Сергей Гогин: Купи шарманку, или за чем приходил Штирлиц

Бюджетное послание губернатора области Сергея Морозова Законодательному Собранию региона было посвящено не столько цифрам бюджета, сколько общей стратегии развития региона в условиях санкций и нарастающей изоляции России, усилившейся вследствие присоединения Крыма, которое на Западе считают аннексией, и поддержки донецких сепаратистов. Выступление губернатора заняло около двух часов, и если перечитать его текст, то может возникнуть странное ощущение: доклад писали как бы три разных человека, а потом эти куски объединили в один доклад.

зсо

Реалист

Первого из авторов можно назвать жестким реалистом и прагматиком, который дает вполне честную констатацию текущей ситуации как она есть. Этот человек пишет и говорит, что впервые за постсоветскую историю Россия столкнулась с сочетанием нескольких неблагоприятных факторов, и перечисляет их.

Во-первых, это «углубление проблем в мировой экономике». Действительно, рынок реагирует на снижение темпов экономического роста падением цен на нефть и газ, но страдают от этого в первую очередь страны, производящие это сырье. Экономика и бюджетная сфера России напрямую зависит от экспорта углеводородов, а вот на Западе цены на бензин снижаются, и тамошнего потребителя, думается, это не сильно огорчает.

Второй фактор – геополитический: возврат к противостоянию с Западом «по большинству основных вопросов мировой политики», как во времена СССР.

И третий – ухудшение экономической ситуации в самой России. Губернатор перечислил составляющие этого кризиса: рецессия и снижение спроса на продукцию, высокая закредитованность предприятий и населения; сырьевая модель роста с опорой на высокие цены на углеводородное сырье, которая перестала работать; снижение кредитных рейтингов страны вследствие санкций, отток капитала, ослабление рубля и инфляция. Из кучи сценариев дальнейшего развития – ни одного оптимистичного. Даже при сохранении цены на нефть на нынешнем уровне нас ждет потеря 1 процента ВВП, сокращение инвестиций, падение уровня жизни, при цене 60 долларов за баррель ВВП упадет на 4 процента.

Реалист-прагматик продолжил свою линию, предупредив, что область не избежит влияния негативных тенденций. Из-за санкций и ослабления рубля стоит ждать «сжатия инвестиционной базы», усилится конкуренция между регионами (деньги и люди побегут туда, где условия лучше), прибыльность в частном секторе сокращается, каждое второе предприятие региона – убыточно. Из-за этого уже в этом году бюджет недополучит 350 млн рублей налога на прибыль. Кредиты подорожали, их объем снижается. Страдают и бюджеты: недобираются налоги, растет госдолг, дефицит стал хроническим, а каждый лишний процент инфляции приводит к росту расходов регионального бюджета на 200-300 млн. рублей.

Мечтатель

Реалист отработал и передал слово стратегу, строителю планов, мечтателю, вдохновителю побед, картографу «дорожных карт», который вступает после слов: «Но это не повод для пессимизма и бездействия». Это человек-проектор, который говорит категориями долженствования: «нужна новая политика», «как никогда необходимы смелые шаги», «мы должны обеспечить», «мы должны реально улучшить», «очень важно содействовать», «мы должны решить задачу повышения» и так далее. Опыт показывает, что такие проекции, как правило, ни к чему не обязывают, растворяясь в обобщенном и обезличенном «мы». Условный «картограф» говорит о развитии инфраструктуры, импортозамещении, поддержке малого и среднего бизнеса, повышении производительности труда, диверсификации экономики, развитии институтов и улучшении делового климата – все это уже в ближайшие годы. Однако на чем основано, например, такое смелое заявление: «Всего на развитие промышленного комплекса области (обрабатывающих отраслей, ОПК) в 2015-2017 гг. будет инвестировано из разных источников порядка 50 млрд. рублей»? Можно ли говорить о диверсификации и росте производительности труда без радикального обновления основных фондов предприятий, требующего колоссальных инвестиций, без подготовки и привлечения высококлассных специалистов? Если этого не было сделано за полтора десятка так называемых тучных лет, то что дает основания полагать, что это может быть сделано в ближайшие два-три года, причем в условиях рецессии, бегства капитала, бюджетного дефицита, обесценивающегося рубля и экономических санкций из-за Крыма и Украины?

Губернатор уповает на лоббистские возможности представителей области в Госдуме и Совете Федерации, которым рекомендовано выбить для регионального бюджета дополнительные 2 млрд рублей в будущем году и по столько же – в каждом следующем. «Наши западные партнеры» называли бы такой подход смачным выражением “wishful thinking”, то есть выдаванием желаемого за действительное. Ульяновским лоббистам придется конкурировать за финансы не только с лоббистами из других регионов, но и с новыми геополитическими интересами Кремля, которые потребовали наращивания военных расходов в ущерб здравоохранению, образованию и культуре. Совокупный дефицит всех региональных бюджетов приблизительно равен сумме, которая будет вложена во вновь обретенный Крым. Главным источником роста цен в стране всегда был ежегодный рост тарифов сырьевых и энергетических монополий, в первую очередь «Газпрома». Но региональные лоббисты в Москве не получили от губернатора задания поработать над обузданием аппетитов монополистов.

