Что ждет “черных археологов” Ульяновской области?

23 мая 2014 Интересно, Новости Dinika

В этом сезоне любителям незаконно покопаться в древностях должно прийтись туго. По крайней мере, ульяновские власти говорят, что объявили черным археологам войну. Впрочем, закон им объявил войну уже давно, а недавно наказание за их деятельность и вовсе было ужесточено. Однако в ходе круглого стола, состоявшегося на прошлой неделе, специалисты сообщили, что пока копатели закона не боятся и продолжают разрушать наши археологические памятники, которых территории края немало. Между тем, новый полевой сезон начался.

CIMG0553

Немного истории. Как разрушались археологические памятники Ульяновской области: виноваты не только черные археологи

Доцент кафедры истории России УлГПУ, научный сотрудник Института истории и культуры Ульяновской области Юрий Семыкин привел несколько примеров разрушения памятников археологии нашем регионе.

Например, в Ундровской курортной зоне есть средневековое городище (у деревни Городище). Его исследовала в 1960-х годах Наталья Трубникова, которая отмечала, что оно разрушается с двух сторон – водохранилищем и ручьем с оврагом. Оползни уносят культурный слой. Внизу обнажаются древнейшие геологические следы.

Или крупный город эпохи Средневековья – Староалейкинское городище. Оно является третьим по площади среди памятников Волжской Болгарии, и на данный момент исследовано не до конца из-за недостатка финансов. К сожалению, памятник разрушается природными факторам и археологическими браконьерами. «Наезжают чуть ли не на автобусах с металлоискателями. В сети выкладывают огромные коллекции. 2-3 года назад там была обнаружена меднолитейная мастерская, которая стала наживой, артефакты продают, предлагают музеям, хотя это запрещено. Это надо как-то пресекать», – настаивает археолог.

CIMG0567

Вспомнил археолог и Симбирско-Карсунскую засечную черту, которая еще в 1970-е годы была достаточно целая. В дальнейшем же ее разрушили в ряде мест. От Тагая до Уржумского вал и ров уничтожены в 1970 году, когда было решено увеличить площадь пахотных земель. А в селе Елшанское, где стоял острог с частично сохранившимися бастионами, в 1970 году решили поставить пруд, плотину для которого соорудили из оборонительных сооружений острога. Сейчас он сохранился лишь частично, а мог бы быть нашим брендовым местом.

Проводят экспертизы

По информации заместителя директора департамента по культурному наследию Любови Ереминой, на данный момент проведено около 600 экспертиз памятников археологии. Почти полсотни из них являются объектами федерального значения, остальные – выявленные. При этом эксперт подчеркнула, что объекты археологии могут быть только федерального значения.

Экспертизы проводят аттестованные специалисты. В Ульяновской области это Юрий Семыкин и Ольга Свешникова, которая уже переаттестовалась на второй срок. Также помогают эксперты из Казани и Красноярска. Экспертиза позволяет определить не только ценность объекта для археологии, но и внести ясность в случае покушений на этот памятник, к примеру, со стороны черных археологов, и определить, было преступное деяние или нет.

CIMG0507

Не археологи, а браконьеры

Студент педуниверситета Александр Запевалов сообщил, что сегодня на защиту памятников археологии направлен ряд законодательных актов. В частности, статья 44 Конституции призывает граждан участвовать в охране культурного наследия. А один из основных законов – ФЗ №73. С 1 января вступили в силу изменения, которые дают понять, что такое памятник и что такое археологическое наследие. За разрушение и разграбление археологического памятника предусматриваются штрафы или лишение свободы.

Александр Запевалов пояснил, что черные археологи – это общее название, и здесь есть нюансы. Так, есть археологические браконьеры, которые разрушают археологические памятники, и кладоискатели. Среди кладоискателей различаются копари и чердачники (обследуют старые дома и изымают ценные предметы).

В Ульяновской области есть ряд информационных ресурсов, где хранится информация о раскопках и найденных предметах. Члены сообществ называют себя хранителями истории, краеведами, несмотря на то, что в результате их деятельности изымаются ценные предметы, разрушается культурный слой, памятники частично обезличиваются.

Юрий Семыкин назвал сохранение археологического наследия в Ульяновской области проблемой

«Археологическое наследие – одна из составных частей культурного наследия. По сравнению с другими, археологическое наследие оказалось в самом проигрышном и беззащитном положении. Среди всех памятников – археологических 578, но это всего лишь надводная часть айсберга. Многие памятники археологии не имеют внешних признаков – они находятся в толще земли, а от других и вовсе не осталось следов – так они уже пострадали. Наша задача – принять меры, чтобы их найти, исследовать и сохранить».

IMG_0440-600x399

Юрий Семыкин занимается археологией уже 40 лет: первая его экспедиция состоялась в 1974 году, и за эти годы у него и его коллег накопились наблюдения, которые позволяют сделать ряд заключений. В частности, он отметил, что когда-то многие памятники были в более-менее сохранном состоянии, но все равно разрушались. И причин этого много. Прежде всего, это природные факторы, антропогенные (непреднамеренные: валы, распашки, гидротехнические сооружения, береговые сооружения), а также преднамеренная деятельность человека (строительство, археологические браконьеры).

Закон не работает?

