Шиловке угрожает меловая чума?

26 Апр 2014 Экология Dinika

29 апреля состоится первое заседание рабочей группы при совете депутатов тушнинского сельского поселения по вопросу строительства нового мелового завода в селе Шиловка. Поводом для организации встречи послужил назревающий конфликт между инвесторами и противниками строительства, которые утверждают, что новый меловой завод нанесет необратимый вред экологии Сенгилеевского района, а также негативно отразится на здоровье жителей приволжского села. Инвесторы утверждают, что никакого вреда завод экологии не нанесет, а претензии жителей считают надуманными. Мы выехали на место, где запланировано строительство завода, и постарались разобраться в сути конфликта.

IMG_9621

Реконструкция, а не строительство

Генеральный директор ООО «Меловой завод Шиловский», связанного со структурами компании «ВисМос», Искандер Касимов старается избегать упоминания слова «строительство», предпочитая ему «реконструкцию».

IMG_9622

Формальные основания для этого есть. Впервые месторождения белого мела высокого качества в районе Шиловки были описаны еще в 1832 году.

Разработка месторождения началась с началом индустриализации в 1927 году. Основанный в то время Шиловский меловой завод без остановок работал долгие годы. При этом разработка мела велась открытым способом. К настоящему моменту полностью выработанным оказался северный участок месторождения мела площадью около 15 Га. Участок уже достаточно давно был засыпан вынутым при добыче грунтом и рекультивирован, а в последние годы работы мелового завода добыча велась уже на новом, южном, участке месторождения, расположенным ближе к Шиловке. При этом технологии не изменились — мел так же добывали с помощью экскаватора, размалывали в барабанах и затем фасовали и отгружали с площадки.

На момент перехода завода в собственность структур «ВисМос» вся работа технологической цепочки завода обеспечивалась с помощью нехитрого набора механизмов — экскаватора, измельчительного комплекса 1960 года выпуска и бульдозера. Из крупных объектов недвижимости за заводом числилось лишь достаточно ветхое строение барачного типа — здание конторы.

К настоящему моменту измельчительный комплекс уже почти демонтирован, а объекты механизации стоят около конторы завода в состоянии, близком к металлолому. Для «реконструкции» остается лишь здание конторы, но и его планируется сносить. Фактически же, речь идет о строительстве завода «с нуля» – на деле из активов, по-видимому, получится использовать лишь сам карьер и пару единиц техники.

Нет фразы о реконструкции и в инвестиционном соглашении номер 66-ДП, подписанном 29 февраля 2012 года ООО «Меловой завод Шиловский» с правительством Ульяновской области. В этом документе проект назван достаточно громко – «Меловой кластер». Обозначены в соглашении и суммы инвестиций — 1,1 миллиард рублей.

Мега-прибыли

В бизнес-плане предприятия фигурируют несколько иные цифры, нежели в инвестиционном соглашении. Редактор портала «ulpressa» Дмитрий Ежов, возглавивший рабочую группу по изучению обстоятельств строительства завода, по этому поводу отметил, что «через инвестпроект [шел] сугубо пиар».

Тем не менее, всего до 2020 года инвестор планирует вложить в добычу мела 202 с небольшим миллиона рублей. Все эти средства – кредитные.

По планам, окупить эти деньги завод должен уже к 2017 году. Если верить документам, сделать это будет несложно — рентабельность завода планируется на уровне 58%. Цифра весьма серьезная. Для сравнения – согласно данным из статистики DoingBusiness по России, средняя рентабельность сравнимого по обороту бизнеса в стране — лишь 12%, а срок возврата инвестиций — не менее 5-7 лет. В нашем же случае, эта цифра составляет лишь 3,5 года.

По словам господина Касимова, столь впечатляющие прогнозы — следствие «умения считать». В частности, именно целью достижения высокой рентабельности наш собеседник объяснил сохранение старого способа добычи. «При разрешении на добычу 80 тысяч тонн в год, этот объем мы можем выработать за три месяца», – отмечает глава завода, – «при использовании бульдозера в остальное время мы можем сдавать его в аренду». Этим господин Касимов объясняет и отказ от транспортерных линий для перевозки сырья.

