Сергей Гогин: Что выросло, то выросло, или Отцы за детей не отвечают

В Ульяновске случилось то, во что, кажется, уже мало кто верил. По информации руководителя управления взаимодействия со СМИ Следственного комитета РФ Владимира Маркина, представителям ульяновской «золотой молодежи» Эдуарду Зиннурову, Рустаму Яхиеву и Камилю Алееву предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц). Их обвиняют в том, что в ходе конфликта с использованием травматического оружия они нанесли тяжкие телесные повреждения 27-летнему сотруднику полиции.  Во вторник суд принял решение об избрании меры пресечения, Зиннуров и Алеев заключены под стражу.

gorgusuzlugun-bu-kadari-instagram-zengin-1364341

«Наверное, мозгов не хватает – ни у того, ни у другого» – так определил заместитель губернатора Вильдан Зиннуров причину конфликта между своим сыном Эдуардом и Андреем Араповыми, сыном бывшего начальника управления МВД по Ульяновску Сергея Арапова. Потасовка, в которой на стороне Зиннурова-младшего приняли участие два его друга (тоже не простые колхозные хлопчики, а сыновья ульяновских бизнесменов) состоялась накануне нового года и закончилась тем, что действующий сотрудник регионального управления МВД Андрей Арапов попал в больницу с ушибами от травматического оружия и переломом ребер.

Нехватка мозгов – это неплохая версия, но кто виноват в том, что их не хватило – сами дети или «семья и школа», вопрос непростой. Тем временем конфликт уже окрестили «битвой мажоров», потому что его участники вполне подходят под это определение. Но, как было справедливо отмечено наблюдателями, молодые люди могли быть кем угодно, бомжами или мажорами, но на больничной койке с ранениями оказался конкретный человек, сотрудник полиции, он – реальный потерпевший, из этого и следует исходить.

Фабула конфликта и его развитие неплохо изложены в сюжете программы «Вести. Дежурная часть» от 12 января 2015 года. Есть уже целая куча публикаций на эту тему, отражающих разные позиции участников потасовки и разные детали происшествия. Версии сторон абсолютно противоречивы, и следственным органам придется сильно потрудиться, чтобы выяснить, кто же и при каких обстоятельствах стрелял в Арапова, из чьего оружия и так далее. Уголовное дело возбуждено по серьезной статье («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), к тому же деяние совершено группой лиц, да еще против сотрудника полиции – в общем, в худшем случае это до 12 лет лишения свободы.

«Никакого “дела” не будет, стороны договорятся полюбовно и к обоюдному согласию… Уже давно не удивляет, что, совершив ДТП со смертельным исходом, можно остаться и на свободе и с правами»

Что бросается в глаза? Одинаковый тон комментариев к публикациям о «дуэли мажоров». Комментаторы единодушны во мнении: сыну замгубернатора удастся уйти от ответственности, как это удалось совсем недавно. Напомним, в феврале 2014 года Эдуард Зиннуров на загородной трассе насмерть сбил 54-летнего пешехода, а 19 ноября судебный процесс завершился примирением сторон. Значит, родственники потерпевшего получили такую сумму компенсации, что она оказалась способной смягчить скорбь от потери близкого. Адвокаты, которые обеспечили примирение в столь сложном случае, тоже стоили явно недешево. Для Зиннурова-младшего это, вероятно, оказалось сигналом: он решил, что ему все можно, что деньги и связи все решают, что его отмажут, что бы он ни сделал. Его даже не лишили водительских прав. Отсюда и теперешние комментарии: «Никакого “дела” не будет, стороны договорятся полюбовно и к обоюдному согласию… Уже давно не удивляет, что, совершив ДТП со смертельным исходом, можно остаться и на свободе и с правами». «Все, кто более-менее привязан к власти или силовым структурам, полностью чувствуют себя безнаказанными». «Да как же всем до сих пор непонятно, дети первых заместителей и президентов кластеров неподсудны».

Люди, лишающие Эдуарда Зиннурова презумпции невиновности, юридически неправы, но с психологической точки зрения их можно понять: сынок один раз уже отмазался, отмажется и в другой, рассуждают они. А на Зиннурова-страшего, каким бы хорошим министром он ни был, автоматически распространилась «презумпция участия»: люди уверены, что в первый раз сына отмазали только благодаря статусу, связям и средствам отца. Не очень лестное мнение о властной региональной элите, не правда ли, хотя и не новое.

