Поэт Минаев, полицеймейстер-легенда Пифиев, праправнук Пушкина, няня Ульяновых: истории Воскресенского Некрополя. Часть 2

Мы продолжаем цикл публикаций, посвященных 140-летию старинного Воскресенского Некрополя на улице К. Маркса. Архивист Антон Шабалкин провел экскурсию по его территории, которая, кстати, не маленькая – 17 гектаров. С 1874 года здесь уже насчитывается более 20 тысяч захоронений. Ходить здесь нужно осторожно, и не только из-за крапивы и репейника: под ногами иногда встречаются склепы, в которых и хоронили симбирян. Склепы сооружались из кирпича под землей, и в некоторые из них сегодня, зазевавшись, можно провалиться. А зазеваться есть отчего: по надгробиям и фамилиям можно узнавать не только жизнь людей, но и историю Симбирска-Ульяновска, да и всей страны. Наш проводник указывает на фотографию мальчика. Оказалось, что это праправнук Александра Сергеевича Пушкина. Но как он здесь оказался?

DSCN2837

«Сюда был эвакуирован праправнук Александра Пушкина – Александр Григорьевич Пушкин, – поясняет архивист. – Его отец был на фронте, а он, его сестра (она жива, приезжала несколько лет назад на Сытинские чтения) и мать находились здесь в эвакуации. Приехал он сюда здоровым, но заболел, простудился, и вылечить его не смогли. Похоронили его здесь».

Антон Шабалкин подвел нас к могиле Елизаветы Константиновной Гимовой – вдове Михаила Андреевича Гимова – первого председателя Симбирского губисполкома (1918 год).

DSCN2822

Памятник ему стоит на эспланаде, а вот точное место его могилы неизвестно: в 1920-е годы его отстранили с должности и переместили в Пятигорск, где он заболел и в 1922 году умер. Он был похоронен на заразном кладбище, и точное место могилы неизвестно. А вот его жена покоится здесь, в Ульяновске.

Снимок 2005 года – запущенный обелиск с обшарпанной краской:
Гимова Е.К. 1887-1967 14.07.2005

Гимова Е.К. Нов. памятник 16.10.2010

Дерево оплело сразу две ограды:
DSCN2833

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Антон Шабалкин ведет нас вглубь – кое-где тропинки и ухоженные могилы, в других местах – без проводника далеко не уйдешь.

Чуть дальше находится единственное надгробие родственникам Гончаровых, которое у нас в городе сохранилось. Это Павел Карлович Рудольф – родной брат жены Николая Александровича Гончарова – брата Ивана Александровича. Поскольку он был не православный, имя написано на разных языках: сначала «Paul Rudolf», а потом по-русски.

Рудольф П.К. 20.05.2010

«Все дореволюционные памятники сверху венчались крестом», – рассказывает Антон Шабалкин. Сейчас же многие из них стоят как будто не завершенные.

Позади – семейное надгробие Балакирщиковых

DSCN2854

DSCN2856

Иван Степанович Балакирщиков – один из представителей симбирского купеческого рода Балакирщиковых, родной брат городского головы Павла Степановича Балакирщикова, при котором город отметил 250-летие. Здесь продолжали хоронить и их родственников, в том числе и в советское время. Его дочь Дарья Ивановна – умерла в 1967 году. Изначально делался памятник для его супруги. Табличка в верхней части памятника – советского времени.

DSCN2860

DSCN2859

Выходим на центральную аллею, Антон Шабалкин указывает на могилу поэта Дмитрия Минаева

DSCN2861

Дмитрий Дмитриевич был известен на всю страну – это был король рифмы, который очень широко использовал каламбурную рифму. Вот, например, из его творчества:

Область рифм моя стихия
и легко пишу стихи я
Без раздумья, без отсрочки
Я бегу к строке от строчки,
Даже к финским скалам бурым
Обращаюсь с каламбуром.

