Очередные 1500 Га пригородной земли могут уйти с молотка

06 Ноя 2014 Аналитика Dinika

31 октября опубликовано решение областного Арбитражного суда, согласно которому снова была признана банкротом опытная станция по картофелю «Ульяновская» ульяновского НИИ сельского хозяйства. Основным активом опытной станции является право бессрочного пользования 1566 Га земли около пригородного поселка Красноармейский. Кто будет претендовать на ценные земли?

1304155125912022

Семенных корнеплодов не получилось

В самом конце 2004 года Законодательным собрание области была принята целевая программа «Развитие семеноводства с/х культур в хозяйствах Ульяновской области» на 2005 — 2010 годы. Большое внимание в программе уделялось картофелю. «Для организации внутрихозяйственного семеноводства количество производимого элитного картофеля должно быть не менее 10 тонн на каждые 100 гектаров посадок с тем, чтобы на производственных посевах высаживать семенной материал не ниже 3-й репродукции» – гласил документ. В результате реализации программы с/х предприятия и личные подсобные хозяйства области должны были получить «качественный семенной материал для проведения сортового обновления и сортосмены». В качестве одной из двух главных площадок для получения семенного картофеля должна была стать опытная станция по картофелю НИИ с/х в поселке Красноармейский, где под корнеплоды планировалось использовать 200 Га. Но планам сбыться было не суждено.

К концу 2006 года опытная станция практически прекратила свою активную деятельность. Причиной оказались долги предприятия, в первую очередь перед налоговиками. Долги оказались просуженными и имущество предприятия было близко к аресту по исполнительным листам.

Продал дом сам себе

Спасать опытную станцию был призван Джамиль Мухутдинов, уже имевший к тому времени серьезный опыт антикризисного управления. До прихода на должность директора опытной станции господин Мухутдинов возглавлял совхоз им. Матросова в пригородной Баратаевке, который тоже находился на грани банкротства. Спасти совхоз не удалось — на Мухутдинова было возбуждено уголовное дело за невыплату заработной платы работникам, а через некоторое время после ухода бывшего директора на новую должность пригородный совхоз оказался банкротом (о судьбе этого предприятия мы неоднократно писали).

Далекими от сельского хозяйства вопросами пришлось заниматься Мухутдинову и на новом месте работы – судя по всему, в первую очередь новый директор решил спасать имущество опытной станции от ареста приставами.

9 сентября 2006 опытная станция по картофелю заключила договор продажи значительной части автопарка Р.А. Фахртдинову. Согласно ему, покупателю доставалось шесть грузовиков и «уазик». Сделка получилось сомнительной – в 2011 году покупатель обратился в областной суд с иском о признании договора продажи ничтожным. По мнению Фахртдинова, сделка являлась мнимой, так как «была совершена с целью недопущения обращения на автомашины взыскания в ходе исполнительного производства». Повод для подачи иска также оказался понятным — покупателю пришлось уплачивать за автопарк транспортный налог.

По-видимому, ограничиваться защитой движимого имущества новый директор не собирался. В марте 2008 года дело дошло и до недвижимости. 18 марта опытная станция заключает договор купли-продажи жилого дома с земельным участком. Покупателем недвижимости становится Джамиль Мухутдинов, то есть фактически директор предприятия продал дом сам себе. В договоре фигурировала сумма в 2 миллиона рублей.

Согласно законодательству, такая сделка относится к крупной и требует одобрения собственника имущества — то есть ульяновского НИИ сельского хозяйства, которое в 2007 году возглавил нынешний главный агроном области Сергей Немцев. Как впоследствии выяснил суд, одобрения собственника имущества хотя бы в виде подписи директора НИИ Мухутдиновым получено не было, не требовало НИИ и признания договора ничтожным.

Разбирались в ситуации уже суды. В конце 2012 года областной суд признал сделку ничтожной и взыскал с опытной станции в пользу бывшего директора 2 миллиона рублей, которые он якобы уплатил за жилой дом, который, как выяснилось, таковым не являлся, а был служебным помещением.