Важную роль по его словам играет и логистика. «Знаете во сколько обходится для производств [цемента — от ред.] тонна мела из Белгорода? 8 тысяч рублей! Сначала его везут в Москву посредникам, те накручивают по 1,5 тысячи [рублей на тонну — от ред.] за доставку и 25% прибыли сверху, затем его везут в Ульяновск. Плюсуйте опять 1,5 тысячи и 25-30% сверху». Суть аргументации в данном случае понятна — качественный мел из Шиловки при перевозке на короткое плечо обойдется для покупателей значительно дешевле сравнимого по качеству мела из других регионов.

Качество производства мела призван обеспечить специально приглашенный компанией специалист — горняк Виталий Демарев, занявший в ООО должность исполнительного директора. По словам господина Демарева, купленный и уже отчасти завезенный на площадку комплект оборудования (в первую очередь речь идет о барабане для обмола мела) позволит обеспечить максимально низкую влажность сырья и добиться высокого качества мела, которое удовлетворит потенциальных заказчиков. Впрочем, некоторых заказчиков устраивает и мел в том виде, в котором он добывается сейчас.

Завод работает

Около въезда на площадку завода мы заметили группу работников, которые фасовали с помощью совковых лопат мел из большой кучи в мешки. Очевидно, что исполняли текущие заказы. По словам господина Касимова, на текущий месяц заказов набралось на 400 тонн. Среди заказчиков называется в том числе и КПД-2. При этом, согласно информации по итогам заседания 24 апреля совета депутатов Тушнинского сельского поселения, в которое входит Шиловка, завод должен быть остановлен.

IMG_9613

Директор предприятия эту информацию не подтвердил. По его словам решение об остановке предприятия действительно было принято «чтобы не нагнетать ситуацию», но после заседания совета завод был запущен вновь. «Сегодня с утра завод полностью работает», – отметил директор.

Впрочем, особой активности мы не заметили — техника стоит, а те работники, которых мы встретили, занимались трудом достаточно далеким от инновационного и кластерного — махали лопатами около груды мела вблизи аккуратно сложенного нового оборудования. Что же вызвало «нагнетание ситуации»?

Ситуация в Шиловке

По словам местных жителей, минимальная стоимость одной сотки земли в Шиловке составляет около 40 тысяч рублей, а участок со старом домом не купить дешевле 700 тысяч рублей. Причина — дачники. Красивые ландшафты и близость Волги привели к тому, что в селе около трети домов — это современные дорогие коттеджи, отдыхают в которых далеко не последние в Ульяновске люди.

Местных жителей — около 900 человек. Кроме бюджетных учреждений, рабочие места есть в еле живом местном СПК, которое недавно просуживало министерство с/х за незаконное получение субсидий, на Сенгилеевском цементном заводе, на фабрике «Глобус» в Новоульяновске и, собственно, на меловом заводе. Вместе с работниками завода мы попытались выяснить структуру занятости в селе. По словам местных, около 70 человек трудятся в СПК, 20 работают на «Глобусе», куда их возит автобус, 10 на цемзаводе, кто-то ездит в город работать в охране, кто-то «вахтует», порядка 50 человек трудилось на «старом» меловом заводе (ныне занятых работников меньше 10). При этом, по словам наших собеседников, у дачников «шабашат» единицы — отдыхающие предпочитают нанимать пришлые бригады и возводить дома «под ключ».

В сезон (то есть в теплое время года) население Шиловки за счет дачников увеличивается почти в два раза. Именно в отношении них местные жители применили известную поговорку «если в кране нет воды…». По словам все тех же заводчан, именно дачники виноваты в проблемах с водоснабжением села – «я пытаюсь воды налить в стакан — течет еле заметная струйка. Гляжу за забор, а там дачник газон поливает, брызгалка крутится».