А про симбирян он сочинил целую поэму «Губернская фотография».

О, муза волжская! Садись-ка
И, не стыдясь, без покрывал,
Всем обитателям Симбирска
Сложи пристойный мадригал.
Воспой помещичьи заразы,
Землевладельцев плач и гам,
И наших барышень проказы,
И прогрессивность наших дам…
Воспой все редкости Юрлова
И оскоплённый наш бульвар,
Гальванопластику Бычкова,
Театр, два клуба и базар…

… Мне мил наш город! Там не знают,
Как обойтись без карт и сна,
Там и дивят и поражают
Всех шаровары Фомина…

…Пока довольно! Берег! Берег!.,
Но я боюсь, не без причин,
От дам дождаться лишь истерик
И грозной брани от мужчин.
Хоть в нашей жизни тёмных пятен
Нашёл я много, господа!..
Но всё же «сладок и приятен
Нам дым отечества» всегда.

Когда Дмитрий Минаев писал это в 1861 году, наблюдался подъем восторженного настроения, связанного с либеральными реформами императора Александра I.

DSCN2862

«Но реформы у нас в России длятся недолго, и те, кто верит в демократию, оказываются за решеткой, – проводит исторический экскурс архивист. – То же произошло и с Минаевым – он даже пытался покончить жизнь самоубийством. Постепенно, когда начали закручивать гайки при Александре III, оставаться либеральному поэту в столице стало трудно, и он вернулся сюда».

Однако симбиряне, хотя уже прошло много лет (он сюда приехал в 1880-е годы), его не простили. Когда он здесь умер от воспаления легких, его хоронили буквально единицы. Это был человек действительно талантливый, но незаслуженно забытый.

Похоронили его очень скромно, этого памятника тогда не было. Спустя 10 лет после его смерти симбирский губернатор Владимир Николаевич Акинфов поднимает вопрос о сборе средств на пятник на могиле поэта Минаева. Тогда, чтобы поставить памятник, было необходимо согласие Министерства внутренних дел, но департамент полиции крайне негативно отреагировал: там посчитали, что Минаев ни как поэт, ни по своим политическим взглядам, памятника недостоин. Но памятник все же поставили. Пролоббировал этот вопрос бывший губернатор Н.П. Долгово-Сабуров, который строил это кладбище. Вопрос решился положительно, и памятник был открыт в 1899 году. Отлит он был на Чугунолитейном заводе Николая Голубкова, был выкрашен белой краской так, что некоторые принимали его за мраморный.

Кстати, первоначально похоронили его на Кладбище Святого Духа на волжском склоне, которое попадало в зону затопления, поэтому с начала 50-х годов ульяновские краеведы поднимали вопрос о том, что могилу надо перенести.

Снимок не позднее 1954 года:
Минаевы. Не поздн. 1954

Вензель:
Дмитрий Минаев. Вензель 20.05.2010

«И вот в 1954 году был сюда перенесен памятник, не знаю, перенесли ли прах», – рассказывает Антон Шабалкин.

Могила в 2002 и 2009 гг.:
Минаев Д.Д. 120-летие кончины 22.07.2009

Минаевы Д.И. 1807-1876, Д.Д. 1835-1889 01.05.2002

А вот еще про Симбирск пером Минаева:

У нас бульвар устроили
У нас бульвар устроили
Средь улицы Большой.
Но не блестит уж нынче он
Шумливой суетой.
Когда он был новинкою,
Гуляли стар и млад.
Смеялись и злословили,
Казали свой наряд.
1854

Вышел конфуз

Отец Дмитрия Минаева тоже был поэтом, а также одним из переводчиков «Слова о полку Игореве» на современный язык. Но его портреты не сохранились. Поэтому, когда в мемцентре стали делать галерею, портрета Дмитрия Минаева-старшего, естественно, не оказалось. Тогда взяли портрет его сына Дмитрия Дмитриевича в старости, подписали, что это Дмитрий Иванович, а молодого Дмитрия Дмитриевича оставили Дмитрием Дмитриевичем и повесили его портрет в молодости.