Кстати, по мнению Юрия Семыкина, черными археологами называют этих людей не совсем оправданно: археология – это наука, и она имеет благие цели. А их деятельность – изъятие артефактов из культурного слоя с различными целями.

«Ничего кроме уничтожения нашего наследия деятельность черных археологов не несет, – уверен специалист. – Хотя они пытаются нарядиться в тогу народных исследователей и даже считают, что не надо скрывать свою незаконную деятельность. Закон, который предусматривает серьезные меры наказания, существует давно. Но я за 40 лет не знаю случая, чтобы кто-то был наказан, хотя серьезные нарушения есть».

Отметим, сейчас к нарушителям закона предусмотрено применение жестких мер, вплоть до огромных штрафов и закрытия за решеткой. «Но результатов действия закона мы пока не видим», – констатирует факт археолог.

Что делать?

Юрий Семыкин подчеркнул, что без принятия серьезных мер мы можем потерять важнейшую информацию о прошлом нашего края. Министр культуры области Татьяна Ившина призвала собравшихся подумать, как же помочь единицам археологов защитить памятники археологии, разбросанные по территории области.

«Как вовлечь людей, чтобы это было дело не только узких специалистов?».

Юрий Семыкин в качестве одной из мер предложил усиление пропаганды сохранения исторического и археологического наследия на всех уровнях. «Наши студены и выпускники должны стать союзниками. Не только историки. Вижу возможность проведения пропаганды на площадке общества «Знание». Целесообразно организовать программу по агитации», – подытожил он.

Впрочем, заместитель директора архива Ульяновской области Галина Романова высказала мнение о том, что пропаганда в ряде случаев уже бесполезна. Так, к ним периодически обращаются солидные молодые люди метра под два ростом и интересуются старыми картами (оказалось, это черные археологи). Но все засекречено, хотя, как было отмечено на круглом столе, ряд старых карт в сети все же имеется. По ее мнению, в этом случае пропаганду делать бессмысленно, и нужно начинать со школьников и студентов.

А вот что делать с настоящими браконьерами?

За черных археологов заступился Андрей Прокудин из общественной организации «Троицкая община Симбирской земли». Он отметил, что с археологическими браконьерами нужен диалог: «Среди нашего общества тоже есть разные люди, адекватный диалог можно наладить всегда. Так и среди черных археологов можно найти людей, готовых к диалогу, и решить это проблему сообща». Но с ним не согласился кандидат исторических Леонид Вязов: «Какие бы адекватные люди не были, нужно помнить, что подобная деятельность незаконна! О каком диалоге может идти речь?». Специалисты пояснили, что есть процедура работы с археологическими объектами – никому в принципе это не запрещено, главное – иметь специальное образование и разрешение.

«Те, кто пытаются по-другому – преступники и точка, – уверен Семыкин. – Можно пойти в археологические экспедиции, даже с металлоискателями, но под руководством профессионального археолога».

С ним согласен и Леонид Вязов. Кстати, он рассказал, как давал клич о том, ждет всех желающих в археологическую экспедицию, но никто так и не приехал. Вообще же, если человек действительно хочет помочь науке, то вполне может работать под руководством специалиста. Но Андрей Прокудин настаивал на своем: если все будет так, как сейчас, то и будут дальше грабить, так как у государства все равно нет денег на необходимые археологические раскопки.

В свою очередь, Леонид Вязов предложил несколько шагов для изменения ситуации, к примеру, ужесточить наказание для нарушителей закона. Кроме того, по его мнению, необходимо тесное сотрудничество с МВД по отработке порядка их действий при обнаружении незаконных раскопок. Также он отметил, что принципиальное значение имеет работа с органами местного самоуправления на местах, в районах.

CIMG0485

«Было бы полезно издать методичку для муниципальных органов, участковых, что делать в случае, если фиксируется факт проведения незаконных раскопок. Это бы продвинуло работу по выявлению и пресечению этих фактов», – подытожил он.

Капитан УМВД Равиль Бадамшин подтвердил готовность полиции к сотрудничеству в этой сфере: «Участковым методичка о том, что он должен делать при обнаружении нарушений в данной сфере, не помешает».

Высказались и представители молодежи. Так, Павел Солдатов, рассуждая на тему того, как воспитать гордость у молодежи за культурное наследие, предложил ввести на местном кинофестивале специальную номинацию за фильм о культурном наследии края. Татьяна Ившина пообещала обсудить эту идею.

Показательные процессы

И еще одна мысль можно считать итогом круглого стола: необходимы показательные процессы по наказанию черных археологов. Новый полевой сезон начинается, и реальные наказания могли бы стать предупреждением для тех, кто этого не понимает. Леонид Вязов привел в пример Марий Эл, где есть осужденные за незаконные раскопки. По его информации, после этого там резко снизилось их количество.

Итак, специалисты сошлись на том, что необходимо разработать памятку для граждан, участковых, руководителей органов местного самоуправления о том, что нужно делать при обнаружении раскопок или археологических артефактов. Также устроят информационную кампанию, чтобы и сами жители сигнализировали о подобных случаях и не проходили мимо.

Юлия Узрютова. Фото из архива Улграда

Оцените новость:
  • (10 голосов, средний: 3.00 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...