Яндекс.Метрика

Роман Матвиенко: Распределенный образ жизни

В субботу, 28 марта, философ и культуролог, профессор ВШЭ Виталий Куренной по приглашению Улграда прочитал в «Хаб-кафе» лекцию «Распределенный образ жизни: российское общество наизнанку». Лекция состоялась в рамках проекта «Осмысление». Своими мыслями, возникшими при осмыслении и конспектировании лекции, с читателями Улграда решил поделиться политолог Роман Матвиенко.

21221_961301697243602_2511235316190231476_n

Постановка проблемы

Сегодня огромный пласт повседневной жизни россиян выпадает из поля зрения исследователей. С одной стороны, современной российской культурой никто не занимается эмпирически: большинство исследований в этой сфере носит «книжный характер». С другой стороны, социологические исследования носят странный политико-инструментальный характер. Недвусмысленно об этом свидетельствует недавний фильм «Крым. Путь на родину», в котором В. Путин рассказал о «закрытом социологическом опросе», проведенном в преддверии крымского референдума.

Мы ничего не можем сказать о том, что рядом.

Еще по теме:

Такое отношение фактически табуирует социальную сферу. Мы ничего не можем сказать о том, что рядом. Этот пробел и призван восполнить проект «Распределенный образ жизни», который предлагает другое видение российского общества.

Понятие распределенного образа жизни предложено отечественным исследователем Симоном Кордонским. Кордонский обращает внимание на отсутствие в России «на самом деле» общества и государства в традиционном их понимании. Социальную структуру, которая заменяет общество, Кордонский обозначает как распределенный образ жизни.

Структура распределенного образа жизни напоминает советский потребительский идеал, выраженный в триаде «Квартира, дача, машина», — это городская квартира, дача (сад, огород), схрон (гараж, сарай, погреб).

Еще по теме:

Теории современного общества игнорируют существование этих элементов, соответственно они мало интересуют исследователей. Тем не менее в России мы сталкиваемся с ними везде.
К сожалению, история этих пространств — сарайных и гаражных построек — не фиксируется документально. Статистические данные в таких условиях часто недостоверны, а самым доступным и надежным источником становятся спутниковые снимки, предоставляемые картографическими онлайн-сервисами. Основным методом сбора информации в исследовательском проекте являются длительные полуформализованные интервью, а также визуальные подходы — фотографирование элементов распределенного образа жизни. (Лектор несколько раз упоминал конкурс фотографий, условия которого опубликованы на сайте социальных исследований «Мнети».)

Экономические и политические аспекты распределенного образа жизни

Появление инфраструктуры, социальным выражением которой выступает распределенный образ жизни, связано с мобилизационным характером нашего общества. Когда государство не может обеспечить население продовольствием, оно фактически отдает эту функцию на откуп населению. Повсюду эти моменты обостряются, когда государство утрачивает способность гарантировать социальную справедливость, например, в военные годы. Когда же государство «приходит в себя», оно начинает забирать эту функцию: неслучайно в сталинский период отношение к личному подсобному хозяйству было более либеральным, чем при Хрущеве.

Значительная часть повседневной жизни становится теневой, она выпадает из поля зрения правовой системы.

Еще по теме:

Впрочем, попытки административно регулировать и контролировать эту сферу оказываются безуспешными. Советское государство (а сегодня — российское) было хозяйственно и территориально неоднородным, отсюда — разные трактовки законов, различия в практике и результатах их применения. Значительная часть повседневной жизни становится теневой, она выпадает из поля зрения правовой системы.

11026182_961301740576931_8599686333460924352_n

Эту ситуацию концептуализировал перуанский экономист Эрнандо де Сото в «Загадке капитала». В развивающихся и бывших социалистических странах легальная система частной собственности на недвижимость недоступна большинству граждан. Все они оказываются снаружи «стеклянного колпака» — в теневой зоне, где каждый может заниматься своим делом, но не имеет ни малейшей возможности капитализировать результаты собственного труда. Если внутри «стеклянного колпака» жизнь в целом регулируется правом и законами, то за его пределами всегда обнаруживаются возможности решить проблемы иначе.

Государство влияет не только на экономические аспекты распределенного образа жизни. Распределенный образ жизни — это также способ преодолеть политическое давление со стороны государства.
Эта тема восходит к специфическим основаниям общества модерна. В традиционном обществе у человека есть исчерпывающие роли (например, священник является священником не только в церкви, отправляя богослужение, но и в быту, хозяйстве и т. д.). В модерновом обществе это невозможно: жизнь человека не исчерпывается одной ролью, мы разные на работе и дома. Иначе говоря, жизнь раздваивается на личную и институциональную. Попытки современного общества вернуться к «целостности» традиционного оборачиваются катастрофой, когда, например, ссора мужа и жены разбирается на заседании парткома (нечто похожее практикуется и сегодняшними поборниками «традиционных ценностей»).

Осмысленный образ жизни

Однако экономический и политический аспекты распределенного образа жизни не являются главными. В интервью люди не говорят о бегстве от репрессивного давления государства. По данным экономистов, товарность производства подсобных хозяйств снижается, хотя количество приобретенных участков под эти цели растет.

В распределенном образе жизни мы находим способ осмысленного существования российских людей.

Еще по теме:

Это актуальная тема для всего капиталистического мира, хотя в его центре и на полупериферии она выражается по-разному. Это проблема превращения времени в смысл, знакомая нам по марксистскому представлению об отчужденном труде и критике общества потребления. Элементы распределенного образа жизни становятся отдушиной, где человек реализует себя — неважно, выращивает ли он овощи или цветы, ремонтирует машину или что-то строит.

С этой точки зрения с распределенным образом жизни мы сталкиваемся не только в России. DIY-культура и экологическое сознание стали вполне органичными элементами и западной жизни (откуда, кстати, успешно импортируется и в нашу страну).

Не торопиться, а понять — вместо заключения

В «Загадке капитала» де Сото анализирует причины краха капитализма в не-западных обществах. Чтобы понять, почему капитализм успешен на Западе, он обращается к раннему модерну. Де Сото обнаруживает, что в этот период в западных сообществах происходит кодификация спонтанно сложившихся отношений — законодатель только фиксирует практику разрешения конфликтов. Соответственно, заключает де Сото, законы работают там, где юридическая система схватывает статус-кво.

10950_961301817243590_7858678208316137706_n

В развивающихся и посткоммунистических странах существует зазор между реальностью и законом. Задача государства — сокращать этот зазор. Для этого оно, с одной стороны, должно упрощать процедуры легализации, чтобы поощрять выход людей из теневого сектора, а с другой — усиливать репрессивное давление.

В теневом секторе, в базовых структурах распределенного образа жизни скрыт значительный пласт российской повседневной жизни. Здесь находит смысл своего существования множество людей, к чьим потребностям и устремлениям государство практически равнодушно.

Еще по теме:

Для адекватного преобразования этого пласта, его эффективной легализации (в экономико-правовом отношении) и интеграции в публичную сферу (в социокультурном отношении) необходимо, в первую очередь, должным образом описать и понять его.

В конце концов, преобразование распределенного образа жизни должно иметь в виду важный цивилизационный аспект. Вся планета никогда не сможет жить как западная цивилизация, но нужно сделать так, чтобы люди прожили жизнь, не испытывая слишком больших разочарований.

Роман Матвиенко, политолог
Фото – Костяева Мария

Читать дальше:

Оцените новость:
  • (11 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...