Бывшему руководителю «Россельхозбанка» дали условный срок

Ленинский суд вынес решение по делу о хищении и растрате бывшим руководителем ульяновского филиала ОАО «Россельхозбанк» чужого имущества, совершённом с использованием служебного положения в особо крупном размере. Руководитель отделения отделался условным сроком, но дело оказалось не таким простым, как казалось на первый взгляд. Мы посетили несколько процессов и разобрались в ситуации.

ленинский суд

ФСБ против

Основанием для возбуждения уголовного дела в отношении бывшего руководителя ульяновского филиала «Россельхозбанка» Сергея Давыдова послужили материалы оперативно-розыскной деятельности Управления ФСБ России по Ульяновской области. Судебной практики, когда обвинительной стороной в подобных делах выступает ФСБ, по словам правозащитника Игоря Корнилова, еще не было.

По словам господина Корнилова, проверки в отношении Сергея Давыдова, а также Эдуарда Кутыгина, который возглавлял филиал до него, начались после назначения Дмитрия Патрушева, сына экс-директора ФСБ Николая Патрушева, на должность председателя правления «Россельхозбанка». Назначению Дмитрия Патрушева предшествовала проверка прокуратуры, вслед за его приходом банк покинули многие ведущие менеджеры, включая члена Совета директоров министра сельского хозяйства РФ Елену Скрынник, заместителя председателя правления Аркадия Кулика – сына бывшего вице-премьера правительства РФ по сельскому хозяйству Геннадия Кулика.

К моменту возбуждения уголовного дела господин Давыдов уже восемь месяцев как отошел от дел «Россельхозбанка» и занимал должность заместителя руководителя ГБУ «Кубанский сельскохозяйственный информационно–консультационный центр» в Краснодарском крае. Здесь, к слову, вице-губернатором был и бывший глава «Россельхозбанка» Эдуард Кутыгин.

Известие о возбуждении против них ФСБ России уголовных дел застало обоих экс-руководителей весной 2013 года. Так, изначально следственным отделом Управления ФСБ России по Ульяновской области были возбуждены сразу три уголовных дела в отношении Эдуарда Кутыгина, общий размер похищенных средств ульяновского филиала «Россельхозбанка» оценивался более, чем в 16,5 миллионов рублей.
Дело о хищении и растрате чужого имущества с использованием служебного положения Сергеем Давыдовым выделили в отдельное производство.

«Золотые» премиальные

Господина Давыдова обвинили в хищении более 2,5 миллионов рублей, принадлежащих банку, с использованием своего служебного положения. Обвинение было предъявлено по ч.4 ст.160 УК РФ. Чекисты выяснили, что с мая 2011 года по июнь 2012 года, Давыдов, используя своё служебное положение, похитил вверенные ему, как директору, денежные средства банка, предназначенные для выплаты премий и оплаты ежегодных оплачиваемых отпусков отдельным работникам филиала. По версии следствия, деньгами он распорядился по собственному усмотрению, чем причинил ущерб банку в особо крупном размере.

Предварительное следствие велось с 7 марта 2013 года. В итоге бывшего руководителя Сергея Давыдова признали виновным в 8 эпизодах хищения денежных средств ОАО «Россельхозбанк» в размере увеличения премий заместителю главного бухгалтера и начальнику отдела информационного обеспечения за счёт экономии премиального фонда.

Если верить показателям свидетелей, подобная схема премирования существовала еще до руководства Давыдова, когда филиал возглавлял Эдуард Кутыгин.

Так, ежемесячно выплачивались в увеличенном размере премии заместителю главного бухгалтера Самойловой О.А. и начальнику отдела информационного обеспечения Закамскову И.Н. По указанию Кутыгина ему передавали денежные средства в размере увеличения получаемых премий. Аналогично поступил и Давыдов, заняв должность руководителя филиала банка.

Сэкономленные деньги премиального фонда направлялись на выплату премиальных и оплату отпусков заместителя главного бухгалтера и начальника отдела информационного обеспечения за выполнение ими «особых» поручений руководства. «Особые поручения», как в дальнейшем установило следствие, состояли в том, что избранные сотрудники, не желая конфликтов с начальником, передавали денежные средства, полученные ими из премиально-отпускного фонда, лично Давыдову. Он, в свою очередь, распоряжался ими по собственному усмотрению.

Всего Давыдову органами предварительного следствия вменяется 7 эпизодов присвоения денежных средств за счет увеличения оплаты отпусков на общую сумму более 387 тысяч рублей.

Как отмечают сотрудники банка, филиал принимал активное участие в общественной жизни, помогая детскому дому, музею им. Пластова, а также участвуя в многочисленных благотворительных акциях: «Помоги собраться в школу», «Посади свое дерево», спонсируя передачу «Крестьянские вести», выход «Крестьянской газеты» и так далее. Возможно, «сэкономленные» денежные средства расходовались, в том числе, и на оказание помощи.