Константин Долинин, занимавший на момент начала конфликта должность главного эколога области, отмечает, что «это катастрофа» и добавляет, что инвестор обещает провести в село воду за свой счет.

Удешевление земли

Фактически, все тех же классово чуждых дачников работники завода обвиняют и в нагнетании темы со строительством нового мелового завода. По мнению правозащитника Игоря Корнилова, отдыхающие боятся того, что после строительства завода земля в селе резко подешевеет, а экология будет нарушена.

Это мнение подтверждает и специалист одного из риэлторских агентств Ульяновска – «если то, что я читал правда, и Шиловка превратится в еще один Меловой [поселок — от ред.], то участки могут упасть в цене».

Работники завода придерживаются диаметрально противоположного мнения — по их словам земля в Шиловке после строительства завода наоборот подорожает. Причина — возврат в деревню тех, кто из нее уехал в поисках заработков.

Странный сход

Согласно бизнес-плану нового завода, на нем планируется создать 96 рабочих мест, из которых 74 для местных жителей, что близко к обещанным в инвестиционном соглашении 100 рабочим местам. Таким образом, новый меловой завод по количеству рабочих мест сможет сравняться с СПК. Конечно, не «поселкообразующее» предприятие, но, тем не менее…

IMG_9624

Недавно в Шиловке проходил сход граждан, одним из вопросов которого стало строительство нового мелового завода. По словам участников из села, в нем приняло участие около 40 человек местных и 10 дачников. По итогам схода была вынесена резолюция против строительства.

Фабулу схода Искандер Касимов описал как противостояние местных жителей, которым важны новые рабочие места, и приехавших дачников, которые опасаются, что новый завод создаст экологическую опасность.

«Что касается опасности, мое мнение – самая большая угроза для экологии и для окружающей среды – это человек, особенно безработный и пьяный». – отмечает по этому поводу господин Долинин.

Почему же тогда на сходе победу одержали «дачники» при численном перевесе местных? Двое участников схода из числа жителей Шиловки, с которыми нам удалось поговорить, списывают это на то, что «они стушевались». Господин Касимов напрямую указывает, что дачниками были использованы пиар-технологии. В качестве наиболее опытной и активной участницы слушаний директором завода была названа «дачница Римма Сайфутдинова», которая, по словам директора завода, его во время схода попросту переговорила.

С этим не согласен господин Ежов. «Насколько знаю, жители против в большинстве своем. Вчера [24 апреля — от ред.] собирали подписи. Жители, конечно, напуганы складывающейся ситуацией, рядом со строительством село. Практически производство под носом», – отметил наш собеседник.

Член экопалаты, защитница зелени Наталия Лазарева считает, что имело место давление: «На слушаниях, говорили, от людей требовали соглашаться и голосовать «За».

Кто мог оказывать давление? Господин Касимов считает, что нагнетание ситуации могло быть кому-то выгодно, и намекает на шантаж. По его словам, с начала истории к нему трижды подходили с предложениями «решить вопрос», причем одно из этих предложений было сделано в коридоре областного правительства. Называет директор и порядок сумм — «сначала предлагали «решить вопрос» за 2,5 миллиона рублей».

Меловая пыль

22 апреля экологическая палата региона подписала обращение к губернатору Ульяновской области Сергею Морозову, в котором просит отменить строительство мелового завода. Экологи считают, что работа мелзавода может отразиться на здоровье людей, экологии, планах по созданию национального парка «Сенгилеевские горы», а также поставить крест на возможном развитии территории как рекреационной.

dsc_0140

«Тут несколько опасностей. Конечно, исходя из того, что говорят, технология достаточно чистая – это 800 тысяч тонн в год, а улавливание по безопасности примерно 99%. Хотя я не знаю таких технологий. А 1% остается – 800 тонн в год. Получается 1,5 тонны в день. Дело в том, что мел оседает в легких, вызывая легочные заболевания.

Когда меловая пыль попадает на землю, она ее как бы загипсовывает, из-за этого блокируются ионы железа и растения становятся уродливыми, беловато-желтыми, снижается урожайность. Например, плодовых культур. Вместо 500 кг яблок снимается урожай всего в 25-30 килограммов. Почва становится непригодной для хозяйства.