В помощь размышляющим на тему, что такое хорошо и что такое плохо, – недавняя филиппика на радио «Вести.ФМ» от Владимира Соловьева, который резко высказался о разборках «золотой молодежи» в Ульяновске: «Тут же возникает вопрос – а с их родителями ничего не будет?.. Как эти люди до сих пор могут находиться на своих должностях, если они своих детей воспитать не могут!.. Как бы объяснить узнаваемым людям и их детям, что узнаваемость – это ответственность… Зиннуровы считают, что им можно в стране все? Папа считает, что это нормально? Сын не чувствует никакой ответственности за то, что он лишает отца работы? Они – элита, дворяне, аристократы, которым можно все? Необходимо понять, что это за «примирение сторон», почему закрыли это ДТП?.. Это выстраивается в систему. Вам страна доверила высокие должности, потому что вы – инопланетяне, которые могут кормиться с этих должностей? Что вы – вне закона? Что вы никому не подчиняетесь? Посмотрев на Сердюкова, у вас может создаться такое впечатление. Приземлять надо…»

Не забудем, что Соловьев давно говорит голосом «вертикали» и от ее имени. Причем здесь он говорит не об одном Зиннурове, а обо всех участниках конфликта и их родителях. Информация из Следственного комитета появилась после этого эфира, но, возможно, это лишь совпадение. Причем взятие подозреваемых под стражу само по себе еще ни о чем не говорит. «Откупятся все трое, вот увидите», – типичный комментарий, отражающий как уверенность граждан РФ в феодально-кастовом устройстве государства, так и неверие в органы правосудия. Но не будет говорить «гоп», может быть, в данном случае правосудие покажет образец независимости и непредвзятости, хотя бы в качестве духоподъемного примера, и тот, кто виноват, понесет ответственность – адекватную, а не чрезмерную или, наоборот, смехотворную.

Драка со стрельбой – это, скорее всего, прямое следствие безнаказанности за предыдущий эпизод со сбитым пешеходом.

А вот что вряд ли является совпадением: драка со стрельбой – это, скорее всего, прямое следствие безнаказанности за предыдущий эпизод со сбитым пешеходом. В тот раз, возможно, самым правильным для Зиннурова-старшего было бы сказать сыну: выпутывайся сам, а пока отдай ключи от машины и пересаживайся на маршрутку. Пассажиром. Если бы он хоть на время лишился водительских прав – не было бы перебранки на дороге по поводу того, кто кому должен уступить полосу, не было бы последующей драки со стрельбой и обвинения по 111 статье.

Самое сложное – это зона, где кончается закон и начинается этика. Зона неопределенности и нравственного выбора. С одной стороны, сын попал в беду, и любящий ответственный родитель должен оказать сыну всяческую возможную поддержку. Это то, чего дети естественным образом ждут от родителей. Но если отец – ответственный чиновник или полицейский, то где грань между поддержкой и протекционизмом?

Все участники конфликта – взрослые люди, совершеннолетние и дееспособные. Отвечает ли отец за сына в случае нарушения закона? В юридическом смысле – нет, поэтому, строго говоря, нельзя требовать от Вильдана Зиннурова отставки: сам он не дрался на пистолетах. Ответственность здесь только моральная, причем взаимная. Молодые люди, которые решили помериться, у кого папа круче, о своих родителях не подумали. Ну какого лешего, скажите, Зиннуров-младший начал преследовать на своем автомобиле Арапова-младшего до его дома, да еще и дружков вызвал на подмогу? Ехал бы своей дорогой, даже если его не очень умный оппонент надерзил – что теперь, по каждому сказанному дураком на дороге запальчивому слову устраивать разборки? Это касается всех участников конфликта. Братьев Араповых, кстати, тоже никто не идеализирует.

К сожалению, съехавший с катушек «мажор» – это типичная история. У занятого ответственной работой или бизнесом родителя, как правило, нет времени поговорить со взрослым ребенком по душам, поэтому от них откупаются – дорогим телефоном, щедрыми карманными деньгами, крутой иномаркой, протекцией при устройстве на работу. Остается посочувствовать такому родителю, но – что выросло, то выросло.

Следствие должно ответить на много важных вопросов. Зачем Зиннуров поехал за машиной младшего Арапова? Зачем вызвал друзей на подмогу? Какова роль Яхиева и Алеева в инциденте? Кто первым достал оружие? Кто стрелял? Почему Зиннуров с друзьями полторы недели прятались от следствия? Почему Зиннуров-старший не мог все это время найти сына, а какой-то «работодатель» Денис Гурьянов из Москвы нашел его за два часа, чтобы опубликовать какое-то смехотворное обращение?

Если в итоге окажутся правы скептики, утверждающие, что виновникам происшествия «ничего не будет» в силу высокого положения их родителей, то таким родителям останется только порекомендовать пересмотреть фильм «Ворошиловский стрелок» и особенно его финал. Там, если помните, единственный сын высокого чина сходит с ума от страха за свою жизнь – у него развилась мания преследования, он боялся, что месть придет и за ним. Не исключено, что в этом случае кого-то из золотых ульяновских мальчиков придется эвакуировать в другой регион или дальше. Но для начала послушаем, что скажет Фемида.

Сергей ГОГИН

Оцените новость:
  • (41 голосов, средний: 4.68 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...