Ксенофоб

Ближе к концу доклада автор-реалист на минуту забрал вожжи в свои руки, предложив сделать социальную поддержку более адресной, чтобы, в частности, не давать бюджетные деньги безответственной мамаше-алкоголичке, которая их все равно пропьет. Стратег-мечтатель тоже внес свою лепту, предложив поднять статус культуры и провозгласив «новую культурную политику». Но затем докладом завладел национал-патриот дугинско-прохановского типа, который обрушил на депутатов поток антизападной риторики – про неких извечных «доброжелателей», во все века хотевших подчинить нас своей воле, про воздействие на Россию через экономические рычаги и международные политические и финансовые институты, про угрозу духовной безопасности. Как минимум в третий раз губернатор процитировал на большой аудитории фальшивку под названием «план Даллеса».

«Каждый раз, анализируя ситуацию, я вспоминаю про пресловутый план Аллена Даллеса периода «холодной войны». Этот документ ставит такие задачи, как «подмена ценностей», «прославление низменных чувств«, «культивация предательства» и уничтожение основ нашей народной нравственности. Даже если это и не подлинный документ, как считают некоторые, его реализация, направленная против России, сейчас идёт полным ходом», – сказал Сергей Морозов.

До сих пор стержнем экономической политики региона было привлечение иностранных инвестиций, в первую очередь из западных стран, которые, как теперь оказывается, хотят подчинить нас своей воле, в том числе через экономические и финансовые рычаги. Как это может умещаться в одном докладе и в одной голове – непонятно. В начале своего доклада Морозов говорил: «В нашей Формуле Успеха (оба слова с заглавной буквы – С.Г.) важной составляющей является открытость всему новому, постоянное заимствование лучших практик… с ориентацией в значительной степени именно на европейских партнеров… Сегодня у нас более 100 предприятий с участием иностранного капитала, на которых работает около 30 тысяч человек. При этом зарплата на них в полтора раза выше среднего по области. Предприятия имеют оборот более 115 млрд. рублей в год – это более 10% от всей экономики региона. Ежегодно эти компании инвестируют более 10 млрд. рублей в развитие. И если даже небольшая их часть закроется – мы ощутим это».

Собственно говоря, данный текст пишется ради сопоставления именно этих двух тезисов, потому что они опасно противоречат друг другу. Ну, допустим, «подчинить нас своей воле» – это прямая цитата из президента, «ку» в сторону властной вертикали, которая назначает и снимает губернаторов. Раз уж на федеральном уровне возобладала антизападная риторика и теория заговора, которая транслируется всеми федеральными каналами, то региональные лидеры, будучи придатками вертикали, просто обязаны ее отзеркалить. С другой стороны, никто ведь не заставляет в который уж раз пинать труп Аллена Даллеса. Когда недавно в Ульяновск приезжал финский посол с группой консультантов и потенциальных инвесторов, ему наверняка говорили про инвестиционный потенциал области, а не про то, как финские капиталисты хотят нас расчленить финансовыми инструментами. Получается, Даллес – это пугалка для своих, для внутреннего потреблении, а «инвестиционный потенциал» и «система преференций для инвесторов» – для внешнего? Вообще-то, это называется двойными стандартами. И если президент одним неосторожным словом способен обрушить отечественный фондовый рынок, как это уже бывало, то губернатор одним неслучайным абзацем рискует похоронить плоды своей же инвестиционной политики. Если очередному потенциальному инвестору консультант подсунет абзац про «план Даллеса», как он на это отреагирует?

В Год культуры и накануне Года литературы такой двойственный подход уместно сравнить с ноздревщиной: «Заходи, гость дорогой, ешь, пей, я ведь знаю, что жена твоя шлюха, дети – подонки, да и сам ты, сказать по чести, мразь первостатейная, но – ничо, ничо, чувствуй себя как дома. А послушай-ка, купи у меня шарманку, чудная шарманка; самому, как честный человек, обошлась в полторы тысячи, тебе отдаю за девятьсот рублей».

Вот эти люди, реалист и национал-ксенофоб, которые писали свои куски выступления губернатора, – это разные люди или это части одного и того же мозга? Если разные люди – тогда, получается, в правительстве отсутствует единая согласованная политика, и не нашлось системного интегратора, который свел бы разные мнения в единое непротиворечивое целое. Если же это раздвоение одной личности, то мы все помним поговорку насчет плюрализма в одной голове.

Ну как иначе объяснить такое: в начале – «постоянное заимствование лучших практик… с ориентацией в значительной степени именно на европейских партнеров». В конце: «Мы – древняя великая цивилизация, нас не надо ничему учить». Учить, конечно, не надо, а вот самим научиться как минимум одной важной вещи не грех – как вылечиться от комплекса национальной неполноценности, который однажды в истории уже вверг один талантливый и работящий народ в пропасть фашизма, а затем в войну, в которую оказались втянуты десятки миллионов людей во всем мире. По историческим меркам это было совсем недавно, еще живы люди, которые были тому свидетелями.

Психология человека так устроена, что запоминается то, что было в конце. В конце был «план Даллеса» и «подрыв народной нравственности» (интересно, по каким каналам идет подрыв – по «Первому», «России» и НТВ?). А в конце трибуной владел идеолог-ксенофоб, который, таким образом, победил прагматика и даже мечтателя.
Так за чем приходил Штирлиц? За аспирином.

Сергей ГОГИН

Оцените новость:
  • (30 голосов, средний: 4.67 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...