Марк Грегор: ценность IT

Корпоративный конфликт внутри ульяновской IT-компании «Май Медиа Компани» по-видимому перешел в завершающую стадию — активы после публичных препирательств между участниками компании оказались выведены в другую компанию. Но о каких активах вообще может идти речь? Единственный реальный актив в IT — это человеческий капитал, но действующих механизмов его защиты фактически нет. Ситуация в очередной раз показала, что значительная часть IT-бизнеса с точки зрения действующего законодательства весьма уязвима.

images

«Май Медиа Компани» была типичной аутсорсинговой компанией, занимающейся разработкой под заказ. Бизнес в плане организации для знающих людей не хитрый, утрированно сводящийся к перепродаже чужого труда. И это не обидно — ключевое слово здесь «знающий». Получается достаточно простая формула организации подобных бизнесов: «компетенции + персонал». Но в этой формуле не хватает главного — клиентов, ведь в данном случае продается не товар (продукт), а услуга.

Следовательно, ценность подобного бизнеса заключается в наличии клиентов и в нормально работающем продакшене, который, впрочем, при наличии компетенций может быть развернут «с нуля». Это и есть фактические активы подобных «Май Медиа» компаний.

Понятно, что четко зафиксировать эти активы на бумаге весьма тяжело — невнятные для корпоративного права, неструктурированные понятия не совсем ясных компетенций и простых (а не прошедших через горнило госзакупок) краткосрочных (зачастую «серых») контрактов никак не сравнить с активами в виде объектов недвижимости, земли или любых других материальных вещей, которые можно взять и поделить. Если поставить себя на место рейдера со стороны, то окажется, что ценность компаний а-ля «Май Медиа» равна размеру уставного капитала. Который, по старой русской традиции, составляет 10-20 тысяч рублей. Все остальное без компетенций участников не имеет никакой ценности.

Подобную неуязвимость IT-бизнесов в сфере предоставления услуг очень любят упоминать в качестве одного из его преимуществ на различных семинарах для старших школьников и в разнообразных вебинарах на тему «Как заработать миллион без вложений» для младших неудачников.

Но есть и обратная сторона виртуальности активов — их уязвимость при корпоративных спорах. Основная причина этого — отсутствие дополнительной ценности компании как юридического лица. Бренд (если он есть) к юридическому лицу не привязан, а юридическая сторона исчерпывается для клиентов парой слов в счетах и платежках. Понятно, что им в большинстве случаев все равно с кем работать —с ООО «Контора» или с ООО «Контора 2000+». В результате любой корпоративный конфликт в таких случаях неизбежно оборачивается проигрышем для одной из сторон. Выигрывает та сторона, которая быстрее другой переоформляет на себя договоры с клиентами и уводит за собой персонал. Цивилизованного раздела не происходит, да и не может происходить.

Очевидно, что подобный исход не уникален — аналогичные сценарии могут быть применены и к большинству других ООО с нулевыми реальными активами. Но есть и еще один нюанс — высокая ценность человеческого капитала в IT-отрасли.

Исследование, которое проводилось при подготовке стратегии развития IT-отрасли в регионе, среди прочего в очередной раз зафиксировало одну из главных проблем ульяновских IT-компаний — недостаток квалифицированного персонала. Причем как низкооплачиваемого (для простых схем перепродажи недорогого чужого труда), так и высокооплачиваемого (для бизнесов, продающих собственные компетенции, оформленные в продукты).

Ввиду дефицита кадров за разработчиков принято держаться, равно как и за наработанные компетенции. Это и формирует ценность компании, которая никак не фиксируется. Как показал пример «Май медиа», итог этого — разбазаривание человеческого капитала и нехороший рыночный шлейф.

Как же избежать таких ситуаций? Ответ прост и давно применяется на других рынках — добровольная сертификация, подтверждающая компетенции, завязанная на конкретное юридическое лицо. Это и механизм, дающий большие гарантии цивилизованного раздела бизнеса при возникновении корпоративных конфликтов, и определенная гарантия качества услуг, и важная регуляторная составляющая рынка. При этом в подобном механизме заинтересованы все приличные участники рынка, так как он в значительной мере обеспечивает защиту от неприятных негативных факторов — от недобросовестной конкуренции до негативного имиджа целых регионов.

Примеров таких механизмов много — начиная от разнообразных саморегулируемых организаций, которые как институт оказались неспособными реализовывать описанные задачи, заканчивая некоммерческими партнерствами, созданными уважаемыми игроками рынка, чья необязательная по закону сертификация имеет серьезный вес. Общий тренд показывает, что лучше всего работают именно такие схемы. Может быть, пример «Май медиа» натолкнет на подобные мысли и местное IT-сообщество, которое уже достаточно организовано для того, чтобы реализовать механизмы собственной защиты?

Оцените новость:
  • (3 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...