Идем дальше по центральной аллее, и видим бюст – здесь находится могила Петра Евдокимовича Шурова

DSCN2870

С 1936 по 1940 год он был начальником ульяновского бронетанкового училища. Был очень хорошим командиром, а начал еще в Первую мировую войну, за гражданскую получил два Ордена Красного знамени, Орден красной звезды, посмертно – Орден Отечественной войны. В 1940 году он выехал из Ульяновска в Москву – там занимался на разных постах танковыми войсками, а в 1942 году на Воронежском фронте попал под арт-обстрел, был тяжело ранен и скончался 2 июля в Москве.

DSCN2869
Этот бюст делал ульяновский скульптор Василий Шеломов.

Шуров Пётр Евдокимович

«Он завещал похоронить себя в Ульяновске. Когда его хоронили, гроб привезли на броне танка, и три танка салютовали в честь своего бывшего командира», – рассказывает Антон Шабалкин.

Около Воскресенской церкви похоронены священнослужители

Борис Семенович Крыжин – настоятель Воскресенской церкви

DSCN2872

Он много сделал для благоустройства кладбища. Борис Семенович полвека прослужил Господу. Сперва скончалась его супруга. Он принял монашество, стал архимандритом Борисом и спустя пять лет после нее он тоже скончался. Они похоронены рядом.

DSCN2873

«Когда при Горячеве открывали отреставрированную церковь и освящали ее, настоятель все приглашал зайти в нее «ярого коммуниста», но тот отказывался. Однако его «уломали», и он зашел в храм», – вспоминает Шабалкин.

Тут же – могила первого симбирского архиепископа Анатолия

DSCN2876

В 1832 году была создана Симбирская епархия, в которую назначили успевшего послужить на Полтавщине, в Минске и в Санкт-Петербурге архиепископа Анатолия. Он возглавлял нашу епархию до 1842 года. При нем был освящен долго строившийся Свято-Троицкий собор, а также похоронен на Покровском Некрополе бедный мещанин Андрей Ильич Огородников – наш Небесный Покровитель Андрей Блаженный.

DSCN2884

Анатолий архиеп. 1832-42. Симб. церк. старина Вып.2 1915

Когда Анатолий почувствовал, что уже стар и слаб, за два года до своей кончины, он попросился на покой и удалился из Симбирска в Вознесенский монастырь в Сызрани. Там и был похоронен в Федоровской церкви. В 2004 году его перезахоронили здесь, в Воскресенском Некрополе.

Легендарный Симбирский полицмейстер Василий Асафович Пифиев

Пифиев

«Пифиев был легендой Симбирска – он возглавлял нашу полицию почти 28 лет с 1888 года до своей смерти в апреле 1916 года. Обычного исправника в Казанской губернии присмотрел имевший там земли Симбирский губернатор Михаил Теренин», – рассказывает архивист.

Почему же он стал такой легендарной личностью в Симбирске, да и в округе тоже?

Антон Шабалкин рассказывает, что, когда Пифиев прибыл в Симбирск, как раз хоронили епископа Евгения, и вся полиция была на Соборной площади. В то же время заполыхала северная часть города, начиная с Молочного переулка – кто-то в столярной мастерской курил. Тогда много зданий сгорело, погибли три человека. И Пифиев начал с того, что навел порядок в пожарном деле. После 1888 крупных пожаров в Симбирске-Ульяновске не было.

Потом он начал бороться с нерегулируемой застройкой: деревянные сараи лепились в Симбирске один на другой. Пифиев ходил по дворам с городовыми, приставами, требуя сноса опасных в пожарном отношении строений.