Плюс, насколько я понял, эти самосвалы весь 2014-2015 год будут ходить через главную дорогу Шиловки. Это и грязь, и пыль. Плюс сам карьер открытый. Вполне возможно, что начнутся какие-то оползневые процессы. Нужно, конечно, изучить документацию, все просчитать, посмотреть. Плюс рядом располагается территория заказника, плюс в рамках этого госзаказника в 2015 году территория должна стать нацпарком Сенгилеевские горы», – отмечает член экологической палаты, биолог Андрей Масленников.

Искандер Касимов по этому поводу отмечает, что лицензия на разработку у компании есть лишь на 80, а не 800 тысяч тонн в год. Это в принципе исключает образование «выхлопов» в 1,5 тонны. Кроме того, по словам господина Касимова, в ближайшее время начнется строительство объездной дороги до завода, что исключит проезд автотранспорта через Шиловку. В ответ же на аргументацию о заболеваниях легких, наш собеседник привел данные по заболеваемости таковыми в Шиловке, «где аналогичный завод проработал 50 с лишним лет». По словам нашего собеседника, уровень заболеваемости болезнями легких в поселке не выше среднего по области.

«Любое производство, ну какое это здоровье граждан? Ну, покажите производство, где изначально не говорили, что все будет хорошо, а потом, как только им дали построиться, про все забыли. Посмотрите на налоговые 15-летние льготы, которые предоставляет правительство. Ну какая же польза, это же неправда! Посмотрите на стекольный завод, какие там рабочие места?» – парирует Наталья Лазарева.

Национальный парк

Отдельную озабоченность экологов вызвала и близость завода к планируемому национальному парку «Сенгилеевские горы».

«Все, что связано с добычей полезных ископаемых, в любом случае это уничтожение живого мира, в том числе затронет и прилегающий участок нацпарка Сенгилеевские горы.

Одно дело открытый карьер, который в общем-то не так страшен, другое дело, что на рядом расположенном участке у нас планировалось создание нацпарка Сенгилеевские горы – первого нацпарка Ульяновской области. Сейчас проект проходит федеральное согласование. Большие надежды возлагались на него как на рекреационный потенциал», – комментирует эколог «НИЦ Поволжье» Михаил Корепов.

«Это завод, который не должен там находиться, потому что рядом будет национальный парк «Сенгилеевские горы», который мы с таким трудом выбивали. Он уже должен практически создаться окончательно. Это завод уже коснется так или иначе территории парка на 6,5 километров, если его все-таки откроют», – отмечает госпожа Лазарева и добавляет, что на территории только открываемого создаваемого парка уже отражаются «различные выработки, нарушающие зачастую свои собственные обещания и экологические нормы». «У меня есть короткий отзыв независимого эколога Андрея Салтыкова, он был резко против строительства мелзавода, проверял там все и сказал, что это станет последней каплей, ничего хорошего там нет. Здесь тоже нет никаких гарантий, не должны разрешать в такой близости и в таких создавшихся условиях (в окружении нацпарка) такое производство».

IMG_9614

Впрочем, в границы национального парка «Сенгилеевские горы», карьер мелового завода не попадает, да и попасть в принципе не может, так как лицензия на разработку недр была выдана еще в 2006 году.

При этом карьер, «чистый» с точки зрения охранных статусов, буквально окружен памятниками природы — в 4 км от него расположен ландшафтный заказник «Сенгилеевские горы», в 250 метрах — памятник природы «Оползневой цирк», в 2,5 километрах — заказник «Шиловская лесостепь», рядом расположены и арбугинские каменистые степи, которые планировалось включить в границы национального парка. Плюс к этому на берегу Волги, который расположен в километре от площадки завода, находится палеонтологический заказник. Отметим, что все эти охраняемые территории были созданы во время работы мелового завода и имели в том числе и рекреационное значение.