В 2013 году в рамках очередного дела о банкротстве опытной станции решение областного суда было обжаловано. Апелляционная инстанция более внимательно отнеслась к рассмотрению доказательств. В результате выяснилось, что единственным доказательством того, что Мухутдинов оплатил 2 миллиона рублей за дом, являются лишь квитанции к приходным кассовым ордерам. При этом подлинников кассовых ордеров суду Мухутдинов ни в лице бывшего директора, ни в лице покупателя-физического лица представить не смог. Не удалось суду обнаружить и никаких следов того, что какие-то деньги поступали на расчетные счета предприятия. В итоге сумма требования Мухутдинова к опытной станции была снижена до 400 тысяч рублей. Вскоре долг был продан ООО «Меркурий Кондитер», которое активно аккумулировало все долги опытной станции в рамках очередного банкротного дела. Кто стоял за этой компанией и зачем «Меркурию» понадобилось скупать кредиторку опытной станции?

Расплата досками

В 2009 году опытная станция подала в Арбитражный суд заявление о собственном банкротстве. Дело получилось непростым — на попадание в список кредиторов помимо налоговиков (с суммой требований около 2 миллионов рублей) претендовали еще Дамир Хуснутдинов и депутат Геннадий Соловьев в статусе индивидуального предпринимателя. При этом огромные долги перед Хуснутдиновым и Соловьевым опытная станция накопила менее, чем за год.

Если придерживаться версии о том, что опытный антикризисный управляющий Мухутдинов решил спасать предприятие, то договоры выглядят логично — у Хуснутдинова опытная станция заняла более 600 тысяч рублей на текущие расходы, а с Соловьевым удалось договориться о поставках всего необходимого для текущей деятельности в счет будущих урожаев.

Но смущают условия договоров, так как практически никаких «живых» денег Соловьев за будущие урожаи картофеля и ржи не платил. Так, по договору поставки ржи предприниматель расплачивался с опытной станцией поставками бензина, масла, дизельного топлива и транспортными услугами, а за картофель химикатами, досками, запчастями и соляркой. При этом Соловьев еще и сдавал предприятию в аренду один комбайн, а второй комбайн и вовсе продал. В результате меньше чем за год опытная станция Соловьеву оказалась должна больше, чем всем остальным кредиторам. Расплата должна была произойти «натурой» – за счет урожая 2008 года.

Хорошего урожая, судя по отчету арбитражного управляющего, почему-то не получилось. По состоянию на начало 2009 года предприятие «фактически не работает», работники переведены на повременную и сдельную системы оплаты, вся техника не используется по назначению и требует капитального ремонта, подготовка и посадка урожая невозможна.

На этом фоне и разворачивалось дело о банкротстве предприятия, инициированное им самим в начале февраля 2009 года. Тут и всплыли долги опытной станции перед Соловьевым и Хуснутдиновым.

Хитрость не сработала?

Судя по всему, Геннадий Соловьев рассчитывал полностью взять под контроль весь процесс банкротства. Для этого в суд одним из одним посыпались иски со ссылками на многочисленные договоры с опытной станцией и требованиями о включении в число кредиторов. Аналогично действовал и Хуснутдинов. Но сценарий в полном мере реализовать не удалось — договоры, заключенные Соловьевым с предприятием, были признанны ничтожными, причем по тем же основаниям, что и в случае продажи Мухутдиновым дома самому себе — из-за отсутствия одобрения на крупные сделки со стороны собственника имущества — ульяновского НИИ сельского хозяйства. Которое, впрочем, во всей банкротной истории играло пассивную роль — сомнительные договоры не оспаривались, странные действия директора не осуждались и т. д.

Иски Хуснутдинова оказались более успешными. В число кредиторов предприятия ему удалось успешно попасть благодаря тому, что столь же ничтожный, как и в случае с Соловьевым, договор займа был поддержан решением суда общей юрисдикции. Через некоторое время попытался войти в дело и Мухутдинов с 2 миллионами за дом, которые присудил к взысканию областной суд.