Меценатство – не порок

Правозащитник Игорь Корнилов считает эту историю весьма странной:

«Почему-то главный бухгалтер банка, которая обладает правом второй подписи и без нее ни один финансовый документ не имеет силы, привлечена в качестве главного свидетеля и до сих пор находится на этой должности».

Он считает, что в действиях Давыдова, участвующего в благотворительности, нет состава преступления:

«Любое преступление должно быть запрещено законом. Заниматься меценатством законом не запрещено. В УК РФ должна быть зона ответственности. Ссылаются на состав преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ: присвоение и растрата имущества в пользу третьих лиц. В качестве третьих лиц почему-то выступают дети-сироты, телевидение, журналисты. Последние занимаются своей профессиональной деятельностью. Дети-сироты тоже та категория лиц, которых нельзя ущемлять. Предъявлять Давыдову в качестве растраты средств участие в акции «Помоги собраться в школу» совсем глупо.

При этом, как мы слышали от свидетелей, каждый каким-то образом участвовал, вносил деньги со своей зарплаты, то есть принимал пассивное участие в этих делах. Работники банка в отличие от головного офиса претензий Давыдову по поводу участия в этих мероприятиях не предъявляют. Какие же здесь преследуются меркантильные интересы? Как руководитель он понимал, что филиал входит в тройку лучших отделений банка в России и что имидж банка – та вещь, которая позволяет ему обеспечивать выполнение плана, который Москва же и спускает. То есть, это важно для имиджа банка, для дальнейшей деятельности, для выполнения плановых заданий, которые из года в год наращиваются. Давыдов понимал, что все эти вещи взаимосвязаны, вся деятельность отражается на репутации банка. В уголовном деле есть такой элемент, как общественная опасность. Я никакой общественной опасности здесь не вижу. Он помогал людям, которые в этом нуждаются. Самое главное, получается, что все власти, включая губернатора, на этом пиарились: и на акции «Посади свое дерево», и на акции «Помоги собраться в школу», и на «острове Отважных», но губернатора в зале суда я что-то не вижу. С большой натяжкой могу сказать, что были растраты в пользу третьих лиц. И вообще непонятно, почему долго-долго на это закрывали глаза и потом вдруг неожиданно разглядели и решили, что что-то не так.

Мероприятия были включены в план, все это видели, внутренние проверки проводились, никто никаких нарушений не выявлял. Банк – не шарашкина контора. Операционный баланс сводится ежедневно и не увидеть этого руководство банка не могло. Поэтому в этом деле есть какой-то нехороший привкус. Почему именно к Давыдову претензии?».

«Оплачивал мероприятия банка»

Сам Давыдов вины не признает:

«Нет никакой моей вины, потому что хищения денежных средств я не совершал, все мои действия совершены исключительно в интересах банка в строгом соответствии с предоставленными мне как директору филиала полномочиями, и не нанесли банку никакого ущерба. Никаких нарушений по исполнению смет расходов, а также превышения расчетного премиального фонда за период выполнения мной должностных обязанностей директора Ульяновского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк» не было. Таким образом, я лично не обогатился. Поставленной целью, было исключительно успешное выполнение региональным филиалом «Россельхозбанка» стоящих перед ним текущих задач, таких как выполнение показателей бизнес-плана и получения прибыли предоставленным банком способом. Банк в результате моих действий не понес никакого ущерба, так как оплатив необходимые для банка мероприятия за счет своих личных денежных средств и средств сотрудников, по сути решил все текущие задачи филиала по выполнению бизнес-плана и на данную сумму обеспечил банку экономию по другим расходным статьям. Корыстного умысла не имел, т.к. себе ничего не присваивал, я только оплачивал в полном размере все мероприятия банка».

В деле много нестыковок и, по мнению адвоката Давыдова, поддельных справок. Несмотря на это, прокурор просил назначить Давыдову наказание в виде 4 лет лишения свободы и штрафа в размере 800 тысяч рублей. Однако судья приговор смягчил. Признав Давыдова виновным в хищении и растрате 2,5 миллионов рублей с использованием служебного положения, ему был назначен условный срок – 3 года.

Сергей Давыдов вины не признал и намерен подать аппеляцию.

Вместо послесловия

В кулуарных беседах после заседания суда знающие люди из финансовой сферы сообщили нам, что «показательная порка» экс-директора «Россельхозбанка» была нужна для того, чтобы все остальные уголовные дела направить по тому же пути. Дело о хищении и растрате – всего лишь ширма, за которой скрывается более серьезная тема выдачи кредитов фермерам за определенное вознаграждение.

Светлана Александрова

Оцените новость:
  • (8 голосов, средний: 4.25 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...