Ульяновск всего в 21-м шаге от культуры

Мы уже неоднократно писали о том, что в регионе разрабатывается стратегия культурной политики. Вчера ее снова обсуждали губернатор и культурная общественность. Мы не стали бы в очередной раз об этом писать, однако выяснилось, что документ был переработан. Теперь он охватывает период не до 2025 года, а до 2030. Кроме того, теперь стратегию презентуют под названием “50 шагов к успеху”. Видимо, это те самые шаги, которые должны привести регион к культурному счастью через 16 лет. Позитив: мы уже преодолели 29 шагов. А девиз нашей стратегии позаимствован у Лао-Цзы, правда, немного перефразирован: «Даже путь в тысячу миль начинается с первого шага». Ну, а в 50-ти шагах от Мемцентра, где обсуждали великие планы, – обыденность нашей культуры.

Подробнее о стратегии можно почитать в наших материалах «Иногородние эксперты пытаются справиться с ульяновской культурой», «Капитан очевидность. ТОП-15 задач стратегии культурной политики, которые ясны и без экспертов» и «Культуры будет до х».

Стратегию обсуждают уже несколько месяцев, а 20 ноября на заседании совета по культуре при губернаторе Ульяновской области должен был быть подведен какой-нибудь итог. Напомним, стратегию, конечно, не бесплатно, разрабатывают иногородние эксперты. Итог представила культуролог, руководитель рабочей группы по разработке документа Нина Кочеляева. Он сообщила, что в рамках стратегии предлагается 50 шагов к успеху в культурной политике, а 29 шагов мы уже «прошагали».

«Много прошагали, но много еще самых важных осталось», – подчеркнула эксперт.

Она еще раз напомнила, какая работа была проведена перед разработкой непосредственно стратегии. В частности, было проведено исследование текущей ситуации в культуре региона, в том числе в муниципалитетах. На основании исследования были выявлены проблемы и перспективы, затем – сформулированы цели, задачи, приоритеты и сценарии развития культурной политики, методы и механизмы ее реализации. Если ранее документ прописывал стратегию культурной политики до 2025 года, то теперь ее продлили до 2030 года.

Эксперт отметила, что работает с нашим регионом с 2010 года, и, по ее мнению, за четыре года у нас сделано очень много, а к 2030 году можно сделать еще больше. Она считает, что сегодня важен переход от стратегии поддержания того, что есть, к стратегии развития.

«В фокусе внимания – человек. С ним связаны главные вещи – культурная среда, творческая среда, доступность участия в культурной жизни. На основании этого нами были сформированы основные цели и приоритеты Стратегии», – отметила Кочеляева.

Она подчеркнула, что развитие человека и развитие региона взаимосвязаны. Для успеха Ульяновской области важно формирование и развитие человеческого потенциала, формирование единого культурного пространства, создание условий для обеспечения равного доступа к культуре, развитие культуры на селе, создание условий для превращения культуры в важнейшую точку развития региона. Кроме того ,акцент в стратегии делается на сохранении культурного наследия, воспроизводстве кадрового потенциала, развитии креативных индустрий, инфраструктуры, поддержке приоритетных проектов в сфере культуры (например, Музей СССР и киностудия), а также на повышении туристической привлекательности региона.

Даже оптимистический подход – пессимистичен

По-прежнему в стратегии сохранены три сценария развития культуры, которые базируются на стратегии социально-экономического развития региона до 2030 года. Первый – инерционный сценарий развития с сохранением существующих тенденций развития. Второй – реалистический сценарий развития (не предполагает активизации развития культуры, но опирается на прогнозные значения сценария «Модернизация промышленности», вследствие чего на культуру в потенциале могут выделяться существенные финансовые ресурсы). Наконец, третий сценарий – оптимистический: предполагает введение культуры в ранг стратегических приоритетов Ульяновской области, что в полной мере вписывается в основные параметры сценария «Высокие технологии и креативный класс».

Впрочем, оптимизмом в культуре даже и не пахнет.