Тем не менее, получить контроль над процессом банкротства опытной станции Соловьеву не удалось. После того, как судом были отклонены все требования предпринимателя по включению в число кредиторов, в процесс вступило ООО «Симбирский картофель», зарегистрированное по корпоративному адресу компании «Лаишевские овощи» в пригородном селе Лаишевка (ул. Набережная, 11). Практически одновременно внезапно отказался от исполнения своих обязанностей и конкурсный управляющий, который вел процедуру банкротства.

ООО приступило к активной деятельности, начав скупать права требования у кредиторов опытной станции. Был выкуплен долг Хуснутдинова, а затем ООО совершило «ход конем» и погасило за опытную станцию долги перед налоговыми органами несмотря на то, что против такого поворота дела выступало региональное управление Росимущества. Казалось бы, цель была достигнута – «Симбирский картофель» получил более 75% голосов на собрании кредиторов. Дальше должно было последовать активное конкурсное производство с распродажей имущества опытной станции, но почему-то этого не произошло.

4 марта 2011 года собрание кредиторов предприятия (т. е., фактически, «Симбирский картофель») принимает неожиданное решение — несмотря на вердикт предыдущего конкурсного управляющего о том, что предприятие не может возобновить работу, и отказ собственника в его реструктуризации, заключает мировое соглашение с опытной станцией, причем на достаточно выгодных для с/х предприятия условиях — с длительной рассрочкой погашения долга.

станция по картофелю

Нашелся реальный “сельхозник”?

Денег для исполнения условий мирового соглашения у опытной станции не нашлось. Тогда руководство предприятия решило повторить успешный опыт 2008 года и занять необходимые деньги. И, опять же, у физического лица. Опытная станция заняла почти 700 тысяч рублей, причем, согласно условиям договора, деньги должны были перечисляться не самой опытной станции, а кредиторам, а расплачиваться по договору займа должно было предприятие. Очевидно, что оно этого не делало. В мае 2012 года права требования по договору займа были переуступлены жительнице Кирова Ольге Щепиной, которая в конце того же года получила в кировском областном суде решение о взыскании долга с опытной станции.

Это решение позволило сразу же после получения решения кировского суда инициировать новую процедуру банкротства опытной станции. Сразу после смены руководства собственника имущества, у предприятия появляется новый крупнейший кредитор — ООО «Меркурий Кондитер», которому были переуступлены права требования долга от «Симбирского картофеля». После этого ООО «Симбирский картофель» начало процедуру ликвидации, а «Меркурий Кондитер» занялся увеличением своей «кредиторской доли» – выкупил долю Щепиной, а также просуженные требования Геннадия Соловьева, которые он переуступил в 2010 – 2012 годах Владимиру Губину, который в свою очередь продал долг ООО «Меркурий Кондитер», которое зарегистрировано по тому же адресу, что и бильярдный клуб «Меркурий», принадлежащий Губину. Кроме того, Губин выкупил у Соловьева и права требований по договорам 2008 года на сумму более, чем в 7 миллионов рублей. Впрочем, впоследствии Губин пытался признать эту сделку ничтожной ввиду того, что права требования по признанным ничтожными договорам у Соловьева не было.

Стоит отметить, что интерес Владимира Губина к землям около поселка Красноармейский вряд ли случаен — в 2012 году он приобрел у Департамента гос. имущества области четыре земельных участка с/х назначения вблизи соседнего с опытной станцией села Отрада, фактически на границе земель опытной станции, где занялся сельским хозяйством в рамках ЛПХ.

В марте 2014 года Владимир Губин обратился в арбитражный суд с заявлением о намерении погасить все долги опытной станции перед кредиторами. В июле суд поддержал это заявление, но долги погашены не были — арбитражный управляющий не смог открыть специальный счет. В результате опытная станция в очередной раз была признана банкротом и было начато конкурсное производство.

Согласно результатам инвентаризации, основным активом должника являются 18 земельных участков вблизи Ульяновска общей площадью более 1500 Га, а также ряд объектов недвижимости, пригодных к использованию. Если в рамках дела о банкротстве не будет достигнуто очередное мировое соглашение, то все это имущество будет выставлено на торги.

Оцените новость:
  • (4 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...