Памирские рассказы жителя Старомайнского района Ульяновской области. Часть 2

Мы продолжаем публиковать памирские истории жителя Старомайнского района Ульяновской области Николая Захарчева, который, как мы писали две недели назад, помог увековечить память симбирских пограничников, установив на Памире памятную табличку. Об этом Николай Александрович поведал в прошлый раз. Во второй части интервью он рассказал нам, как же возник такой интерес к Памиру, а также о традициях тех мест, которые живы и в наши дни. А еще – о знаменитой трехлинейке Мосина, целителях, древних храмах, особо почитаемых людях (пирах) и о любви к русским, которая и сегодня помогает нашим согражданам: «Узнав, что перед ними русский, – и куда надо отвезут бесплатно, и гостиницу покажут, и с нужными людьми помогут встретиться», – вспоминает Николай Александрович. Но с сожалением констатирует, что Россия уходит с этих мест.

Вернулся на Памир спустя 26 лет

горы. Столица Шугнана поселок Поршнев.
Столица Шугнана, поселок Поршнев

- Первый раз я был здесь весной 1984 года: в учебной части Памирского погранотряда проходил срочную службу. Тогда, конечно, было не до истории и не до красот. Но уже тогда меня удивило, что в Средней Азии, далеко в горах, живут люди, которые внешне очень напоминают европейцев, а не азиатов: светлые волосы, светлые глаза. Как и многим служившим, хотелось потом вернуться и посмотреть на места службы в более спокойной обстановке, но началась перестройка, гражданская война… Приехать сюда вновь удалось лишь в 2010 и 2012 году. Оба раза – весной во время отпусков. Потом была экспедиция 2013 года.

X6q3WjM5vA8
С афганским пограничником на афган-базаре у Хорога

Первое, что впечатляет на Памире и в памирцах, – это отношение к русским

- Многие страны, бывшие наши «союзники», сейчас стараются забыть общую историю, а памирцы помнят даже фамилии русских офицеров, служивших здесь еще при царе. И это уважение чувствуется даже на бытовом уровне. Здесь бывает много туристов-европейцев, поэтому многие памирцы зарабатывают на этом. Но, едва узнав, что перед ним русский, вопросы бизнеса отходят на второй план: и куда надо отвезут бесплатно, и гостиницу покажут, и с нужными людьми помогут встретиться.

Побывал в гостях у последнего пира Памира – почтенного 90-летнего старца

Gx4AXJsyXrkПеред поездкой в 2010 году Николай Александрович прочел о Памире практически «весь Интернет», но, побывав там, понял, что лозунг «в сети есть всё» слишком преувеличен.

- Например, Интернет и современные туристы говорят, что на Памире не осталось пиров – особо почитаемых людей, получивших светское и религиозное образование. Духовное звание – пир – передается по наследству, и на Памире многие пиры вели свою родословную от духовных лиц Хорасана.

- Так вот, в прошлом году я был в гостях у пира Шохи-Калона, последнего пира Памира и Афганского Бадахшана, ведущего свой род от пиров Хорасана. Этот почтенный старец живет недалеко от столицы Памира Хорога в родовом имении, где похоронены его отец пир Шозода Магомат (в гостях у которого был русский писатель Павел Лукницкий) и его дед, пир Саид Фарохшо (немало сделал для присоединения Памира к России). Они похоронены в семейном склепе, сделанном в виде памирского дома, потолок которого украшают выжженные на деревянных балках суры Корана. Возле его дома лежат уникальные камни с древними рисунками исмаилитов и с надписями на арабском языке.

Здесь много целителей

Здесь есть такая поговорка “На Памире лечат всё кроме смерти”

- В кишлаке Дерзуд я был в гостях у молодого памирского ученого Саркора Абдолова. Благодаря ему, я многое узнал о нашей совместной истории и до сих пор поддерживаю с памирцами тесную связь. Ученый познакомил меня с лекарем Давлатманом, живущим высоко в горах. Он лечит людей травами, а вокруг своего дома разбил огромный ботанический сад из лекарственных растений со всего мира. Местные жители очень хорошо отзываются о его способностях, утверждают, что в его практике были случаи излечения рака. А сам Давлатман гордится своим садом и утверждает, что со временем он станет больше Хорогского Ботанического сада. Единственное о чем жалеет памирский лекарь, – это отсутствие учеников.

bmZz1-zB6QE

oLCjawyXr0w
С памирским ученым Саркором Абдоловым

nQxA5IYcX1A
С лекарем Давлатманом в горах над Дерзудом

Николай Александрович также рассказал о встрече с Холмамадом, уникальным человеком, которого знает весь Таджикистан, живущим в Ваханской долине. На прием к нему записываются задолго вперед, в том числе известные в стране люди. Но он принимает не всех и на должности не смотрит.

