Сергей Гогин: О мероприятиях и смыслах

В Ульяновске в последнее время происходит больше интересного. Культурная среда повысила интеллектуальное предложение. В основном это результат частной и низовой инициативы, потому что люди поняли: хочешь сделать что-то хорошее и полезное – старайся не связываться с государством.

osmisl

Люблю Ульяновск я, но странною любовью. Когда уезжаешь куда-нибудь, хочется вернуться. А как только вернулся, хочется опять уехать, причем подальше. Уехать от новостей типа: закрылась поликлиника, начали строительство 24-этажки чуть ли не на оползневом косогоре, украли столько-то миллионов на ремонте дорог, вырубили сто деревьев, чтобы открылся вид на автосалон, плата за ОДН многократно превысила плату по индивидуальному счетчику… И все это на фоне релизов пресс-служб о том, что Ульяновск опять занял какое-то офигительное место в очередном кукольном рейтинге и является чуть ли не самым благоустроенным городом страны.

Но поскольку 95 процентов времени в году все-таки проводишь дома, душа просит позитива. И при внимательном рассмотрении кое-что находишь. Даже многое. Причем все новое и позитивное в основном находится в сфере частной и гражданской инициативы.

Отмечаю, что в последнее время все чаще возникает выбор между двумя или даже тремя интересными событиями, назначенными на одно и то же время. Интеллектуальная жизнь города стала насыщеннее, плотнее, что ли. Для этого достаточно заглянуть в сеть «ВКонтакте»: на твое личное время там претендуют десятки групп и мероприятий. А если добавить сюда театральную и концертную афишу, то возникает некое подобие чувства удовлетворения. (Это, впрочем, не касается удручающей эстрадной афиши: Аллегрова, «Руки вверх» и пенсионеры из шведской “Secret Service” – это почти катастрофа.) В день появляется до десятка привлекательных анонсов. Конечно, по сравнению с Казанью, Самарой, Пермью и Екатеринбургом это мало, но все же больше, чем пару-тройку лет назад.

Охота поговорить

Популярны интеллектуальные «разговорные» клубы. Это современный вариант шестидесятнических квартирных посиделок, только без танцев и спиртного, но с чаем-кофе. На свои встречи приглашают, например, «Килиан», «Клуб эгоцентриков», «Гештальт-клуб». Накануне выбирается тема, и люди приходят, чтобы поговорить. Просто поговорить. «Молодежи больше делать нечего? – спросят некоторые. – Пусть идут на завод детали точить, рабочих рук не хватает». Но есть что-то в природе человека, что тянет его поспорить, порассуждать на некие полуабстрактные темы, с единственной целью – чтобы мозг не простаивал. Из этого не рождаются немедленные прикладные проекты, и здесь уместно провести аналогию с фундаментальной наукой: тематическая дискуссия рождает некое интеллектуальное поле, которое содержит и потенциальные приложения в сфере гражданских и культурных инициатив. Возможно, люди постарше, начинающие экономить время жизни, найдут такую форму малоэффективной и расточительной, но для молодежи устойчивый круг общения важен.

Из этого же разряда новый образовательный проект с говорящим названием «Осмысление» (это на 100 процентов частная инициатива), который задуман как цикл публичных лекций на тему политики, экономики, истории, социологии, права. Состоялась первая лекция: философ и публицист Кирилл Мартынов выступил на довольно стимулирующую тему «Идея республики в истории и философии». Из этого же ряда – академия «Креаполье», а также недавно созданный «Киноквартирник», который еженедельно собирает в «Хаб-кафе» на свои просмотры кучку любителей умного кино.

Открытые «разговорные» проекты, в основной массе аполитичные, – это альтернативные дискуссионные площадки в условиях, когда дискуссия на традиционных площадках в условиях вертикали власти и однопартийного диктата выродилась. Все логично: если парламент не место для дискуссий, то мы будем говорить в другом месте, даже не о политике, потому что потребность в дискуссии осталась и она не удовлетворена. В каждом таком клубе находится свой шукшинский Глеб, который приходит только для того, чтобы кого-нибудь «срезать», и записной анархист, который заявляет, что все кругом – тлен и что Карфаген должен быть разрушен. Это не страшно. Люди встречаются и говорят, им важно спорить друг с другом, слышать друг друга, потому что власть давно их не слушает. Даже если это всего лишь интеллектуальный треп, он происходит снаружи, на открытых площадках, а не на кухнях. Это – открытое интеллектуальное сцепление, а не заговор, не подполье, не мероприятие, спущенное вертикалью, а горизонтальная сеть взаимодействий. Это пригодится, когда власть поменяется.

