к нему, как относилось местное население к предстоящему затоплению, он ответил: «Местное население затапливаемых сёл было удручено и растеряно. Оплакивали не только каждый дом, но каждое дерево, каждый куст. Очень боялись пожаров: ведь дома (а вернее, маркированные брёвна от них) перевозили в открытую степь третьей надпойменной террасы, где водоносный слой очень глубок».

Бульдозер и экскаватор вырывали старые могилы до гробов, а потом поднимали их и перевозили.

Еще по теме:

Значимые воспоминания оставили нам и коренные жители Крестово-Городища. Так, Г.В. Исаков рассказывал: «Осенью 1952 года объявили о переселении в связи со строительством ГЭС, объясняли так: «не хватает электроэнергии», её действительно не было, «нужно затоплять – дешёвая энергия». Церковь разобрали на кирпич (увы, это свидетельство не совпадает с архивными документами – Е.А. Б.). Каждый дом оценивала комиссия, и давали сразу деньги, плотников нанимали сами – их много понаехало. Переселенцам Главснаббыт продавал стройматериалы за 50 %, было 2 пилорамы. Строили новые дома «тяп-ляп». На общем собрании выбрали новое место. Специалисты этим занимались – отмеряли участки и писали бирки с фамилиями, каждому дали по 30 соток, а раньше было 40-50. Распланировали село (новое Крестово-Городище – Е.А. Б.) на 7 улиц, план – прямоугольный. Чувства – главное, что все узнали – денег на переселение хватает. Садов раньше не было, а на новом месте начали сажать, стали копать скважины на глубину 100-190 м. Трудности с водой есть и сейчас. Двое селян не хотели переселяться – было жалко бросать участок. Перенесли 2 старых кладбища на окраину нового Крестово-Городища – бульдозер и экскаватор вырывали старые могилы до гробов, а потом поднимали их и перевозили, многие гробы искорежили и переломали. Потом всё это свалили в общую братскую могилу. В 1954 году уже всех выселили – начали осенью 1952 года, закончили осенью 1953, но отдельные дома перенесли в 1954 году. На старом месте красота была: у каждого лодка, дров много, рыбы, её на телегах возили – хвосты свешивались. В пойме весь лес спилили перед затоплением. Волга была шириной 900 метров, переплывали её, течение – 5-6 километров в час».

ˆ««. 37

Деньги были только от продажи на рынке продуктов, для чего ездили по воде на базар в Сенгилей.

Еще по теме:

Односельчанин Григория Васильевича Исакова Михаил Осипович Поселеннов, бывший председатель сельсовета, защитник Ленинграда в блокаду, и его жена Мария Григорьевна поведали много интересного: «До затопления света не было, радио тоже, старое село было в 2 километрах отсюда – протяжённостью 7 километров вдоль Волги, жили плохо, дома сгнившие. Переселенцам платили подъёмные деньги. Новую площадку для села выбирали представители сельсовета: измеряли, потом всем переселяемым показали новые места. Были строительные бригады, в основном, приезжие со всех сторон – Казани, Горького, Чувашии, брали дорого, строили не очень хорошо. Государство помогало – давало ссуду на постройку дома, на 10, 15 лет в зависимости от суммы, скотину продавали. Деньги давали не все сразу, приходилось занимать. Трудно было, не хватало машин, в колхозе их было всего 2, со стройматериалами тоже плохо. Пять семей не хотели переселяться и ещё долго жили на старом месте: «заливать не будет, всё это временно», не верили, но вода начала прибывать, и они уехали. Переселение закончилось в 1956 – 1957 годах, переселились в чистое поле. Зарплату получали только председатель сельсовета – 65 рублей и его секретарь – 47 рублей, остальные работали за трудодни. Деньги были только от продажи на рынке продуктов, для чего ездили по воде на базар в Сенгилей. Можно было обойтись без затопления».

ˆ««. 25

Если посмотреть с горы на место, где ещё два года тому назад были Крестовые Городищи, то лишь пустые каркасы саманных домов, да оставшаяся мельница напомнят о том, что здесь когда-то располагалось село.

Еще по теме:

Показательно, что средства массовой информации писали о переселении с большой долей оптимизма: «Если посмотреть с горы на место, где ещё два года тому назад были Крестовые Городищи, то лишь пустые каркасы саманных домов, да оставшаяся мельница напомнят о том, что здесь когда-то располагалось село. А дальше, где ещё недавно на берегу Волги стеной стоял лес, на много километров раскинулась равнина – ложе будущего Куйбышевского водохранилища.
…Новые Крестовые Городищи выглядят значительно лучше тех, что были под горой. На прямых, красивых улицах не найдёшь ни одного дома, крытого камышом или соломой. Все они под железом, тёсом или шифером. В центре села возвышаются здания клуба, почты, магазина, сельского Совета.
На улицах, выросших в прошлом году, у каждого дома загорожены палисадники. Около пятисот колхозников уже заложили молодые фруктовые сады».

К счастью, в отличие от многих других селений, канувших в лету, жители Крестово-Городища сумели в известной мере сохранить свою самобытность и компактность, а также память о своём историко-культурном наследии.

Недавно мне стал известен уникальный факт: оказывается, летом 1952 года заведующий кафедрой истории Ульяновского педагогического института Н.П. Гриценко организовал научную экспедицию по некоторым селениям, предположительно входящим в зону затопления Куйбышевской ГЭС. Всего исследователи посетили 11 сёл и деревень (в т.ч. Крестово-Городище и Кайбелы), сделали более 50 фотоснимков, которые сейчас являются бесценными.

Евгений Бурдин

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (15 голосов, средний: 4.73 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...