- Узнав, что я приехал их России, он пригласил в гости. Я до сих пор храню его тумор – оберег от злых сил.

На Памире немало храмов огнепоклонников

- В кишлаке Богев находится, наверное, самый знаменитый храм огнепоклонников. Он стоит на горе, которая интересна тем, что здесь расположена древняя крепость Кафир Кала. Здесь, по легендам, был и прятался от врагов Имам Али – в камнях остались следы его локтей и следы копыт его коня, на горе имеются древние надписи на арабском языке. Есть на Памире и останки древнего буддистского монастыря.

oaIsfE2oOVQ
Храм огнепоклонников

Из других ярких воспоминаний Памира – голова дракона

- Огромный камень неподалеку от пограничной реки Пяндж, закрытый от посторонних глаз садами и изгородями небольшого кишлака, имеет форму, в точности повторяющую голову дракона. Я понимаю, что природа создает весьма причудливые вещи, но у этого камня есть впадины на месте «глаз» и «ноздрей». Сам камень состоит из твердой породы, а «глаза» и «ноздри» – из мягкой. Местные отламывают в этих местах кусочки камня и, кроша их пальцами, посыпают раны. Говорят, помогает.

Вообще же, на Памире много интересного, вспоминает Николай Александрович. Например, интересно русское кладбище в Хороге с могилами 40-60 годов, посреди которого стоят два огромных камня. На одном белой краской выведен огромный православный крест, на другом находится древний петроглиф.

Пограничная река Пяндж
Пограничная река Пяндж

Впечатлила религия памирцев

- Я раньше думал, что здесь живут такие мусульмане, как и у нас в России, но оказалось, что Памир единственный регион бывшего СССР, где проживают мусульмане шииты, исповедующие памирский исмаилизм. И даже здесь, в вопросах сохранения истории памирской религии, русские сыграли большую роль. До сих пор на многих международных мероприятиях исмаилитов вспоминают русского графа Алексея Бобринского, организовавшего несколько экспедиций на Памир и собравшего уникальную этнографическую коллекцию, которая хранится в Этнографическом музее Петербурга. Также памирцы хранят в своей памяти имена востоковедов Владимира Иванова и Ивана Зарубина.

Николай Захарчев рассказал о еще одном историческом факте, который не получил широкой огласки: советские пограничники через два месяца после официального окончания Афганской войны вели бой на территории Афганистана

- Афганская война была закончена 15 февраля 1989 года выводом советских войск. На участке ответственности Хорогского погранотряда находится кишлак Зангирье. Там живет религиозная община исмаилитов, которая поддерживала хорошие отношения с пограничниками. В апреле 1989 года стало известно, что на кишлак решили напасть бандгруппы. Миролюбивые исмаилиты обратились за помощью к советским пограничникам. Москва одобрила решение оказать помощь общине, но действовать надо было тайно и четко. Боевую операцию по спасению кишлака исмаилитов Зангирье на территории Афганистана пограничники Памира провели в апреле, то есть через два месяца после того, как генерал Громов на весь мир заявил, что за его спиной не осталось ни одного советского солдата.

Был в кишлаке Имц, где стреляла знаменитая трехлинейка Мосина

JVDrK5HchuQ
С жителем кишлака Имц М.Ватаншоевым на месте, где в 1893 году впервые в бою была применена легендарная “трехлинейка”

Николай Александрович рассказал, как летом 1893 года у кишлака Имц отряд капитана Сергея Ванновского, шедший из Шаджана к Афганистану, был встречен афганским отрядом, превосходящим русский отряд по численности в пять раз. Но он не повернул назад и вступил в бой. И именно в этом бою, 30 августа 1893 года, сделала свой первый боевой выстрел легендарная «трехлинейка», винтовка Сергея Мосина (магазинная винтовка, принятая на вооружение Российской Императорской армии в 1891 году).

- Местные жители помнят место, где стреляла трехлинейка. «Я не помню, и отец мой не помнит. Ему дед рассказывал, а отец мне рассказывал», – говорил М. Ватаншоев. Так вот винтовка эта была на вооружении солдат опять же 2-го линейного батальона. Фамилии их известны. Может, тоже наши земляки?