Любопытные проекты рождаются там, где бизнес дозревает до необходимости поддерживать культуру даже из самых прагматических соображений – чтобы через посредничество культурных проектов привлечь дополнительных клиентов. Например, с недавних пор ТРК «Версаль» для увеличения посещаемости спонсирует проект «Живая суббота» (еженедельные выступления музыкантов и актеров) и проект «Лестница Версаля» (постоянно действующая фотовыставка).

Пространство как возможность

Раньше приходилось слышать разговоры: как только в Ульяновске появляется что-то подлинно творческое, нестандартное, яркое, этому человеку тут же начинают вставлять палки в колеса, и человек уезжает. «Чтобы реализоваться, надо уехать из Ульяновска» – многие до сих пор выбирают именно эту модель. Но в последнее время мы все чаще употребляем такое понятие, как креативное пространство. Грубо говоря, это место, где можно сделать то, о чем мечтал, то, что тебе самому интересно. И за это место либо ничего не надо платить, либо аренда будет умеренной.

Понятие творческого пространства очень важно, потому что это – пространство возможностей. В случае успеха возможность может превратиться в деньги, но главное все же – реализация потенциала. У тебя есть место, где ты можешь «порезвиться», дальше все зависит от тебя самого и от того, насколько ты и твой проект интересен людям. Таким местом стал «Квартал», который так и называет себя – креативное пространство. Это тот редкий случай, когда идея вышла из структуры, рожденной властью (фонд «Культурная столица»), и продолжает относительно автономное существование. «Квартал» уже дал приют целому вороху творческих инициатив (для них есть термин – креативные индустрии) и скоро отметит свое двухлетие. Он продолжает играть роль котла, где в подогретом состоянии булькает некий творческий бульон, в котором живет и размножается вирус творчества. Молодые интеллектуалы заходят и в «Кошкину пижаму» по соседству. На статус креативного пространства с некоторый пор претендует (хотя и на других условиях) и «Хаб-кафе».

Перечень инициатив можно продолжить: например, в городе есть несколько независимых театральных проектов (театр-студия «Анфан Террибль», театр «Absurdus», ТО «Маленький человек»), не говоря уже о студенческих театрах. В Ульяновске даже снимается кино, правда, пока слабое. В пабах есть живая музыка, а в «Художке» идут элитарные спецпоказы музыкальных фильмов и оперных спектаклей (в «Синема-парке» тоже показывают хорошие зарубежные спектакли, но по недемократичной цене). Картину удачно дополняет проектная деятельность немецкого фонда Боша: свою вахту несет уже третий культурный менеджер фонда (Корнелия Райхель).

Есть отдельные удачные примеры партнерства гражданской инициативы и государственных (муниципальных) учреждений. Ярче всего это проявляется в разнообразной клубной работе на базе библиотек, в выставочных проектах, например, под эгидой музея-заповедника. Работу госучреждений культуры намеренно здесь не обсуждаю – они работают по своим планам, которые мало что способно поколебать, разве что какой-нибудь суровый финансовый кризис. Впрочем, заметно раскручивается «Дом музыки» (экс-филармония), который сформировал два с половиной десятка абонементов на все возрасты и вкусы.

Ищите ресурсы самостоятельно

Это только то, что бросилось мне в глаза, на самом деле событий создается больше. Взгляд с высоты птичьего полета показывает: все новое и хорошее, что появляется в городе, практически не зависит от власти и знаменует общественную потребность, помноженную на личную энергию отдельных лидеров и необходимость заработать на жизнь. «Не работайте с властями, ищите ресурсы самостоятельно», – говорит основатель Future Lab Василий Журавский.

Возможно, подобная позиция – это реакция на формализм во власти, на ее пустопорожний пиар. Власть наплодила кучу псевдогражданских структур, которые не играют никакой роли в гражданской жизни, реальные же инициативы рождаются за пределами GONGO (от англ. government-organized NGO – так называют созданные властью и подконтрольные ей НКО). И где, кстати, так называемые молодежные лидеры? Чем может похвастаться молодежные парламент и правительство, кроме протертых штанов? Пока МГЕРовцы носятся с англоязычными(?) хэштегами про спасение Украины, молодые люди собираются в клубах, чтобы поговорить о литературе (с удивлением узнал, что в Ульяновске работает несколько литературных студий и на этом поле существует даже конкуренция за слушателей).

Самое лучшее, что в этих условиях может сделать власть, – это не мешать людям заниматься своим делом. Чиновники мыслят мероприятиями, а нормальные люди – смыслами. Если власть не успеет затоптать ростки неформальной дискуссии, как она смогла задушить свободные СМИ, то эти горизонтальные «разговорные» структуры смогут стать основой будущей модернизации, которой рано или поздно не миновать, если Россия захочет остаться Россией.

Сергей ГОГИН

Оцените новость:
  • (39 голосов, средний: 4.36 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...