При нем в городе сократилась преступность. Летом во время навигации многие воры-гастролеры утром приезжали на пароходе, грабили, а вечером – снова на пароход, и только их и видали. Пифиев же своих переодетых полицейских, которые были хорошо осведомлены, как выглядят известные криминальные авторитеты, отправлял дежурить на пристани и не пускать их в Симбирск.

DSCN2878

Когда были какие-то большие сборища, скандалы и драки, Пифиеву было достаточно просто появиться – он возвышался в коляске как памятник над толпой. И по толпе прокатывалась волна: «Асафыч едет, Асафыч едет!». И все затихало. Про него симбиряне жителям других городов с гордостью говорили: «У нас-то – орел!».

Когда он скончался в 1916 году, в «Симбирянине» был опубликован некролог. Но в 1938 году в газете «Пролетарский путь» появилась статья «Сторожевой волк», где о нем говорили ужасы: якобы он Минаева травил, революционеров топил, и другие байки. Например, что он шел по улице, и собаки прятались в подворотни. И, видимо, именно тогда родное надгробие могилы и было снесено.

Чуть подальше – белый мраморный памятник – это могила приходящей няни семьи Ульяновых

DSCN2886

Павлова М.М. 5-8
Мария Михайловна Павлова. Он родилась в 1865 году, умерла в 1943-м, то есть Володю она не нянчила, так как была всего на пять лет старше его. Но нянчила младших – Дмитрия и Маняшу.

Показал Антон Шабалкин могилу горожанина – первого пострадавшего от автомобиля в Симбирске

А был это купец Василий Петрович Нагашев – состоятельный человек, что видно даже по солидному каменному надгробию. Ему принадлежала усадьба с садом от начала улицы Гончарова, где стоял кинотеатр «Рассвет», до улицы Кузнецова.

DSCN2890

«30 июля 1907 года он ехал по старинке на лошадке в районе Александровской площади (район больницы и СИЗО на 12 Сентября). Вдруг мимо с ревом пронесся автомобиль, лошадь испугалась, и произошло ДТП, в котором Василий Петрович сломал ногу. Что самое интересное: в Симбирске было три автомобиля, но полиция виновного не нашла. Один принадлежал владельцу Ишеевской фабрики Арацкову, другой – чугунно-литейному заводчику Голубкову, третий – сахарному королю Сачкову. Естественно, виноватых найти не смогли. После Василий Петрович прожил еще пять лет. Умер в 1912 году», – рассказывает архивист.

В левой части старинного кладбища была обнаружена могила известного ученого и изобретателя, «озвучившего» кинематограф, Александра Федоровича Шорина

DSCN2896

Это человек, благодаря которому и телевидение возникло, и наш кинематограф в 1930-е стал звуковым. Первые звуковые дорожки записывали на аппарат, названный по его фамилии, – шоринофон. В 1924 году, когда хоронили Ленина, аппаратура, установленная Шориным, позволила транслировать похороны Ленина. Это была одна из первых всесоюзных трансляций. В 1941 году Институт автоматики и телемеханики, который он возглавлял, был эвакуирован в Ульяновск, в район завода Володарского на Нижней террасе. Перенесенная операция по поводу рака, трудности с размещением института сказались на его здоровье: он скончался здесь осенью 1941 года.

Антон Шабалкин рассказал о том, могила Шорина считалась утраченной – в столице вышла книга о нем, где в биографии было написано: «Кладбище, на котором он [Шорин] был похоронен, впоследствии при устройстве Ленинского Мемориала было снесено».

«Весной ко мне обратились педагоги и учащиеся Лаишевской школы, которые занимаются сбором материалов об Александре Шорине. Они собирались ехать в Москву на посвященную ему конференцию. Когда они там доложили, что могила находится в Воскресенском Некрополе, у москвичей был шок», – вспоминает архивист.

Продолжение следует…

Юлия Узрютова. Фото автора, Антона Шабалкина

Оцените новость:
  • (29 голосов, средний: 5.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...