Рекреационное значение

«Сейчас, если построят завод, то он встает вразрез с планами по рекреационному развитию. То есть о рекреационной составляющей уже не может быть и речи. И уже того изначально парка, о котором мечтали, куда бы приезжали туристы, не будет. В принципе трудно сочетать охрану природы с добычей мела», – отмечает господин Корепов.

«Когда нацпарк развивают, обычно предполагают, что он выполняет три основные функции: охрана дикой природы на этой территории, традиционное ведение хозяйства и зона рекреации. Месторасположение очень хорошее, вблизи Волги. Если бы не создание мелзавода здесь, то территория начала бы развиваться, как Ундоры – туристическая зона с соответствующей инфраструктурой, осваивались бы туристические маршруты. Также можно было создать рабочие места. Например, инспекторов, которые бы работали в парке», – дополняет мнение Михаила Корепова господин Масленников.

«Если кто-то хочет сохранить нацпарк, то этого завода быть не должно. Если задыхается вода и земля, то понятное дело, что человек задыхается вместе с ними так или иначе», – резюмирует Наталья Лазарева.

Более осторожна в своих оценках председатель экологической палаты региона Ольга Данилова. «Я не могу делать опрометчивых заявлений при недостаточной информации», – отметила госпожа Данилова. – «Технологии получения мела разные, какой вред они оказывают, я не могу сказать, так как нет экологической экспертизы. 5 мая запланировано совместное совещание Экопалаты и правительства области, на котором эти документы будут рассмотрены, нужно для начала изучить всю ситуацию, прежде чем делать выводы, тогда будет, что говорить».

Согласен с председателем экологической палаты и господин Долинин: «Давайте дождемся документов, посмотрим, где угроза человеку, где угроза окружающей среде».

Ожидает документов и глава рабочей группы при муниципальном совете депутатов Дмитрий Ежов.

«Пока неизвестно, чем закончится борьба, нужно изучить все документы, которые нам обещают. Мы попросили предоставить документы, но думаю, по экологии их просто нет. Говорят, у них на сайте можно посмотреть, но там есть не все», – отмечает господин Ежов.

Наталья Лазарева настроена более категорично: «Все возможные действия будем принимать, других вариантов нет. Нужно рассмотреть документы и обращаться во все органы, которые могут сейчас это все остановить. Нужно бить во все колокола. В федеральные экологические организации, в частности в отношении нацпарка. Люди будут бороться до конца».

При этом на днях документацию, включая бизнес-план и документы по оценке воздействия проекта на окружающую среду, инвестор выложил на сайте завода. Мы попросили юриста оценить состав и качество этих документов. По мнению специалиста, которому мы дали просмотреть документы, вся разрешительная документация в порядке и соответствует тому необходимому набору, которые необходим в подобном случае по закону. Что, впрочем, не удивляет, так как, благодаря статусу инвестиционного проекта, помощь в оформлении необходимой документации должна была оказывать проекту область.

Следующую точку в ситуации должны будут поставить общественные слушания в начале мая. Мы будем продолжать следить за развитием темы.

От редакции

Ситуация возникла достаточно парадоксальная — инвестор собирается строить завод на месте существующего и работавшего до этого много десятилетий. При этом новый завод будет однозначно чище и современней, чем тот, который был. Строить при этом на земле, отведенной под разработку мела давным-давно. Новая лицензия лишь закрепила существовавшее землеотведение, которые учитывалось и при размежевке окружающих ООПТ и заказников, в том числе и проекта национального парка. Проект высокорентабельный, и все необходимые формальности, по-видимому, соблюдены, пусть и с огранкой в виде пафоса «мелового кластера». Более того, думаем, что если бы модернизация завода шла без демонтажа старого, то проблемной ситуации бы и вовсе не возникло. Но это ничего не меняет — после историй с городской зеленью, правилами землепользования и застройки и прочими «зелеными заборами», экологическая общественность настороженно встречает любой проект. Возможны ли в такой ситуации компромиссы? В ближайшее время узнаем.

Оцените новость:
  • (10 голосов, средний: 4.40 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...