Обрадует ли студентов обязательное распределение?

27 марта 2014 Общество Dinika

Идею обязательной отработки после окончания вуза высказал недавно губернатор Ульяновской области Сергей Морозов. Инициатива, конечно, не нова и глубоко уходит своими корнями в устоявшиеся традиции советской системы образования. После окончания вузов студенты не сами искали себе работу, а уже заранее были распределены в конкретные учреждения. Речь идет, конечно же, о бюджетных местах, которые оплачивает государство. Начать хотят со сферы здравоохранения. Ведь именно в этой области, о чем постоянно твердят специалисты, да и сам губернатор, более остро ощущается кадровый голод. Чего греха таить, не хватает региону высококвалифицированных медиков. Что делать? Вернуть систему распределения!

17

Целевые места

Как пояснили в региональном министерстве здравоохранения, ведомство уже не в первый раз выступает с данной инициативой, пока безуспешно. Но, как известно, вода камень точит. В очередной раз, теперь уже на этой неделе, планируется направить в федеральное министерство письмо с просьбой проработать этот вопрос.

Правда, в регионе уже действуют другие программы и проекты, которые так или иначе можно отнести к аналогичным. Например, с 2011 года действует программа «Земский доктор». Суть ее в том, что по окончании медицинских вузов ребята направляются для работы в сельские учреждения здравоохранения региона, где должны проработать 5 лет. В качестве подъемных на все про все им выплачивается миллион рублей. Смысл затеи в том, что за это время молодой специалист может обзавестить семьей, закрепиться на своем рабочем месте и ему вовсе не захочется никуда уезжать.

Кроме того, на сегодняшний день активно развивается обучение по целевому (бюджетному) набору. Заключены договора регионального минздрава с Самарским университетом, Саратовским медицинским университетом, УлГУ. По данному принципу ведомство уже более 10 лет работает с вузом из Самары, в котором ежегодно за счет бюджета обучается порядка 60 ульяновцев. В 2012 году такой договор заключили с московским государственным медицинским университетом им.Сечнева, с 2013 года предусмотрено выделение целевых мест. «Студенты заключают договор с региональным министерством здравоохранения, проходят обучение лечебному делу и другим специальностям, все это время за них платит бюджет. А по окончании ребята должны вернуться в Ульяновскую область и отработать в течение пяти лет вложенные бюджетные деньги. В принципе они уже на практике закрепляются в регионе и, соответственно, знают, где будут работать после окончания вуза», – рассказали в пресс-службе минздрава области.

Предварительное и окончательное «распределение»

Не отстает и региональное министерство образования. Как сообщили в ведомстве, на днях прошло совещание с педагогическим сообществом региона. 25 марта губернатор принял решение закрепить на законодательном уровне инициативу о распределении студентов после окончания вузов. Вновь созданная педагогическая палата подготовит соответствующий проект.

Однако, как выяснилось, молодые учителя после вузов достаточно часто возвращаются в родные места, где проходят и преддипломную практику. Тем, кто не смог устроиться, помогает министерство.

«Формально у нас системы распределения нет, но каждый университет меряется по критериям, одним из которых как раз является трудоустройство выпускников. Поэтому есть своя внутренняя система некоего предварительного и окончательного «распределения». У нас есть соглашение со всеми муниципалитетами Ульяновской области, с министерством образования и министерством культуры, с ЗСО о сотрудничестве. Пятикурсников приглашают в деканат, с ними встречаются директора школ, предлагают вакансии, а они уже должны определиться. Предварительный выбор студенты делают в конце марта, а в апреле уже окончательный. Конечно, это не означает, что решение поменять нельзя», – рассказал проректор по внешним связям УлГПУ Алексей Осипов.

Кроме того, есть такая система, когда в вуз на бюджетные места поступают ребята по направлению от администраций. Правда, по словам Осипова, она уже отмирает, сейчас таких целевых договоров почти нет.

Что касается возвращения распределения, то эту инициативу нужно обсуждать в обществе с родителями и выпускниками.

«Проблема здесь может быть в одном. Чтобы реализовать эту инициативу, должен быть заключен многосторонний договор, в котором будут прописаны права и обязанности, в том числе и студентов. Деньги за студентов платит федеральный бюджет, оформляя их как государственный заказ. Поэтому подобное решение должно приниматься на федеральном уровне. Я понимаю, если бы регион заказывал, платил за какое-то количество будущих рабочих мест. Тогда было бы понятно, чьи деньги и кому возвращаются. Ведь это делается для того, чтобы восполнить кадровый голод в регионе. Однако как воспримут студенты нововведение, захочется ли 17-летним юношам и девушкам подписывать договор сроком на 5 лет, чтобы потом отправиться работать в конкретную школу? Есть вопросы по оплате учительского труда, в школе, как правило, нет свободных ставок», – отметил Осипов.

Система стипендиатов

О «ярмарке выпускников» рассказали и в УлГУ.

«На сегодняшний день существует договор вуза с учреждениями. В конце апреля мы проводим ярмарку выпускников. Нет такого, чтобы жестко заключать договор с каким-то конкретным предприятием, они предлагают нам список вакансий, на которые могут рассчитывать наши выпускники. Но выпуск проходит в июне, и нет гарантии, что именно это место останется вакантным до лета или выпускник не откажется работать именно там. Кроме того у нас есть система стипендиатов, которая действует, например, на Авиастаре, Марсе. Ребята заключают договор, по которому они обязуются отработать 5 лет после окончания вуза именно на этом предприятии. Уже с 3 курса они проходят там практику, в течение 4-5 курса уже полноправно работают и получают стипендию».

Впрочем, трудно определенно сказать, насколько замечательна или нет инициатива о распределении. Ведь раньше была стабильность. Сейчас же за время обучения может что-то измениться, например, появятся другие условия на предприятии, перед студентом откроются новые возможности, и ему будет невыгодно идти на это предприятие. Да и само предприятие в нынешних условиях на столь долгий срок не всегда может спрогнозировать ситуацию. Кроме того, к сожалению, не все студенты могут применить свои знания на практике, да и мало кто верит в то, что работа по распределению способна обеспечить молодому специалисту достойный уровень жизни.

Как отметил студент УлГТУ Сергей Крячков, который заканчивает университет через год, ту работу, которую предлагает вуз, в принципе, нельзя назвать достойной и прибыльной (в большинстве случаев). “Гораздо эффективнее было бы устраивать рейтинговый отбор, где студенты на производственной практике боролись бы за гарантированное место в топовых фирмах города” – добавляет Сергей и отмечает, что “только около 10% студентов работают после окончания вуза по конкретной специальности. Так зачем лишать человека выбора и загонять его в профессиональные рамки в тот самый период, когда ему самое время образовывать семью и думать об обеспечении. Так наши молодые родители скоро будут иметь средний возраст 35-40 лет”.

Отчасти с Сергеем согласна и студентка педагогического университета Юлия: “Надо цепляться за тех, кто реально хочет работать по специальности, и создавать для них условия. Работать точечно сложнее, но эффективнее”.

Светлана Александрова

Оцените новость:
  • (5 голосов, средний: 3.40 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...