DSCN9186

К примеру, авторы стратегии не решились заложить больший процент расходов на культуру от ВРП. Например, в рамках как реалистического, так и оптимистического сценариев развития к 2015 году доля расходов на культуру в процентах от ВРП сохраняется в пределах 0,7 процента. К 2020 году предполагается увеличение данного показателя до 0,8 процента от ВРП в обоих сценариях. В рамках реалистического сценария данный показатель составит к 2025 году —0,9 процента от ВРП, а к 2030 году – 1 процент от ВРП. Но даже оптимистический сценарий предполагает увеличение расходов на культуру к 2025 году лишь до 1 процента от ВРП, а к 2030 году – всего до 1,2 процента от ВРП и не больше.

То же самое и с бюджетным финансированием.

В рамках реалистического сценария бюджет культуры увеличится в текущих ценах в 3,6 раза к 2030 году по сравнению с уровнем 2012 года и составит 6200,7 миллиона рублей. Однако в сопоставимых ценах (в ценах 2012 года) этот показатель увеличится только в 2 раза и составит 3530,4 миллиона рублей. Впрочем, по оптимистическому сценарию культура признается движущей силой создания креативного класса, что предполагает активные финансовые вложения в культурный сектор. К 2030 году предполагается увеличение объемов бюджетного финансирования культуры до 9454,0 млн. рублей в текущих ценах или в 5,5 раза. В сопоставимых ценах (в ценах 2012 года) этот показатель увеличится в 3,2 раза, достигнув отметки в 5382,7 миллиона рублей. По сравнению с показателем финансирования в рамках реалистического сценария объем финансирования по оптимистическому сценарию возрастет в 1,5 раза в сопоставимых ценах.

Впрочем, все это лишь предположения и цифры. А на сегодняшний день еще предстоит создать план реализации стратегии, определить, собственно, источники и размеры финансирования (как бюджетные, так и внебюджетные), а также разработать систему целевых показателей. При этом оговаривается, что положения стратегии в зависимости от развития ситуации могут корректироваться.

«Дорогу осилит идущий», – подытожила эксперт.

Обсуждение стратегии затянулось до девяти вечера

Сергей Морозов еще раз напомнил, что Ульяновская область должна стать мировым креативным регионом. Эксперт Кочеляева с ним согласилась, хотя из стратегии не совсем понятно, как же это должно произойти. Впрочем, речь ведь идет не о развитии культуры, а о культурной политике.

Морозов также отметил, что ему хотелось бы, чтобы в стратегии больше отразили Ульяновск как родину Ленина.

«Впереди 17-й год, впереди 22-й год, впереди 100-летие Ленина. Все это связано с «красным» туризмом. Мне кажется, в концепции это мало отражено».

Нина Кочеляева отметила, что по ленинской теме разделяет позицию губернатора. Более того, она сообщила, что в своем экспертном кругу всегда защищает наш город от негативных нападок, ведь Ульяновск – это место рождения Ленина, и историческая память должна быть.

Представители культурного и околокультурного сообщества региона по-разному комментировали стратегию. Очень многим она показалась документом без конкретики, который не только не показывает механизмы реализации культурной политики, но и может быть применен практически к любому региону. Прозвучали новые предложения, к примеру, включить в стратегию разработку антикризисных мер.

Змдиректора Ульяновского областного художественного музея Луиза Баюра отметила, что в стратегии не видно анализа реального положения дел в культуре региона. По ее мнению, любая стратегия должна начинаться с изучения реалий культуры. Также она прокомментировала разговоры о проекте «Музей СССР».

«Я поддержу Музей СССР, но только тогда, когда наш музей выйдет из состояния СССР».

Она напомнила, что два крупнейших музея Ульяновска – художественный и краеведческий – до их пор находятся в одном здании, и это культурный нонсенс! Ее речь вызвала аплодисменты.

Между тем, было уже девять вечера, и культурная общественность решила все же перейти к конкретике и принять документ хотя бы в таком виде.

В частности, директор «УльяновскКинофонда» Лидия Саурова отметила, что не согласна с тем, что в документе нет живых мыслей, а также с тем, что представленная стратегия – лишь компиляция разных документов. По ее мнению, документ можно принять в качестве отправной точки, ведь дальше его можно изменить, иначе конца и края обсуждениям не будет, и документ устареет, пока его примут.

В итоге документ все же одобрили. Впрочем, судя по отзывам, вряд ли это что-то действительно изменит в культуре нашего региона. Но это уже совсем другая история… Если все же есть желание ознакомиться с написанным, сделать это можно здесь.

Юлия Узрютова. Фото из архива Улграда

Оцените новость:
  • (6 голосов, средний: 4.33 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...