Кстати, о земляках: Николай Захарчев инициировал установку в Старой Майне мемориальной доски в честь пограничника Юрия Кологреева

- О том, что в Старой Майне жил Юрий Кологреев, погибший на афганской границе, я, конечно же, знал. Знал и о том, что 12 июля 1993 года пограничная застава «Саригоры» на афганской границе совершила подвиг, отразив вооруженное вторжение на территорию Таджикистана регулярной армии Афганистана и вооруженной оппозиции. В Интернете познакомился с участниками того боя, с теми, кто в составе резерва отряда шел на помощь окруженной заставе. Узнал, что в стране до сих пор нет ни одного памятного знака участникам того боя, и решил, что Старая Майна достойна увековечить своего героя. Идею поддержал директор нашего техникума В.А.Ильин. Деньги собирали со всего СНГ – и белорусы помогли, и украинцы. На открытие приезжала киногруппа Центрального Музея погранвойск России. Сюжет об открытии включен в документальный фильм «Двенадцатая застава. Июль 93-го». Это было в феврале 2008 года, а с 2009 года меня в районе, почему-то перестали привлекать и приглашать на мероприятия, связанные с историей, и я переключился на изучение памирской истории России.

Занимался изучением заброшенных деревень нашей области

До Памира Николай Захарчев занимался историей края. Например, много писал о нашем земляке, сказочнике Абраме Новопольцеве, изучал его родословную. Совместно с Российской Академией Сельского хозяйства (ВАСХНИЛ) организовывали и проводили Всероссийский год Новопольцева. А основной темой было изучение заброшенных деревень нашей области.

- С каждой такой деревней уходит целый пласт культуры, обычаев и традиций, которые в других селах не встречаются. Даже рецепты обыкновенных блюд в каждой деревне имеют свои тонкости, характерные только для этой местности. А сколько названий ушло от нас безвозвратно? Я работал со Всероссийским обществом «Энциклопедия Российских деревень». Рад, что это увлечение сблизило меня со многими краеведами, например старомайнцем Ю.Н.Мордвиновым.

Кстати, в прошлый раз мы писали о русском генерале Михаиле Ионове, который совершил несколько походов на Памир, вытеснив оттуда Афганистан и Китай, и остановил притязания Британии на этот регион. Так вот, его внучка Елена Владимировна в начале 20 века была замужем за предводителем дворянства Львом Молоствовым из Спасского уезда Казанской губернии. У него было много имений, одно из которых находилось в селе Кокрять (ныне – Старомайнский район).

Удивляет то, что Россия сама, добровольно, уходит с этих мест

Здесь до сих пор с уважением относятся к имени Ленина. Улица его имени в Ишкашиме.
Здесь до сих пор с уважением относятся к имени Ленина. Улица его имени в Ишкашиме

- Памир это, наверное, единственный край бывшего СССР, жители которого писали открытое письмо Владимиру Путину с просьбой не выводить российские погранвойска со своей территории. Там еще есть люди, которые помнят Россию и пытаются всеми силами сохранить историю. В Хороге местные жители рассказывают историю о том, как в 2004 году проходил вывод российских пограничников с Памира и в погранотряде долго не могли найти человека ни среди россиян, ни среди памирцев, который бы согласился на церемонии вывода опустить флаг России на флагштоке отряда. Я очень удивился, когда, приехав последний раз, увидел в центре Хорога новую гостиницу, названную в честь офицера русской армии Эдуарда Кивикеса. Молодые ребята, памирские бизнесмены, создали фонд имени Кивикеса и вкладывают свои деньги в сохранение русской истории Памира. Что обидно – ни одна газета России об этом не написала.

Эти Горы уже Гиндукуш
Гиндукуш

- Сейчас многие страны борются за влияние в этом регионе: Афганистан имеет здесь свое консульство, американцы свой клуб, где знакомят молодежь со своими традициями, языком, культурой. Только Россия, имея здесь традиционно уважение, ничего не предпринимает, чтобы усилить свое влияние на Памире. Получается, что сейчас у нашей страны нет денег и желания взять в аренду комнату в бизнес–центре Хорога и организовать там Русский клуб, хотя содержание такого объекта под силу бизнесмену средней руки. И такая политика уже сказывается: молодежь в Хороге все больше тяготеет к английскому языку и западноевропейской культуре. Упускаем мы Памир, нельзя так.

Ваханская долина. Горы вдали - уже Пакистан.
Ваханская долина. Горы вдали – уже Пакистан

Юлия Узрютова. Фото предоставлены Николаем Захарчевым

Оцените новость:
  • (100 голосов, средний: 4.81 из 5)
    Загрузка ... Загрузка ...